КОРЕЙСКИЕ СЕРИАЛЫ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » КОРЕЙСКИЕ СЕРИАЛЫ » НОВЫЕ СЕРИИ, ПРОМО, СОДЕРЖАНИЕ СЕРИЙ, ФОТО » ВЕЛИКОЛЕПНЫЙ ВЕК СОДЕРЖАНИЕ СЕРИЙ


ВЕЛИКОЛЕПНЫЙ ВЕК СОДЕРЖАНИЕ СЕРИЙ

Сообщений 1 страница 30 из 129

1

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ К СЕРИИ ВЫХОДИТ КАЖДЫЙ ПОНЕДЕЛЬНИК В ТЕЧЕНИЕ ДНЯ

ПОЛНОЕ СОДЕРЖАНИЕ СЕРИИ ВЫХОДИТ КАЖДЫЙ ЧЕТВЕРГ ДО ОБЕДА

0

2

СОДЕРЖАНИЕ 90 СЕРИИ ДЛЯ НЕСЕРЬЕЗНЫХ

Спасаясь от киллерши, Хюррем хватает ближайший факел и, размахивая непременным олимпийским атрибутом, начинает древний ритуал по изгнанию бесов из окружающей себя действительности. В разгар сеанса экзорцизма врывается прибежавший почувствовавший запах дыма любитель горяченького Сюмбюль и застает картину маслом: Хюррем как сошедшая с дистанции носительница Олимпийского огня сползает по мраморной стене, а присутствующая при этом Диана стоит в отдалении, не решаясь подойти ближе к явно находящейся в сумраке Султанше.
Хюррем приводят в чувство. Диана велит служанкам первым делом унести из покоев фонящую психотропным дымом аромалампу. Хюррем, отпив водички и приведя горловые децибелы в норму, посылает Диану вон. Сюмбюль пытается образумить Хюррем, в ответ на ее подозрения, что Диана – засланка и прочая, прочая, аргументирует, что у Дианы было предостаточно времени и возможностей, чтобы зачистить царское помещение от Рыжей оккупантки, однако же она этого не сделала.
Династийные сестрички обсуждают, как лучше пристроить золотишко, завербовав сторонников Хюррем. Начать решили с Главного Швейцара, давшего показания, указывающие на то, что Хатидже, как унтер-офицерская вдова, высекла себя сама.
Хюррем приказывает читать Коран в своих покоях, дабы выгнать, наконец, бесов и бесят со своей территории. Михримах и Эсма Хан присутствуют при данном священнодействии.
Главная матрако-площадка. Сулейман и сыновья пришли помахаться дубинками. Предложив присутствующему Матракчи померяться, у кого больше (сноровки, в смысле), Сулейману в какой-то момент на месте пропитой морды Насуха померещилась чаще посещаемая его, чем законная жена, физиономия Покойнага Ибрахима. В результате прострации от временной зрительной иллюзии Повелителю прилетело матраком от Матракчи (вполне легитимная возможность дать по морде царю). Как это часто бывает, хорошая затрещина приводит в чувство лучше нашатыря, и, увидев в глазах попутавшего берега Матракчи откровенную ненависть, Сулейман, отправляя противника в нокаут, напомнил, кто здесь Султан, а кто – половой коврик.
К вызванному пред свои Династийные очи Главному Швейцару было применено психотронное оружие в виде рева Хатидже, не пережившей осознания того факта, что ЕЕ(! ), ЧЛЕНА ДИНАСТИИ (!! ) вздули (!!!), как нерадивую наложницу на фалаке, и бросили в лесу, как мешок с мусором.
Оставшийся в живых и даже при разуме, ответчик поспешил в покои Хюррем, где его визит зафиксировала Диана, отправленная затем за дверь. Напуганный Династией Шахин Ага доложил Хюррем, что ему предложено освободить занимаемое место Главного Швейцара в обмен на золото, и он опасается за свою жизнь, потому как Психея чуть не задушила его самолично. Хюррем, понимая, что Сестрички хотят поставить своего человека на ключевой пост, велит Шахину не дергаться и продолжать спокойно исполнять свои обязанности.
Тем временем Бали Бей подкараулил Рустема, и поинтересовался, почему он до сих пор лицезреет в Топкапах бородатую физиономию, в то время, когда Диярбакырские куры несутся и свекла колосится без зоркого губернаторского пригляда. Рустем напоминает, что есть вещи поважнее, например, поиски сокровищ Покойнага Ибрахима. Малкочоглу интересуется, не потому ли Рустем перерыл и его комнату, и утверждает, что ему-то нечего скрывать. Рустем не упускает возможности напомнить о шурах-мурах с Айбиге, чуть было не приведших к потере Великолепноусатой головы. Бали Бей утверждает, что это была провокация, и он чист, як стеклушко, и больше на подобном не спалится. Ну-ну.
Михримах в разговоре с Эсмой Хан высказывает мысль, что поддельное письмецо Малкочоглу – дело рук кузины. Та отрицает, и уверяет, что Бали Бей не останется равнодушным к прелестям Михримах, а тот, кто пытается влезть между парочкой, сам не прочь занять место ББ.
Диана вызвана на ковер к Шах по поводу написанного ею ранее письма к Махидевран. Чавой-то ты, милая, писульки пишешь в обход меня, когда Я и только Я, Династия, смею указывать тебе, что и как делать. Диана докладывает, что Главный Швейцар посетил Хюррем. Шах велит Диане его убить.
Пришедшая к Шах Гюльфем докладывает, что ночью в гареме было файер-шоу, в главной роли зажигала Хюррем. Наложницы трепались, что это Диана сработала огнетушителем, прервав представление. Шах велит Мрачному решить проблему с Дианой, так как уже не в первый раз киллер выступает в роли спасателя.
Хюррем встречается с Рустемом и интересуется, а что там с золотишком? Рустем сообщает, что выдать тайну золотишка может только Хатидже, не без участия Шах и Лютфи. Таким образом, есть все шансы «одним махом семерых убивахом» (с).
Придя к себе, Малкочоглу застает в отведенных ему помещениях царскую дочь, которая пришла поинтересоваться, нашелся ли тот плохой человек, внесший смуту в историю с письмом. Малкочоглу вежливо выпроводил Оманскую Лолиту под предлогом сохранения репутации оной. Напоследок, чтобы не расслаблялся, Михримах высказала желание получить ответ на письмецо, которое до ББ не дошло, но ежу понятно, что там было написано. На усатом лице ясно читается мысль «Так вот для чего меня вернули в сериал!».
Хюррем извиняется перед Дианой за свои подозрения в ее адрес и отправляет ее спать.
Сулейман в своих покоях выслушивает внешнеполитический доклад. Приходит Аяз с донесением, что и внутри неспокойно, один Паша сговорился с персами и готовит восстание. Лютфи выступил в защиту подозреваемого, однако, выслушав мнение Рустема, Сулейман велит Аязу расследовать этот вопрос.
Диана ведет Главного Швейцара Шахина якобы к Хюррем, их видит Бали Бей. Проходя по коридорам, Шахин видит лежащее тело и подходит посмотреть. Пока он пытается нащупать пульс, труп оживает и легким движением руки превращает в труп Шахина (увы, не сценариста, а Главного Швейцара).
Хюррем тем временем велит проверить, на месте ли в своей комнате Диана, и, услышав, что ее там нет, в сопровождении Сюмбюля направляется на поиски подозрительной калфы.
А Диана убегает от сообщника, вознамерившегося зачистить следы преступления путем избавления от отработанного материала (Дианы). Проходившие мимо Хюррем и Сюмбюль натыкаются на труп Шахина (увы, не сценариста, а Главного Швейцара), слышат крики и возню в коридорах вверенной им территории, указывающие на убийство, а не на плотские утехи (чай, не Версаль).
Прибежав на вопли Дианы, Сюмбюль и Хюррем становятся свидетелями того, как некий господин наносит ножевое ранение Диане, и та оседает кулем на мраморный пол. Сюмбюль с криком «кияяя» бросается на киллера, но куда ему, любителю пожрать во все свое свободное время, справиться с профессиональным метателем колюще-режущих предметов. Среди всюду разбросанных тел Хюррем остается один на один с подступающим убивцем. Казалось бы, вот он, бонус, да больше – Джекпот, для Сестричек, послали убрать зарвавшуюся калфу вкупе с не чтящим Династию Главным Швейцаром, а заодно и Главную Мозоль Османской Династии ликвидировали. Так нет. Недоубитая киллерша убила киллера. Вот такой вот топкапский палиндром.
Сестрички ждут известий.
Хюррем навещает Диану в лазарете и интересуется, ху из Фахрие. Диана делает чистосердечное признание, рассказывая свой путь перемещения из Манисы в Топкапы через руки Хатидже и Шах и раскрывая свои истинные функции.
ББ ведет дознание, допрашивая Диану. Как так : ты вышла вместе с живым Шахином, а оказалась рядом с мертвым Шахином. Диана отмазалась, не впервой. Султаншам мозги пудрила, а Усатому Прямолинейномыслящему и подавно.
Сюмбюль просит Хюррем не верить Диане, но Хюррем напоминает, что и сам Сюмбюль когда-то играл в противоположной команде, однако, поди ж ты, сейчас верен Хюррем. Сюмбюль умолк, нечем крыть.
Пришедшая Хюррем выказывает Малкочоглу претензии в том, что в Гареме шастают все кому не лень: хошь убивай, хошь грабь, раз уж Главного Швейцара ликвидировали, чего уж говорить о нас, простых смертных Султаншах? Бали Бей, как обычно, обещает лично расследовать этот инцидент.
Мрачный докладывает Династиям обстановку: Диана жива, посланный киллер упокоен, Главный Швейцар – тоже. Хатидже говорит, что Диана все расскажет, но Шах успокаивает ее тем, что Диана – калфа Хюррем, так что ей никто не поверит.
Диана рассказывает Хюррем, что неадекватное состояние последней было вызвано благовониями, изготовленными упокоенной Солохой, а потому не будет больше черного дыма и пляшущих чертят в рыжей голове. «Тьху ты, а я-то думала» - подумала Хюррем.
Бали Бей докладывает Сулейману, какие дела творятся в сарае. Сулейман, наученный опытом, интересуется, а султанши (неважно, какие) замешаны? Малкочоглу надеется, что нет.
Маниса. Янычары на плацу приветствуют торжественный выход Мустафы. Не щадя глотки, просидевший всю войну на печи Львеночек осыпает комплиментами вернувшихся с похода. Присутствующий Барбаросса также получает порцию лести. Громкие слова громким голосом заканчиваются раздачей золотого запаса из манисских закромов.
Манисский Гарем. Веселье, танцы. Присутствующая на празднике Венеция наблюдает, как одна из наложниц нянчится с дочкой Мустафы. За Венецией в свою очередь наблюдает Айше, которой непонятно, что это Рафаэлло делает в Гареме. Махидевран интересуется, почему Венеция такая потерянная, неужели из-за сгоревшего корабля? Венеция намекает, что неплохо бы получить ей торговые льготы. Провожая Венецию до выхода, Махидевран обещает посодействовать. Возвращавшийся с плаца Мустафа получает приглашение Венеции заглянуть как-нить вечерком, что не ускользает от внимания бдительной Мамы.
Базар. Шекер, закупающий продукты, становится свидетелем, как глашатай объявляет о предстоящей распродаже имущества Покойнага Ибрахима, вызвавшей немалый ажиотаж среди населения. За соблюдением распродажи конфиската следит Эбу-Сууд. Матракчи пришел посмотреть, как раскупаются вещи его хозяина. Из-за угла за происходящим безобразием наблюдает Хатидже.
Сулейман велит наказать проворовавшегося Пашу, Аяз предлагает это дело поручить Мустафе для приобретения опыта, Сулейман согласен. Диван закончен, разойдись по углам.
На манеже появляется новый персонаж – Касым Паша, недовольный тем, что Аяз слил проворовавшегося управленца. Видимо, именно ему предстоит донести до умов непонятливых зрителей, что Великий Визирь Аяз на самом деле - жалкая ничтожная личность, решившая поднять свой упавший во время неудачного военного похода рейтинг путем кадровой революции. С момента вступления в расстрельную должность на Аяза не наезжает ну только что стенографист.
Хатидже видит кафтан Ибрахима на совершенно постороннем мужике. Матракчи в обмен на мешочек с бакшишем получает кафтан обратно. Хатидже желает выкупить все оптом, несмотря на то, что это запрещено, Эбу Сууд дает распоряжение прекратить торги. Хатидже благодарит доброго старичка, придумавшего, как правомерно казнить ее мужа. Шекер становится свидетелем случившегося.
Лютфи предлагает Сулейману освободившуюся вакансию Главного Швейцара заполнить Мрачным. Тем временем Хюррем проводит собеседование со своим кандидатом на ту же должность.
Эбу-Сууд, сменив свою парадно-выходную тыквенно-чесночную шляпу на домашнюю шапочку, проводит молитву покаяния для Хатидже (не знаю, как это называется точно, прошу прощения).
Эсма Хан посещает Мехмета в его комнате. Беседу прерывает пришедшая Хюррем, которой не по душе такие посещения, и она предупреждает Мехмета о сохранении дистанции во избежание ненужных сплетен. Бдит, мама, бдит. Лучше, мамо, обеспечьте бычьими пузырями созревшего сына, мало ли что.
Лютфи докладывает супруге, что ее приказ выполнен, и он порекомендовал Мрачного на интересуемую их должность. Шах уверяет, что и Рустему, и Аязу скоро придет кабздец. Лютфи, высказав своей благоверной, что пока та поддерживает Хатидже, неизвестно, кому кабздец придет раньше, заявил, что любить Хюррем они не должны, а вот выражать ей должное уважение обязаны и неча так явно враждовать с ней, вогнав тем самым Династию в шок. Как? «И ты, Брут?» (с)
Хюррем пришла к Сулейману и в ответ на заявление о том, что она не чувствует себя в безопасности в собственном доме, когда даже швейцаров убивают на рабочем месте, получила отповедь, что какая хозяйка, такие и тараканы, плохо управляешь вверенным коллективом, дорогая. А посему, дабы исключить неверные кадровые решения супруги в заполнении вакансии погибшего на рабочем месте сотрудника, заботливый супруг уже позаботился и назначил на освободившееся место Мрачного.
Хюррем, получив от любимого такую свинью, приказала срочно доставить Рустема.
Михримах делится с Эсмой Хан тем, что Малкочоглу, олень такой, никак не решится и не пришлет весточку. А Малкочоглу становится объектом расспросов Матракчи, который в курсе, что Михримах писает кипятком при виде усатой морды. Вот, даже Матракчи в курсе.
Приехавшая к Шах Афифе сообщает, что Мрачный назначен Главным Швейцаром по приказу Великолепнейшего. Шах довольна, а вот новоиспеченный швейцаровский Главнюк – не очень, не хочеццо отрываться от любимой хозяйки, оставлять ее на половое растерзание законному мужу, тем более, когда сарай превратился в сокровищехранилище. Шах успокаивает своего питомца, что он может лицезреть ее, когда захочет (и даже в любом виде, тока тсссссс).
Хюррем делится печалькой по поводу назначения Мрачного с Рустемом. Что же получается? Это теперь в случае членовредительства очередной золовки так просто не вывезешь тело на свалку? «Замуровали, демоны» (с). Рустем успокаивает ее тем, что скоро и Шах, и Хатидже покинут съемочную площадку. Как так? А вот так, жадность фраера сгубила – это классика классик. Заплатив 600 тыщ акче за барахло, конфискованное у покойного Ибрахима, вдова не учла, что каждая ее трата должна быть записана в дворцовых гроссбухах. Поскольку эти траты не были зарегистрированы, так сказать, не был представлен авансовый отчет, возник справедливый вопрос: откуда у безутешной, находящейся на иждивении государства вдовы появились средства на комиссионный шопинг? Рустем предлагает способ, благодаря которому у спрятанного золота вырастут ноги, и оно само придет в казну.
Особняк Венеции. Пришел Мустафа в сопровождении своей верной гувернантки Ташлы. Венеция представляет Мустафе лысика Бенито с супругой. Ужин, во время которого лысик без лишней скромности просит предоставить ему те же льготы, что получила Венеция, скоропостижно прерывается по причине недовольства Мустафы наглым собеседником. Поспешив вернуть на место срывающегося с венецианского крючка Львеночка, Венеция просит Мустафу остаться на ночь. Но Шехзаде уже подрастерял пыл, разговоры о выгоде подействовали как холодный душ, а потому, домой, домой, к своим курочкам.
Махидевран трапезничает, между делом веля Фидан произвести очередной отбор красивых инкубаторов для вынашивания и родов шехзаденка для Мустафы. Появившаяся Айше стучит, что Мустафа уехал на ночь глядя.
Рустем, придя домой, велит Нигяр собирать вещички, так как они уезжают через пару дней обратно, в Кемску волость. Как же так, подумала Нигяр, я ж еще и не начинала дочь искать, а уже возвращаться. Напомнив супругу, что он должен найти Золото Партии, Нигяр получила ответ, что нечего искать, Аяз узнал, что золото в сарае Шах и дело за малым – произвести обыск и конфискацию. Посетовавшему, что вот теперь Аяз еще и награду получит, Рустему осталось ждать, когда запущенная дезинформация дойдет до ушей Династийных сестричек и заставит их самолично раскрыть местонахождение утаенных от правосудия средств.
Династии обсуждают назначение Мрачного, теперь у Хюррем связаны руки, осталось прибрать к рукам Малкочоглу. Даже получив по царственной морде, Психея не оставляет мысли и дальше вредить Хюррем.
Топкапы. Находясь на нижнем балконе, Михримах вносит смуту в душу Малкочоглу, находящегося на балконе верхнем.
Мрачный целует халат Сулеймана, благодаря за оказанное высокое доверие. На выходе его встречает Сюмбюль. Мальчишки обмениваются комплиментами. Сцену прерывает подошедшая Хюррем, настроение которой не испортит даже лицезрение отвратительной рожи новоиспеченного Главнюка швейцаров. Сюмбюль сообщает Хюррем, что усЁ готово, почтовая голубка Нигяр заряжена дезинформацией и уже понесла ее по назначению.
Династии трапезничают. Шах интересуется, куда это Хатидже ходила в компании Матракчи. Узнав, что Хатидже скупила Ибрахимов секонд-хэнд, достав средства из ТОЙ САМОЙ шкатулочки, расположенной где-то в доме ниже уровня земли, Шах убедилась, что Хатидже действительно не изуродована интеллектом. Высказать сестре, что ее IQ не тянет даже на средний уровень, помешала принесшая интересную новость Нигяр.
Аяз просит освободить занозившего на него Касыма от занимаемой должности визиря Дивана. Сулейман интересуется мотивами кадрового решения Аяза, тот аргументирует его непочтительностью и хамством увольняемого. Сулейман не против. Пришла Хюррем. Услышав, как Аяз докладывает о нахождении Барбароссы в Манисе, рядом с Мустафой, и о том, что Львеночек разбрасывается золотом, награждая янычаров за недоведенный до конца поход, Хюррем подумала: «Это я удачно зашла». Глядишь, и делать-то ничего не придется, Львеночек сделает все сам. Какой хороший день, ля-ля-ля!
Видя, что Сулейман в гневе от самовольства старшенького наследника, Хюррем «успокоила» его тем, что воины ну очень любят Мустафу, а он – их, вот и поощрил материально.
Услышав, что намечается обыск, Шах запаниковала и предложила сразу сдаться и все сдать самим. Но Психея не для того в лесу валялась, чтобы вот так, без боя, все отдать, а посему заявила, что золото вывезут ночью.
Диван. Касым (которого уволили) жалуется Лютфи, что Аяз его гнобит, на что получает совет вести себя поспокойней, не налетать с кулаками на Великого Визиря. Появившийся Аяз приглашает пройти пашей в Диван, сообщая Касыму, что он свободен от занимаемой ранее должности. Наконец-то, и у Аяза хороший день.
Маниса. Махидевран допрашивает Ташлы на предмет вечерних отлучек Мустафы, нет ли в маршруте их ночных прогулок особняка одной развратной венецианки? Тошни не впервой сдавать друзей, а потому выложил как на духу. Истинно так. Был, пил-ел, лапшу на уши принимал. Но ничего такого, по крайней мере, он, Тошни, свечку не держал.
Подтвердив свои давние подозрения, Махидевран почтила визитом сына и выразила сомнения в качестве его памяти, учитывая недавний опыт с вольной пастушкой. Но Мустафа не стал слушать заботливую маму, вырос уже, мамо, хватит!
Лысик Бенито давит на Венецию, чтобы та пошевелилась и выбила из Мустафы нужные ему привилегии, иначе не увидит ни Мустафу, ни Лукрецию.
Махидевран, придя навестить внучку, застает наложницу, в отсутствие Айше нянчившуюся с дочкой Мустафы. Данной наложницей является Румейса, будущая любимица Львеночка, а по совместительству, потерянная сестра Венеции – Лукреция. Каким образом исторически достоверно известное имя Нади Франкос трансформировалось в Лукрецию, сценаристы не пояснили.
Хюррем принимает клятву верности от Дианы. Прибежавший Сюмбюль доложил, что все заряжено: оппозиция начала погрузку золота.
Хюррем, предпочитая ковать железо, не отходя от кассы, посещает Сулеймана с известиями о строительных работах благотворительных объектов. Пришедший Рустем сообщает Сулейману важную новость.
Малкочоглу подкарауливает Михримах в коридорах и отдает ей ответное письмецо. Решился-таки. Появившийся из-за угла гоп-стоп Мрачный засек эту картину.
Погрузка золота продолжается. В разгар погрузочных работ появляется Рустем, внося смятение в души наблюдающих за погрузкой Династий. Явно наслаждаясь произведенным эффектом, Рустем объявляет появление прибывшего на белом коне Сулеймана. «И вот когда вы в двух шагах от груды сказочных богатств, Шанс говорит вам «Бог подаст…» (с)
Сулейман приказывает раскрыть мешки. Рустем демонстрирует, что в мешках не зерно и корнеплоды, а золотые монеты. Вот это урожай!

To be continued….

скопировано из контакта

+2

3

СОДЕРЖАНИЕ 90 СЕРИИ  ДЛЯ СЕРЬЕЗНЫХ

Хюррем Султан по прежнему не в себе, увидев кошмар она отбивается от Фахрие Хатун, которую считает убийцей нанятой ее врагами «- Не подходи вы не убьете меня…». Фахрие пытается забрать факел у Султанши и успокоить ее, в этот момент заходит Сюмбюль ага. Хюррем падает в обморок. Её переносят к себе в покои, Сюмбюль отчитывает служанок за невнимательность, однако главная забота Хюррем это Фахрие Хатун, которая как она считает пыталась ее убить, она прогоняет женщину обвинив ее в предательстве.
Во дворце Ибрагима Паши Шах Султан и Хатидже Султан думают над тем как и кого нужно подкупить что бы действовать против Хюррем, они решают подкупить некоего Шахин агу.
Сулейман в саду дворца наблюдает своих шехзаде играющих в игру матрак, с ними Насух Эфенди и Малкочоглу. Повелитель решает присоединится к игре.
Хюррем в компании знатных женщин читает Коран в своих покоях.
Во время игры Сулейману видится Ибрагим вместо Насуха Эфенди, растерянный он побеждает и уходит прочь. Все замечают странное поведение Султана Сулеймана.
Шахин ага получает нагоняй от Шах и Хатидже.
По окончании молитвы он появляется в покоях Хюррем Султан, ага просит выслушать его, как оказалось он боится сестер Повелителя которые предложили ему уйти с поста добровольно иначе ему придется не сладко. Хюррем приказывает аге продолжать работу невзирая на угрозы.
Рустем паша и Малкочоглу ведут напряженный разговор, хитрый паша напоминает Бали Бею историю с Айбиге Хатун, однако последний не поддается играм Рустема и отрицает какую либо вину перед Османами иначе он не был бы во дворце рядом с Повелителем.
Михримах и Эсмахан говорят о поддельное письме Малкочоглу. Михримах хочет знать автора и подозревает в этом Эсмахан, но она все отрицает.
Шах призвав к себе Фахрие – Диану говорит что знает о ее письме в адрес Махидевран Султан., Султанша напоминает что теперь она её госпожа и ее приказы должны исполняться. Фахрие Хатун рассказывает что угрозы не подействовали на Шахина агу и он по прежнему исполняет свои обязанности. Шах отдает приказ избавится от него.
Гульфем присоединяется к сестрам и рассказывает о том что Фахрие Хатун спасла ночью Хюррем, которая будучи не в себе чуть не сожгла себя. Теперь она стала проблемой от которой придется избавляться.
Марджам ага докладывает что вестей из дворца пока не поступало, Шах озадачена.
Диана рассказывает о себе, о том что она служила у Махидевран сСултан, а затем ее отдали на служение к Хатидже. Получив приказ она должан была убить Хюррем, но потом ей был дан приказ шпионить.
Утром следующего дня к Диане приходит Малкочоглу, который допрашивает ее о смерти Шахин аги.
Сюмбюль возмущен тем что Диана смогла обвести всех и даже его, он предостерегает свою госпожу, но Хюррем напоминает ему о тех временах когда и они были врагами. Хюррем решает помочь Диане.
«Убийца Джавер ага мертв. Фахрие жива» - с этими новостями Марджам ага пришел к Шах и Хатидже, султанши понимают что теперь они потеряли союзницу в лице Дианы, которая наверняка раскроет карты перед Хюррем.
Хюррем просит Диану рассказать о той порче которую навела на нее Хатидже.
Бали-бей докладывает Сулейману о случившемся убийстве и возможных исполнителях, султан подозревает сестер…
Маниса.
Шехзаде Мустафа в очередной раз навещает вместе с Ташлыджалы Сеньеру Габриэлу где знакомится генуэзским торговцем. Он разозлился когда завели разговор о правах торговцев и ушел, Габриэла попросила прощения у шехзде так как не хотела бы осложнения их отношений.
Махидевран пресекает жалобы Айше на отсуствие Шехзаде Мустафы и приказывает отобрать девушек для сына способных родить ему наследника.
Нигяр получает новость от мужа что вскоре они собираются в путь, раньше чем планировали так как Айяз Паша сам вызвался отыскать золото Ибрагима.
Хатидже и Шах радуются назначению Марджем аги на должность во дорец к Сулейману, однако они бояться потерять доверие Малкочоглу к которому проявляет внимание Михримах Султан. Сестры боятся что Михримах может сблизится с Бали беем который не сможет отказать султанской дочери.
Мерджем ага приступает к свои обязанностям, Хюррем поздравляет его с назначением.
Шах подозревает что Хатидже с помощью Насух Эфенди смогла скупит все имущество Ибрагима. Их разговор прерывает Нигяр Калфа, которая сообщает что теперь поисками золота занят Айяз Паша.
Айяз паша рассказывает о том что в Манисе шехзаде Мустафа и Хайретдин паша раздают золото янычарам Хюррем становится свидетелем этого разговора.
Не смотря на предостережения Хатидже отказывается возвращать золото. Шах опасается что наказание.
последует и для них с Лютфи Пашой, в случае если правда раскроется.
Лютфи паша вступает в прямое сопротивление Айязу Паше, который увольняет одного из ставленников Лютфи Паши Касыма пашу.
Махидевран переживает за сына и отчитывает Ташлыджалы за то что он не препятствует встреча с с Габриэлой. Затем она с прямым вопросом идет к сыну, однако он отказывается отчитываться за свои поступки.
Габриэлу по прежнему шантажируют сестрой, от нее хотят сближения с Мустафой.
В гареме Махидевран обращает внимание на новую девушку Румеису.
Диана дает слово верно служить Хюррем Султан, но султаншу ждут более важные дела и она идет к Сулейману, она спрашивает про Мимара, вскоре вслед за ней в покои к Повелителю приходит Рустем Паша.
Малкочоглу видимо готов дать ответ Михримах, но каким он будет…
Рустем Паша и Сулейман прибывают во дворец к Хатидже где мешки груженные золотом пытаются вывести из дворца.

скопировано из контакта

0

4

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ 91 СЕРИИ

НАПРЯЖЕНИЕ В «ВЕЛИКОЛЕПНОМ ВЕКЕ» ПРОДОЛЖАЕТ НАРАСТАТЬ!

Сулейман допрашивает сестер, которые прятали золото. Слова Малкочоглу, внезапно появившегося в эпицентре событий, приводят всех в смятение. Сулейман принимает решение о замужестве Хатидже, так как не верит в ее невиновность. Шехзаде Мустафа, в свою очередь, отдает приказ подавить восстание и, сам отправившись в путь, принимает решение, способное поставить его жизнь под угрозу.

Слухи о Малкочоглу, которые распространяет Рустем, заставят содрогнуться весь гарем. Хюррем, намереваясь застать Малкочоглу на месте событий, сталкивается с большой неожиданностью!

Сулейман будет очень разочарован попытками сокрытия золота. Участие Малкочоглу в этом деле приводит всех в замешательство. Хатидже полагает, что Шах Султан проворачивает дела за ее спиной. Сулейман считает Хатидже виновной во всем и принимает решение выдать ее замуж.

Михримах наконец получает ответ от Малкочоглу, от которого давно ждала взаимности. Рустем, которому обо всем становится известно, делает все, чтобы очернить Малкочоглу. Слухи, которые распространяются в гареме, с одной стороны огорчают Михримах, а с другой - предоставляют Шах Султан возможность.

Мустафа, в ожидании приказа о подавлении восстания, отправляется в путь. Хюррем, которой становится об этом известно, поручает Рустему важное задание. Рустем отправляется к Шехзаде Мустафе и сподвигает его совершать ошибки. Выбор, который делает Мустафа, предоставляет Сулейману право вынести решение о его судьбе.

Слухи, которые были распространены в гареме, заставляют Хюррем действовать. В то время как Хюррем попытается загнать Малкочоглу в угол, она сама окажется поверженной в шок тем, что предстанет перед ее глазами.

0

5

СОДЕРЖАНИЕ 91 СЕРИИ ДЛЯ СЕРЬЕЗНЫХ

Что здесь происходит?! - Золото Ибрагима здесь., с этими словами Султан Сулейман предстает перед своими сестрами. Хатидже берет на себя вину и отрицает причастность Шах и ее мужа к делу, однако неожиданно Шах отвечает Султану что это было распоряжение Бали бея собрать найденное золото. Появление Малкочоглу вызывает огромное удивление у Повелителя и Рустема Паши.
Михримах Султан наконец получает ответ от Малкочоглу, прочитав его она просит Эсмахан Султан удалится, как оказалось чувства Михримах безответны.
Хатидже возмущена тем что Шах вершит дела за ее спиной, Лютфи Паша тоже не доволен тем что жена скрыла от него столь важное дело, но Шах лишь заметила что им надо бы благодарить ее за защиту.
Хюррем спешит к Повелителю, но то что она там услышала ее глубоко озадачило и разочаровало.
Она понимает что Бали Бей не на ее стороне.
Малкочоглу предупреждает Мерджема агу не заносится и не забывать о своем положении, в это время Хюррем застает их и предупреждает уже Бали Бея о том же. Султанша спешит на встречу к Рустему Паше.
В то же время Шехзаде Мустафа получает приказ Сулеймана разобраться в деле Пири Паши, следуя приказу Мустафа дает распоряжения.
Рустем Паша и Хюррем опасаются что Малкочоглу станет частью Дивана благодаря усилиям Шах султан и Лютфи Паши, но наиболее важным Хюррем считает теперь другое дело, Султанша намерена дискредитировать Шехзаде Мустафу в глазах отца провалив казнь Искандера Пири Паши.
Шах Хубан приходит на встречу к Сулейману, он дает ей понять что не до конца поверил в историю с золотом Ибрагима Паши и приказывает прекратить потакать Хатидже так как этим она не защитит ее.
Шах спрашивает у Малкочоглу о золоте, которое уже в казне, Султанша советует доверять Мерджам аге как верному человеку.
Михримах не выходит из своих покоев, ее навещает Эсмахан, увидев ее расстроенной она интересуется в чем причина, Михримах не скрывает что Малкочоглу ответил ей отказом.
Рустем требует у Айяза Паши место в Диване.
Шах возвращается обратно во дворец где ее с нетерпением ждет Хатидже которой интересно что с настроением Султана.
В харчевне среди девушек Рустем ага замечает знакомый кулон на шее у одной из девушек с помощью которого он узнает в ней сестру потерянную в детстве.
Султан и Хюррем ужинают в компании детей, после Хюррем подает Сулейману идею послать в помощь Шехзаде Мустафе Рустема Пашу.
Рустем Паша приводит девушку в дом, где их встречает Нигяр., которая расспрашивает его о планах и возможности его назначения на должность покинутую Касымом Пашой.Шах Султан не намерена уступать Хюррем битву , она готова назначить в Диван на место касыма Паши нужного ей человека через возможности Лютфи Паши.
Сулейман с утра направляется во дворец Ибрагима Паши где намерен поговорить с сетрой. Хатидже выходит к Повелителю в сад, там она получает нерадостную весть о ее дальнейшей судьбе, по решению Сулеймана она будет выдана замуж.
Шехзаде Мустафа готов направится со своими янычарами решить дело с Пири Пашой. Перед отъездом он прощается с матерью, Айше и Наргиз. В коридоре его встречает сеньора Габриела.
Махидевран не смотря на нежелание видеть сеньеру все же принимает Габриелу и получает от нее в подарок зеркало.
Хатидже возмущена решением Сулеймана, однако Шах и Гульфем говорят что предупреждали ее что дело может закончится не лучшим для нее образом. Однако для Хатидже единственным мужчиной будет лишь Ибрагим, она всех прогоняет и обещает покончить с собой.
Михримах и Эсмахан встречают Рустема Пашу, но перекинувшись парой слов султанши безразлично проходят мимо.
Сулейман просит Малкочогл поддерживать шехзаде их разговор прерывает приход Михримах и Эсмахан.
Позже обе присоединяются к шехзаде Мехмету в саду, где Михримах просит оставить ее наедине с братом.
В то время как Малкочоглу помогает молодым шехзаде практиковаться в стрельбе из лука, шехзаде Мехмет делает замечание сестре так как ему не нравится ее поведение.
В сад приходит Повелитель в сопровождении Хюррем.
Селим который завидет успехам Баязеда повредил его лук и сделал все что бы брат не попадал в цель, это привело к ссоре братьев на глазах у отца. Сулейман недовольный уходит перед этим сделав замечание Хюррем Султан в том что она недостаточно времени проводит за воспитанием сыновей.
Хюррем наказывает Баязеда.
В лагерь к Шехзаде Мустафе прибывает Рустем Паша, шехзаде не скрывает того что не доволен его присутствием. Рустем удивлен тем что вместе с шехзаде его войско, Мустафа отвечает что перед тем как казнить он намерен допросит Пири Пашу.
Хайреддин Рейс пребывает в столицу где его принимает Сулейман.
Повелитель интересуется делами шехзаде Мустафы, в первую очередь его интересовала причина по которой он вместе с шехзаде радовал золото армии.
Шехзаде Мустафа распрашивает Пири Пашу о его связях с предателями, тем временем Рустем начинает свои игры.
Пири Паша признается что обвинения в предательстве это наговоры Искандера, который со времени смерти Ибрагима паши желает избавится от него. Мустафа в раздумьях, он желает принять справедливое решение. Ташлыджалы советует исполнить приказ Султана.
Нигяр навещает шах Хубан, она приносит новости о Эсмахан Султан, о которой как говорят сплетничают наложницы в гареме буд то она встречается с Малкочоглу тайно.
Малкочоглу в своих покоях застает Михримах, которая намерена доказать что она больше не ребенок, но Бали Бей неотступен.
Шах немедленно вызывает Эсмахан, которую ставит в известность о сплетнях в гареме. Девушка все отрицает и говорит матери что единственное что их связывает лишь пару встреч и разговоров в саду дворца не более того.
Сулейман призывает к себе Эбуса Эфенди, который показывает ему макет комплекса заказанного Хюррем Султан. Сулейман отдает приказ оповестить жену.
До Михримах доходят сплетни гарема о Эсмахан Султан и Малкочоглу, она приказывает немедленно привести кузину во дворец.
Хюррем в восторге от будущего комплекса, однако все же вносит некоторые изменения.
Эсмахан расстроена, она делится с Михримах о том что Шах Султан в курсе сплетен и ей это совсем не понравилось. Михримах не верит Эсмахан, девушка считает что ей нечего доказывать и уходит.
Рустем Паша советует скорее исполнить приказ о казни, но Мустафа твердо намерен услышать обе стороны и приглашает Искандера на разговор, подговоренный Рустемом он говорит о невиновности Пири паши. По окончании встречи Шехзаде Мустафа проявляет недовольство Рустемом Пашой и его вмешательством. Однако Ташлыджалы соглащается с Рустемом Пашой и просит не медлить.
Хюррем хвастает будущими постройками перед Афифе Хатун, помимо этого Хюррем расспрашивает о Хатидже.
Михримах рассказывает новости о сплетнях в гареме.
Шах ведет разговор с Малкочоглу, последний все отрицает и говорит что это наглая ложь, но у Шах иные планы. Она сообщает о своем желании женить их.
Хюррем распрашивает Афифе о правдивости этих сплетен. Михримах говорит матери что Малкочоглу сейчас с Шах ведет разговор и наверняка речь идет о браке.
В харчевне Шекер агу застает Мерджем ага, который предупреждает что подобные гулянки могут ему стоить места во дворце. В спешке Шекер покидает девушек.
Бали Бей в раздумьях, он понимает что попал в ловушку и выкрутится ему будет сложно.
Из Румелии прибывает ставленник Лютфи паши Хусрев Паша.
В Диване обсуждают угрозы исходящие из Европы в лице Папы и Карла. Хайреддин выражает готовность немедленно выступать на море.
Мустафа казнит Искандера своими руками, и оставляет жизнь Пири Паше поверив ему и тем самым не выполнив приказ Сулеймана. Это обстоятельство радует Рустема Пашу и он спешит отправить весть Хюррем, которая насторожена так как идея свадьбы Эсмахан и Бали Бея ей совсем не нравится.
Хусрева Пашу как и хотел Лютфи паша назначают в Диван.
Насух Эфенди советует обратится за помощью к Михримах Султан. Хюррем против свадьбы и думает как этому помешать. Гульфем приходит к Хатидже и сообщает решение Сулеймана выдать ее за Хусрева Пашу.
В саду Хюррем намерена помешать встрече Малкочоглу и Эсмахан, однако вместо нее застает с ним собственную дочь.

0

6

СОДЕРЖАНИЕ СЕРИИ ДЛЯ НЕСЕРЬЕЗНЫХ

Застав на месте преступления Династийных расхитительниц недоконфискованной Османской собственности, Сулейман начинает допрос сестер и Лютфи, так не вовремя для него самого появившегося дома и не понявшего, «А что это вы тут делаете, а?». Хатидже с решимостью камикадзе пытается взять на себя ответственность за финансовые преступления покойного супруга, но Шах, не терпящая, что кто-то еще, помимо нее, получает свою «Минуту славы», заявляет, что в нахождении возле сарая телеги, груженной золотом, и запряженной ездовыми животными, состава преступления нет, потому как конечная цель маршрута данного средства перевозки – Топкапский сарай. На аргументы Рустема, интересующегося, почему же о найденном золоте не было сообщено в момент поисков и почему найденное так неожиданно перевозится куда-то ночью, Шах заявила, что так решил Бали Бей. О как. Не успевшие выпасть в осадок от подтягивания в свою защиту ТАКОГО свидетеля, и Сулейман, и Хатидже, а особенно Рустем становятся свидетелями лицезрения Усатой Морды, вовремя нарисовавшейся к Династийному разбору полетов с подтверждением, что он явился за золотом Ибрахима.
Михримах возвращается в свою комнату с письмецом от ББ, и отослав любопытствующую кузину к себе, пытается постигнуть суть написанного, заключающуюся в том, что старый солдат, не знающий слов любви, предпочитает служить династии на полях сражений, а не в постели одной из представительниц царственного рода, и предыдущий автор письма был прав, а Усатому добавить к ранее написанному нечего.
Лишившись заначки, Хатидже обрушила праведный гнев на так вовремя подсуетившуюся сестру, обвинив ее в том, что она действует за спиной Психеи и думает только о себе. Проводивший гостей Лютфи высказал жене обиду, что ему чуть голову не отрубили, а он ни сном, ни духом. Психея, успокоив зятя, что с такой женой, как ее сестра, у Лютфи голова останется на месте, показала, кто в семье Адамс является настоящим фаберженосителем.
Сулейман, вернувшись к себе, сообщил потирающей от нетерпения ручки Хюррем, что золото найдено, чистосердечно сдано и привезено в казну с помощью Усатого. Хюррем в ах.. ах, как удивлена, но виду не показала.
А Усатый, ставший соучастником делишек Династийных Горгон, напоминает встретившемуся Мрачному, что тот, в первую очередь, несет ответственность перед Падишахом. Ну да, ну да. Хюррем, встретив его при выходе от Сулеймана, приносит поздравления с зачислением Усатого в ряды Династийных шестерок.
Маниса. Мустафа получает письмецо от Аяза, в котором передан Высочайший приказ самолично отрубить голову предателю Пири Паше. Он приказывает начать приготовления. Узнав, что доложивший о предательстве – назначенец Аяза, которого Львеночек в грош ни ставит, велит собрать свои сведения о предателе. Ташлы напоминает, что вообще-то получен Высочайший приказ, а приказы не обсуждают. Но Львеночек велит исполнять СВОИ приказы.
Хюррем встречается с Рустемом и изливает ему свое недовольство вставляющим в их колеса палки Малкочоглу. Рустем предостерегает Хюррем, что положение Аяза нестабильно и Лютфи, при поддержке жены, и ББ, вот-вот возьмут штурмом Диван, как большевики Зимний в 17-м, а он, Рустем, ничего не сможет сделать, находясь в своей Кемской волости, в которую должен отбыть еще вчера. Как же так, подумала Хюррем, в Диване освободилось креслице, а Аяз не спешит предложить его Рустему. Непорядок, надо напомнить ВВизирю. Рустем уведомляет Хюррем, что еще и Мустафа получил приказ о самоличной разделке туши одного из пашей по причине предательства оного. Хюррем решает послать Рустема «на помощь» неопытному в вопросах подавления восстания Львеночку, чтобы тот гарантированно потерпел неудачу. Организацию отправки Рустема к Мустафе и выдачи своему Сивке-Бурке визирского креслица Хюррем взяла на себя.
Шах пришла к Сулейману, обрадовав своим появлением стоящего на страже Мрачного, предпочитающего всем высоким постам место у ног Хозяйки. Сообщив Шах, что в Усатую голову дошло, что там произошло с золотом на самом деле, Мрачный предположил, что ББ на стороне Династийных сестриц. Но Шах уверена, что Усатик решил просто не огорчать Сулеймана (а то вдруг тот, как институтка, в обморок упадет).
Сулейман высказывает Шах, что ему понятен истинный смысл того шоу, что было представлено накануне вечером, и ясень пень, Хатидже, как трудновоспитуемый подросток, вновь отличилась, желая перепрятать золотишко, утаенное от правосудия. В общем, устав гадать, как в следующий раз проявится больное воображение Психеюшки, он, на правах старшего брата, решил ее судьбу.
Выйдя от Сулеймана, Шах встречает Усатого и велит доверять Мрачному, как самому себе. Усатый, пытаясь сохранить лицо, отвечает, что не допустит того, что не понравится Повелителю. Шах согласна, а «як же иначе»?
Михримах, получив очередной отказ от очередного объекта своего воздыхания, в депрессии, в кровати. Кузина, которой не терпится узнать новости, прибежала с утра пораньше попроведать «подружку». Михримах рассказала, что была послана.
Рустем навещает Аяза, которого бесит, что тот еще не свалил в свою Кемску волость, а постоянно крутится в гуще событий. Рустем интересуется, а нельзя ли получить место выпнутого из Дивана Касыма, так как нынешнее рустемово положение губернатора вполне позволяет это сделать. Аяз ссылается на неправомочность принятия таких решений им самим. Только Повелитель решает, кого посадить на свой Диван. Рустем намекает Аязу на национальную дискриминацию хорватов, коим сам является, и отмечает превосходство албанцев, коим является Аяз, в распределении важных государственных должностей. Аязу не привыкать затыкать оборзевших подчиненных, но Рустем намекает также, что ему известен адрес одного особнячка, где Аяз предается разврату. О-о-о. Шалунишка. Аязу нехорошо.
Шах сообщает Хатидже, что Братец-то все-таки не такой уж тупой, все понял, как было с золотом на самом деле, и что вдова получит причитающеюся по закону ей часть, остальное уже оприходовано в казну. Психея интересуется, а что с нею самой-то будет? Шах как бэ не знает. Врееет, по морде видно.
Кабак. Рустем рассказывает проститутке, что уезжает, но скоро вернется, да так вернется, что чертям станет жарко. Случайно в одной из работниц борделя он видит вроде как свою сестру и отбив у посягнувшего на нее клиента орудия его посягательств, интересуется у девушки, как ее зовут и откуда.
Семейство Сулеймановых, за исключением старших детей, ужинают. Погодки готовятся назавтра пострелять из лука. Отправив их спать, Хюррем интересуется, что там с поручением Мустафе и не облажался бы Львеночек, может, отправить ему поддержку в виде опытного Рустема? Сулейман не против, так как отзывы из провинции о Рустеме вполне очень даже хорошие. Хюррем, намекая, что «такая корова нужна самому», говорит, что в Диване ему самое место, тем более вакансия освободилась.
Рустем возвращается к семейному очагу, да не один, а с девушкой, которую представляет как новую служанку. Нигяр в шоке, подозревая совсем не то, что есть. Рустем хвалится, что не сегодня-завтра займет место на самом главном диване империи по протекции Хюррем.
Семейство Адамс в качестве прелюдии обсуждают государственные дела. Мистер сообщает, что в Диван попадет некий Хюсрев Паша, которого кличут Безумным из-за его решительности и храбрости. Шах интересуется, а достаточно ли крепкие у него яйца, чтобы противостоять Хюррем? Лютфи, обнадежив ее, что крепче не бывает, и тем самым усыпив бдительность супруги, не успевшей сделать вид, что у нее болит голова, приступил к хальвету, прочитав стишок, выполняющий функции Сим-сима, открывающего заветную пещерку. Что поделать, пришлось Шах с отвращением отдать супружеский долг, накопленный за долгие годы.
Чихуахуа призывает Психеюшку смириться уже и не испытывать Повелительского терпения, иначе тот детей отберет. Нашла чем напугать, у нее и так уж все отобрали, и золотого мужа, и мужнино золото. Не успевшей выпинать свою псинку за дверь Психее сообщили, что Повелитель ожидает ее в саду.
Сад. Сулейман зачитывает приговор: новый сарай, новый муж, правда, еще не выбрали несчастного, но неважно, готовься. Приговор окончательный и обжалованию не подлежит. Психея плакаль от такой невообразимой жестокости брата.
Маниса. Львеночек напутствуется маманей в дальнюю дорогу и прощается с дочкой. На пути следования попадается Венеция, просидевшая немало ночей у оконца в ожидании так и не заглянувшего в ее вампирское логово Львенка, и пришедшая в сарай напомнить о себе. Мустафа сказал, что едет в командировку, сорри.
Венеция привезла Махидевран очередную взятку в виде зеркала, которое бла-бла-бла, защищает от грехов и прочее. С чувством юмора у Венеции, похоже, все в порядке, дарить благодетельнице зеркало, дабы та не грешила, иначе зеркало разобьется, как минимум, странно.
Хатидже в шоке, что к ее династийному телу, принадлежащему покойному Ибрахиму, на законных основаниях прикоснется какой-то там пашишка. Чихуахуа подумала, везет же некоторым, замуж все выходЮт и выходЮт, а тут уж забыла, как оно выглядит. Пришедшая Шах попыталась успокоить новоиспеченную невесту, что ничего страшного-то не произошло, подумаешь, ну отдашь должок супружеский раз в пятилетку, когда уж совсем припрет, зато новая жизнь и прочее. Психея с очередным приступом паранойи орет, что все-все-все сговорились за ее спиной, особенно Шах легко так рассуждать, потому как выдали ее за Лютфика и счастлива она станет только, когда тому головенку отрубят, а вот она, Психея, прожила счастливо в огромной взаимной любови с Ибрахимом, и вам, убогим, не понять. Шах поинтересовалась, это не от такой ли сильной любови Ибрахим чпокался с Нигяр? Молодцы деффчонки, давят на мозоли друг другу знатно. Утирающей пену изо рта Психее Шах заявила, что выбор у нее невелик: либо сама выберешь себе нового мужа-жертву, либо брат подберет. Психея предложила свой вариант: суицид. Вспомнился анекдот: Психолог, выслушивающий депрессивного клиента на протяжении 4 часов, спрашивает: - Скажите, а вы не думали о самоубийстве? – Нет. – А вы подумайте, подумайте…
Рустем встречает Михримах, та передает ему привет для Мустафы и желает отлично съездить, а сама интересуется, не видели ли где поблизости Усатую морду. Да тут оно, за стенкой, у Повелителя.
Сулейман интересуется у Усатого, что он думает о Рустеме и не пора ли тому войти в Диван, на что ББ отвечает, что пусть лучше Рустем тусит в своей Кемской волости, а то там неспокойнее, чем тут, а высокой чести удостоятся другие персонажи. Сулейман велит собрать сведения о кандидатах. Пришедшая Михримах зовет папаню в сад на «шехзадинские пострелялки».
Рустем, устав встречать на своем пути и в своих делах Усы, поручает одному евнуху распространить нужную ему сплетню по всему гарему.
Сад. Стрелялки. Шехзаде всех мастей пуляют из лука. Усатый показывает младшим шехзадам, как надо натягивать, в данном случае, тетиву лука. Пришел Сулейман с Хюррем.
Нигяр не нравится присутствие новой служанки, которую привел Рустем. Пришедший Рустем рассказывает, что уезжает по делам к Мустафе, а она и вся свита (наложницы, охрана) останутся здесь.
Сулейман рассказывает Хюррем, что Хатидже решено отдать замуж. Хюррем интересуется, кто же этот несчастный. Селим удачно выстрелил, Баязид не очень, Селим заржал. Баязид накинулся на Селима с обвинениями, что тот испортил его лук (так и есть). Сулейман пришел в ярость от того, что младший наскакивает на старшего, да еще в присутствии Его Величества, потому крайней оказалась Хюррем, как неквалифицированная Макаренко.
Хюррем устроила выволочку Баязиду, обвиняющему Селима в порче своего лука. Напомнив, что в любом случае непозволительное поведение, да еще и в присутствии Повелителя, не допустимо, и поскольку в то время не было ни ТВ, ни Интернета, запретила посещать сад, занятия по стрельбе, верховой езде и прочее.
Палатка Львеночка. Прибыл Рустем. Мустафа недоволен его появлением, но приказ есть приказ. Рустем интересуется, почему лагерь тут, а не там где должен быть, чтобы выполнить Высочайший приказ. Узнав, что Мустафа отправил сообщение тому, кого должен казнить без предупреждения, чтобы лично расспросить обвиняемого, Рустем напомнил, что есть четкий приказ Величества, который не подлежит сомнению. Львеночек поставил на место зарвавшегося конюха, по недоразумению ставшему Пашой и посмевшего указать самому Мустафе на неправильность его поступков.
Барбаросса наконец добрался до Сулеймана и уведомил, что все острова Средиземноморья, кроме Крита, теперь османские. Сулейман поинтересовался, как там Львеночек, которого посетил Барбаросса и с какой стати он осыпал золотом янычар, а заодно напомнил, что Барбароссе, как и остальным госдеятелям следует аккуратнее выстраивать свои отношения с Львеночком.
Палатка Мустафы. Привели обвиняемого, который заявил, что все обвинения в его адрес в сговоре – ложь, фисдеж и провокация, потому как от него хочет избавиться завистник Искандер, который и совершил все то, в чем ныне обвиняют обвиняемого, но свидетелей у него нет. Мустафа весь в сомненьях, а того ли надо казнить, Ташлы, понимая, что пахнет жареным, советует не раздумывать, тот-не тот, а немедля исполнять приказ.
Тем временем Рустем шушукается с каким-то воякой.
Нигяр приходит к Шах с известием, что по гарему гуляют сплетни о том, что у шахиной дочи шуры-муры с Усатиком.
А Усатика тем временем Михримах прижала к стене отведенного ему помещения. Настаивая на том, что она уже выросла, и, рассказывая, как шкворчит ее сердце при виде Усатой морды и всего, что к этой морде прилагается, спрашивает, это не из-за выбывшей ли из сериала Айбиге отважный воин такой осторожный, что шарахается даже от михримахиной тени за километр. Пришедший невзначай евнух прервал допрос и спас допрашиваемого.
Шах, получив гранату от вездесущей сплетненоски, начала допрос с пристрастием своей дочи. Где была, кому дала (надежду, я имею в виду) и какое отношение к твоим посещениям Токапского сарая имеет Усатая морда. Эсма в ах… ах, как удивлена. Шах предъявляет ей горячие топкапские сплетни.
Эбу-сууд пришел к Сулейману с макетом мечети из строительного проекта Хюррем. Сулейман велит позвать заказчицу.
Гарем. Михримах, проходя мимо, слышит, как девки шушукаются, что султанша втюрилась в Усы и вот-вот будет свадьба. Приняв сие на свой счет, устраивает выволочку сплетницам, и узнает, что данная султанша не она, а ее кузина. Вот стерва! Позвать немедля!
Сулейман дает указания, какую именно мечеть он хочет, и что должен быть построен комплекс, соответствующий имени ЕГО СУЛТАНШИ. Пришла Хюррем, ей очень понравился макет мечети, и она выразила желание построить ее на месте невольничьего рынка, а чтобы находящийся на ней торговый и ремесленный люд освободил место, предложила компенсировать им ущерб из собственных средств. Сулейман велит Эбу-Сууду исполнить сей приказ своей Султаным. Ах.
Михримах начинает разборку с кузиной, посмевшей положить глаз на Усы. Видимо, этот глаз у нее лишний, не иначе. Эсма Хан отпирается, невиноватая я, грит. Михримах припоминает ей письмецо, короче, не верит наглой провинциалке. Они такие, эти приезжие, того и гляди, шасть – и уже в чужом сарае с чужим женихом. Эсма Хан отпирается, да зачем мне эти Усы (когда в мыслях-то совсем другой персонаж, покруче).
Палатка Мустафы. Рустем интересуется у Львенка, чего они, собственно, ждут, когда есть приказ казнить. Мустафа, с трудом выносящий присутствие Рустема, отвечает, что он вызвал Искандера, настучавшего о предательстве обвиняемого. Рустем намекает, что за это время организуется сопротивление. Далее в палатку приходит тот вояка, с которым шушукался Рустем и заявляет, что по его сведениям, обвиняемый попал в ловушку и невиновен. Рустем ему указывает, что дело расследовал сам ВВ Аяз и есть приказ казнить. Сыграв на отвращении Львеночка к своей персоне, Рустем выразил беспокойство, что Мустафа не тому поверит и не выполнит приказ, и последствия будут ужасные, ужасные. Мустафа послал советчика вон. Тошни поддержал Рустема в том, что невыполнение приказа поставит крест на будущем и, возможно, жизни.
Хюррем любуется макетом и рассказывает Афифе, какой планируется построить комплекс. Афифе нравится. Хюррем интересуется, как там Хатидже, уже подготовила сундук с приданым? Афифе сокрушается, что все сложно, «тако горе, тако горе». Хюррем выражает надежду, что новобрачная обретет покой, наконец, подальше от этих мест. Пришедшая Михримах рассказывает, что гарем бурлит, что наложницы бросили трясти половики, повара бросили ощипывать перепелок, а евнухи растеряли свои трубочки от новости, что Усы и Младшая Хацапетовка вот-вот закуют себя в брачные кандалы.
Шах вызвала Усатого на ковер. Вывалив ему все, что слышала, и, отметая предложение ошарашенного Усатика разобраться в данном деле, Шах заявила, что она решила стать его тещей. Неплохой способ, кстати. Берите на заметку, мамашки великовозрастных дочек. Вечно Молодой в прострации, блиииин, лучше бы я свое хозяйство пристроил с крымчанкой, а еще лучше, не заходя с поля боя, прямиком унесся в свою глухомань. А теперь все, найдут везде, из любого сеновала выдернут, ни в одном кабаке не скроешься. ПАТАМУ ШТА НЕЛЬЗЯ БЫТЬ НА СВЕТЕ КРАСИВОЙ ТАКОЙ.
Кабак. Шекер отрывается. Помешать разврату и пьянству решил Мрачный, вернув его обратно, на кухню.
Известно же, что дабы лучше переварить новость, с ней надо «переспать», в переносном смысле. Но старый солдат, не знающий слов любви, переносного значения не понимает, а потому, получив известие о своем скором бракосочетании, Усатик направился в бордель, куда ж еще.
Мрачный делает выговор Шекеру, что тот таскается по кабакам, когда должен быть на кухне. Ему, кастрату, завидно, что Шекер может себе позволить то, что отрезали у Мрачного. Проходящая мимо Михримах интересуется у Мрачного, где ББ, Шекер ляпнул, что видел его в кабаке.
Мустафа намерен устроить очную ставку между обвиняемым и донесшим на обвиняемого. Рустем говорит Тошни, что Мустафа делает ошибку. Тошни согласен, но сделать ничего не может. Рустем доволен.
Диван. К Сулейману прибыл ожидаемый Хюсрев с внешнеполитическим отчетом. Выслушав своих чиновников, Сулейман велит начать подготовку к походу на Молдавию.
К Мустафе прибыл Искандер с войском. Поздоровавшись с Львеночком, в ответ получил собственноручную секир-башку. И началась мясорубка на поле боя…
Пири Паша, вместо которого был казнен Искандер со своим войском, благодарит Мустафу за оказанное ему доверие и клянется в вечной преданности. Рустем в восторге от того, что Львеночек не выполнил Высочайший приказ, а поступил по-своему, и велит немедленно послать гонца с вестью Сулейману.
Сюмбюль выражает мысль, что женив ББ на своей доче, Шах таким образом переманит его на свою сторону окончательно. Хюррем намерена помешать этой свадьбе.
Сулейман отдает пустующее кресло в Диване прибывшему Хюсреву, по рекомендации Лютфи и ББ. Рустем опять в пролете.
Вечно Молодой и Вечно Пьяный беседуют. Усатый попал между двух огней, в лице Эсмы Хан и Михримах. Че делать, когда не хочется ни ту, ни другую? Насух советует поговорить с Михримах, все ж-таки, дочь Султана – это не дочь Визиря, она и свадебку разрушит. Евнух приносит письмо, в котором ему назначают встречу.
Диана сообщает Хюррем, что Эсма Хан и ББ собрались уединиться в Мраморном сарае. Дежавю. Хюррем решает разгласить это и направляется туда, где не так давно ее травили хлороформом, но в этот раз в сопровождении свиты.
Чихуахуа приходит к Психее и сообщает, что имя того несчастного, которому предстоит стать мужем Династии – Хюсрев. Вот попал, бедный, с корабля на бал. Шах довооооольнаяяяя. Скупая вдовья слеза покатилась по психеиной щеке.
Залетая в Мраморный сарай, Хюррем застает Усатика в компании своей неугомонной Лолиты…

To be continued…..

+2

7

Краткое содержание 92 серии!

====================
Малкочоглу, который попался вместе с Михримах, переживает за свою жизнь. Хюррем потрясена откровениями дочери. Весть о неповиновении Шехзаде Мустафы султану доходит до дворца, и производит эффект взорвавшейся бомбы. Сулейман считает, что это бунт, но все просят о помиловании Шехзаде Мустафы. По приказу отца Мустафа едет в столицу.
====================
Рассердившаяся на Михримах, Эсмахан соглашается выйти замуж за Малкочоглу. Пока эта пара потихоньку враждует, Хюррем в шоке от внезапной новости.
Хюррем очень рассердится увидев Михримах вместе с Малкочоглу. Она обоих жестко предупредит. Но узнав, как действительно обстоят дела, очень удивится.
Сулейман в гневе узнав о поступке Мустафы. Шехзаде Мустафа не повиновался приказу. В то время, когда все переживают за будущее Мустафы, Хюррем очень довольна. Наконец-то пришел день, которого она ждала.
Эсмахан неожиданно согласилась за Малкочоглу и Шах Султан сразу начинает действовать. Обезумевшая Михримах, просит у Хюррем помощи, чтобы воспрепятствовать этому. Малкочоглу, оставшийся меж двух огней, вынужден принять какое-то решение.
Шехзаде Мустафа приедет в столицу. Несмотря на все уговоры Хатидже и Шах Султан он не решится попросить прощения. Сулейман разгневается на сына, который пытается оправдаться, вместо того чтобы просить прощения. Мустафа своими словами заденет Сулеймана с неожиданной стороны.
Михримах, обезумевшая от поступков Эсмахан, совершит смертельную ошибку. А Хюррем будет потрясена новостью о неожиданной пропаже.

0

8

СОДЕРЖАНИЕ 92 СЕРИИ ДЛЯ СЕРЬЕЗНЫХ 

Хюррем в ярости, она отправляет Михримах обратно во дворец и требует объяснений от Малкочоглу, но никакие оправдания ее не устраивают.
Хатидже Султан отказывается подчинится решению Сулеймана выйти замуж за Хусрева Пашу, с этой новостью она отправляет Гульфем в гарем.
Шехзаде Мустафа понимая опасность и последствия своего решения намерен выдвинутся в столицу для личной встречи с отцом.
Султан Сулейман приказывает Малкочоглу явится к нему в покои, Матракчи переживает что Хюррем донесла Повелителю о его тайной встрече с Михримах.
Михримах довольна тем что Бали Бей ищет возможности избежать брака с Эсмахан, что она непременно показывает ей своим поведением. Их разговор на эту тему прерывает приход Хюррем Султан.К своему удивлению Повелитель не спрашивает у Малкочоглу о его встрече с Михримах, Султана интересовал вопрос об отсутствии новостей от шехзаде Мустафы. Малкочоглу хвалит шехзаде как отличного война и в скорости хорошие новости непременно прибудут.
Тем временем Михримах объясняется с Хюррем, Султанша запрещает дочери видеться с Бали Беем на что Михримах напоминает ей об обещании данном в детстве.
Гульфем рассказывает слова Хатидже Сулейману, о том что она грозится убить себя в случае если ее будут принуждать к замужеству, однако Сулейман непреклонен в своем решении.
Лютфи Паша поддерживает решение Султана Сулеймана считая Хусрева Пашу достойным человеком о чем говорит Шах Султан, тем более что он останется в столице исполняя новые обязанности в Диване. Разговор прерывает беспокойство Шах за сестру, которая осталась в хамаме одна, не смотря на опасения Хатидже в порядке, более того она соглашается на брак.
Хюррем не довольна решением Сулеймана оставить Хусрева Пашу в столице так как ожидала что его место займет Рустем Паша. Сулейман по прежнему ждет новостей от Шехзаде Мустафы.
Михримах Султан отдает приказ следить за каждым шагом Бали Бея.
Хусрев паша официально вступает в должность. Мустафа паша наконец приносит весть от шехзаде, который как оказалось ослушался приказа отца, о чем не преминул написать Рустем Паша. Новость сильно разгневала Султана Сулеймана.
Одновременно с Сулейманом такое же письмо из рук Сюмбюля аги получает Хюррем Султан.
Лютфи Паша и Хайреддин Паша встают на защиту шехзаде Мустафы, они пытаются убедить Султана что решению шехзаде должно быть разумное объяснение. Сулейман обещает казнить сына в случае если он предал его.
Эсмахан общается с матерью, однако хорошее настроение Шах Султан испортила новость о шехзаде Мустафе, которую ей рассказал муж.
Махидевран в Манисе принимает сеньору Габриелу, однако она уже не так мила как была ранее. Султанша предупреждает что в гареме Габриеле надеяться не на что так как вокруг шехзаде итак много женщин. Габриела уходит, в коридоре она сталкивается с Румеисой...
Маниса.
Фидан приносит недобрые новости Махидевран Султан, решение Мустафы выбивает Султаншу из сил, она просит оставить ее одну. Тем временем Султан Сулейман вспоминает сына и свои наставления ему - "Век невинности прошел Мустафа.... жаль, не так ли?".
Мустафа тоже в раздумьях, он думая как поступить вспоминает Ибрагима и его слова. На утро он получает письмо из столицы в котором отец требует его к себе. Шехзаде Мустафа и Ташлыджалы готовы выехать в столицу.
Шах Султан просит за Мустафу у Сулеймана, но разгневанный он отказывается принимать любые оправдания. Хюррем требует от Айяза паши поддерживать гневное настроение Сулеймана по отношению к старшему сыну иначе она угрожает ему тем что он лишится своей должности.

Матракчи и Малкочоглу понимают что это проделки Рустема паши, к их разговору присоединяется обеспокоенная Хатидже Султан. Единственная мысль Султанши спасти племянника что бы он не повторил участи Ибрагима Паши, Малкочоглу и Насух эфенди обещают защищать шехзаде Мустафу перед отцом до конца.
Эсмахан, расстроенная новостями о своем возможном замужестве идет к шехзаде Мехмету, но тот просит ее прийти позже так как он собирается уходить, в дверях Эсмахан встречает Михримах, которая обижает ее словами о том что она не просто рабыня что бы просто так входить к шехзаде и быть с ним наедине.
Махидевран пытается узнать что с сыном. Султанша молит Аллаха не оставить ее сына и вернуть ей его живым.
Габриэла устав ждать вестей о том где ее сестра вырывает признание у венецианца. как оказалось сестра Габриэлы Лукреция в гареме шехзаде Мустафы.
В Европе папа Римский по прежнему не спокоен опасным соседством с Империей Османов чья мощь возрастает с каждым днем, Папа намерен объединить весь христианский мир против Султана Сулеймана.

Шехзаде Мустафа прибывает во дворец, перед тем как зайти о настроениях отца его предупреждает Лютфи Паша.
Сюмбюль докладывает о приезде шехзаде Хюррем, тут же шехзаде Джахангир радуется возможности увидеть старшего брата.
Хатидже и Шах встречают Мустафу и делятся своими переживаниями, шехзаде советуют просить прошения , но он отклоняет эти советы так как считает что ему не за что просить прощения.
Сулейман в своих покоях не допускает к себе сына, до тех пор пока он не даст ответы на его вопросы.
Уверенный в своей справедливости шехзаде Мустафа отстаивает свою правоту. В Манисе Махидевран в тревожном ожидании успокаивает Румеиса.
Шехзаде Мустафа представляет отцу доказательства вины Искандера и преданности Пири Паши Османам.
После разговора с сыном Сулейман остается доволен сыном, но просит не забывать что он обязан советоваться с ним во всех вопросах и быть внимательнее впредь. Убедившись в преданности сына Сулейман не скрывает своей гордости за него.
Шах султан, Хатидже Султан, Лютфи Паша рады тем как развиваются события. Михримах и братья приходят во дворец Ибрагима Паши что бы встретится с братом.
Хюррем вынуждена признать что проиграла и поддакивает Сулейману в его похвале сыну.
За ужином Михримах наносит оскорбление Эсмахан, что особенно не понравилось Мехмету.
Хатидже и Шах обсуждают последние события, как вдруг появляется Эсмахан которая объявляет о своем согласии на брак с Малкочоглу.
Михримах холодно встречает Ташлыджалы и на его слова о любви напоминает ему что она дочь Султана и он не может говорить ей такие вещи.
Папа собирает союз против Османов.
Тепло попрощавшись с сыном Сулейман передает привет махидевран султан и ставит в известность Мустафу о том что готовится новый военный поход и он надеется на сына в Анадолу, в разговор вмешивается Мехмет который желает наконец вырваться из под опеки родителей, вмешательство второго сына не понравилось Сулейману.
Перед отъездом он сталкивается с Хюррем Султан, с которой шехзаде Мустафа лишь холодно проощается перекинувшись парой официальных слов.
Лютфи пашу ставят в известность о желании Эсмахан выйти замуж за Бали Бея, на это Лютфи напоминает о том что в скором их ожидает другая свадьба намекая на Хатидже и Хусрева пашу. Встреча Хусрева Паши и Хатидже состоялась, Хусрев паша на встрече успокоил султаншу тем что не будет настаивать на свадьбе если она того не пожелает
Шах султан приходит к Сулейману и просит дать разрешение на брак дочери Эсмахан и Малкочоглу, тем временем Эсмахан сообщает Михримах что дала согласие на брак с Бали Беем.
Хюррем навещает Эбуса Суада эфенди в его доме, султанша интересуется тем как идут дела со строительством ее комплекса.
Баязед расстроен тем что опять не идет в поход вместе с отцом.
Малкочоглу зачитывает донесение Повелителю из Венгрии о приготовлениях папы Римского.
После Сулейман просит его присесть так как имеет к нему разговор, он рассказывает о желании Шах Султан женить его на своей дочери Эсмахан, однако султан интересует мнение самого Малкочолгу на этот счет.
Михримах в попытке помешать браку идет к отцу, там же ее встречает Хюррем, вместе они узнают новость о том что Бали Бей отказался женится на Эсмахан так как влюблен в другую.

Маниса.
Шехзаде Мустафа возвращается в Манису, где его с нетерпением ожидает Махидевран Султан. Султанша рада возвращению сына, но переживания за него стали еще сильней. Румеиса не покидавшая ее ни на минуту также радуется возвращению шехзаде.
Сулейман прощается с семьей перед походом, единственная кто не пришел проводить его это Хатидже.
Малкочоглу на вопрос Михримах ответил отказом и на прямую заявил что не любит ее.
Баязед решает в тайне присоединится к военному походу отца.
Нигяр ссорится с Рустемом Пашой, которому намекает на его чувства к Михримах Султан.
Лютфи Паша дает понять Хусреву Паше о своем расположении к нему. Сулейман готов выступить в поход, столица остается на Мустафу Пашу.
Габриэла приходит во дворец, где ага сообщает ей кто именно из девушек ее сестра, но встречу с Лукрецией прерывает приход Махидевран.
Шехзаде Мустафа встречается с генуэзцем Бенито, который намерен рассказать тайну Габриэлы.
Строительству комплекса Хюррем мешает отказ одной женщины продавать свой дом, султанша намерена поговорить с ней.
Шах в отсутствие Сулеймана как и Хатидже планируют устроить ей "веселую" жизнь.
Сюмбюль сообщает о том что шехзаде Баязед исчез.
Эсмахан Султан дает отпор Михримах Султан, она передает ей слова Насуха Эфенди о том что Малкочоглу видит в Михримах лишь ребенка, в ярости Михримах бьет ее от чего Эсмахан падает на пол в хамаме...

+3

9

СОДЕРЖАНИЕ 92 СЕРИИ ДЛЯ НЕСЕРЬЁЗНЫХ

Застав свою несовершеннолетнюю дочь наедине с очень взрослым джигитом приятной наружности в закрытом помещении, Хюррем еле-еле сдержала желание применить физические меры воздействия на неугомонное дитятко. Отправив дочь домой, мамо потребовала объяснений у потерявшего дар речи Малкочоглу, мысленно уже простившегося с головой.
Хатидже, узнав имя будущего мужа, впала в свое обычное истеричное состояние. Действительно, то еще имечко. Обвинив окружающих во всеобщем заговоре против нее, послала свою чихуахуа передать Главной Османской Свахе, что выйдет замуж только через свой труп. Присутствующая Шах подумала, что, значит, в любом случае будет гулянка: либо свадьба, либо похороны.
Малкочоглу пытается оправдаться перед Хюррем, дескать, «невиноватый я, она сама пришла». Но Хюррем напомнила, что главный бодигард Сулеймана вместо того, чтобы охранять царственные мощи, таскается за султаншами всех мастей, то золотой клатч поднесет, то свадебный переполох затеет, а там и до заговора рукой подать. Усы громогласно заявил, что служит лишь Повелителю, а все остальное – побочные эффекты. В конце концов, не он виноват в том, что у султанш всех мастей гормональные сбои либо на почве пубертатного кризиса, либо на почве неудовлетворенной семейной и личной жизни.
Палатка Мустафы. Янычар под зорким шехзадинским взглядом упаковывает в бочку гостинец для царственного папы – голову казненного Искандера. Прямо какой-то рок над этим именем. Рустем интересуется у Мустафы, насколько он представляет реакцию получателя сего подарка, и осознает ли даритель, что данный презент будет расценен как бунт против его Высочайшей воли. Мустафа старается заткнуть рот любопытствующему Рустему аргументом, что ответственность за «бунт» разделят все присутствующие. Вот это перевод стрелок, я понимаю. Но Рустему нипочем такие аргументы, он и не на таких остриях ходил. Мустафа отправляет Рустема с глаз долой, к себе «в глушь, в Саратов», а сам велит Ташлы начать сборы, мы едем в столицу. Ташлы предлагает Львенку отсидеться в кустах, пока он один сгоняет по-быстренькому в Стамбул и обратно, а то мало ли чего, вдруг Повелитель отправит аналогичный гостинец, но уже в Манису. Но Мустафа не слушает Ташлы.
Рустем получает известие, что послание о самодеятельности Мустафы отправлено по назначению: Его Мухтешемству и супруге его. Довольный Рустем интересуется, не слыхать ли чего об Усатом, и велит начать сборы по возвращению в свою губернию.
Сад. Вечно Молодой и Вечно Пьяный совершают дневной моцион. Насух интересуется, как все прошло? Усатый досадует, что «ничего не сделал - только зашел!» (с), а его сразу мордой в плаху ткнули. Не успел Насух сочувственно поцокать, как посланец повелел приказ ББ предстать пред Повелительскими очами. Провожая ББ горестным взглядом, Насух подумал, что, видимо, у него появится еще один повод зависнуть в кабаке на неопределенный срок.
Эсма Хан интересуется у Михримах, зачем та подставила Усатого, неужто, чтобы наказать того? Но Михримах отвечает, что сознательно пошла на раскрытие находящегося под прикрытием, дабы Усатый, оказавшись припертым к стенке, уже не мог выскочить из-под Луноликого колпака. Пришедшая поговорить с созревшей, но не повзрослевшей дочерью Хюррем послала ошарашенную Эсму погулять.
Пришедший на ватных ногах к Сулейману Малкочоглу ожидает, как минимум, Черный Немой Квартет за дверью. Получив вместо смертного приговора вопрос от Сулеймана, где же долгожданная голова предателя, заметно расслабившийся Усатый поет осанну Мустафе, что тот воистину велик, как и его отец, и скоро отправит приятные известия.
Хюррем начала беседу с дочерью-подростком с того, что у нее дежавю, и подобный разговор о том, что, помимо девичьих фантазий, есть еще и такое понятие, как собственная честь и честь Повелителя, уже был. Заявив, что да, это она его позвала уединиться в Мраморной забегаловке, но потому, что он ее об этом попросил, Михримах постаралась выставить ситуацию так, чтобы создать впечатление, что Усатый спит и видит царску дочь в приятных снах, не ест, не пьет, только о ней и мечтает. Хюррем напоминает, что о желании Михримах стать миссис ББ известно еще с ее сопливого детства, а потому никаких ее уловок больше не потерпит и чтобы доча больше не бегала на свиданки, присуждает ей домашний арест. Доча напоминает мамо об опрометчиво данном ей примерно 27 серий назад обещании выдать ее замуж за желаемого кандидата. Ндаа, кто ж знал, что доча вырастет такой любвеобильной шантажисткой.
Гюльфем по поручению хозяйки приходит к Сулейману с ультиматумом от Хатидже: если хотите погулять на моей свадьбе, я вам устрою мои похороны. Сулейман не ведется, никаких переговоров с террористами быть не может. А посему свадьбе быть!
Хаммам. Хатидже, отослав вон обслугу и надев кольцо, привезенное Ибрахимом из тех земель, откуда приплыла на бревне Бирюзовая шпиёнка, ностальгирует о покойном.
Супруги Адамс обсуждают предстоящую свадьбу. Лютфи восхваляет будущего свояка и сообщает супруге, что тот уже вошел в Диван благодаря протекции подсуетившихся Лютфи и ББ. Пришедшая служанка сообщает, что Хатидже выставила всех из хаммама и моется в одиночестве, как среднестатистическая простолюдинка. Шах взволнована, а ну еще правда суициднет сестричка и не даст насладиться ей своей будущей неважной семейной жизнью. Решила пойти самолично пошоркать спинку невесте.
Прибежав в парилку, Шах, вместо ожидаемого психеюшкиного трупа в луже голубой крови, увидела вполне себе живую и даже разговаривающую сестрицу, поинтересовавшуюся, что за потрясающую новость та принесла, что аж влетела в банное помещение, неужели Рыжая скончалась? Шах, обрадовав Психею, что выбранный женишок не ком с горы, а аж визирь теперь и уже даже Диванный, получила ответную реакцию сестры в виде истерического смеха и распоряжения начать свадебные хлопоты. Бедный жених.
Чета Сулеймановых ужинает. Хюррем пытается реабилитировать поведение Баязида в глазах Сулеймана, но тому не до среднего сына, поскольку от самого старшего еще нет вестей. Хюррем успокаивает тем, что плохие вести доходят раньше, и если бы что или кого, то давно бы уже стало известно, а тем более рядом с Мустафой находится опытный Рустем. Переводя скользкую тему, Хюррем интересуется, кто же тот несчастный, кому угораздило попасть в Психеюшкины женихи. Услышав имя жертвы, и не успев обрадоваться, что любимая золовка после бракосочетания уедет подальше, Хюррем узнает, что новый Османский зять займет Диванное место, которое намечалось ею для Рустема. Опять «бац-бац, и мимо» (с). Ну да ладно, хоть убедила выдать Психею замуж после похода, и то дело.
Михримах тем временем приставила наружку к Усатому, дабы знать, где, когда, с кем проводит время ее будущий муж (как она считает).
А Усатый тем временем в борделе отмахивается от все-таки Эленики, сменившей масть и укоротившей имя, много лет мечтающей стать его фрау. «Ты же обещал на мне жениться!» - «Ой, да мало ли, чего я на тебе обещал». Наружка за дверью фиксирует получаемые разведданные, чтобы представить отчет по назначению.
Диван. Сулейман объявляет, что Хюсрев тоже отныне Диванная принадлежность. У Аяза наверняка в этот момент промелькнул в глазах тот особнячок, где шаловливый визирь отдыхает в свободное от Великого визирства время, и о котором известно опять пролетевшему мимо Дивана Рустему, от которого получена весточка о проявленной Мустафой инициативе и самостоятельном выборе головы для отправке ее бандеролью папе. Диван в шоке. Аяз в обмороке. Сулейман в гневе.
Хюррем тем временем также получает приятную для нее весточку о проделках Мустафы от Рустема, принесенную Сюмбюлем, которого зрители уже опасаются потерять.
Диван. Сулейман дает указание вызвать нашкодившего сына для дачи показаний. Лютфи пытается оправдать действия Мустафы, Барбаросса поддерживает, на что в ответ получает падишахскую плюху за то, что участвовал с Львеночком в заигрываниях с янычарами в Манисе.
Тем временем Михримах получает отчет от наружки и узнает, что Усатый долгие-долгие годы шастает в кабак к некой гречанке по имени Элени. Кажется, Элени кабздец. Чего не смогла сделать крымская царевна, доделает царевна османская.
Шах застает свою причепуривающуюся перед зеркалом дочу и допытывается, для кого это та так старается. Собственно, это и неважно, для кого, потому как заботливая мама уже выбрала сама, для кого. Для ББ. Упасть в обморок от такого подарка судьбы Эсме помешал неожиданный приход Лютфи с работы, сообщившего своей Династийной супруге, что ее племянничек перерешил все по-своему и его ждет дознание у Генерального. Ну и, несомненно, руки приложил Рустем, мерзавец такой, с подачи Хюррем, стервятницы этакой.
Маниса. Венеция, почтив своим навязчивым визитом Махидевран, интересуется, когда же вернется Хозяин Манисского хозяйства. Махидевран в ответ интересуется, почему же заботливая мать, коей, несомненно, является Венеция, находится тут, а не вместе со своим сыном. Так это вечная беда бизнес-вумен всех мастей - пока мама зарабатывает денежку, дети растут без родительского пригляда. Отбросив китайские церемонии, Махидевран заявила, что Венеция не на того напала, шастая по пятам за ее сынком, и много подобных дамочек во дворце ошивается, и если бы ее сына захотел, то и Венеция бы влилась в ряды гаремных иждивенок, но он не захотел, а посему досвидос, уважаемая гостья, прием окончен.
Венеция, покидая негостеприимный кров, сталкивается в коридоре с сестрицей лоб в лоб, но, следуя законам мыльного жанра, сразу не узнает.
Фидан приносит Махидевран весть о проделках Мустафы на полях сражений с повстанцами. Той дурно от таких вестей. Еще бы. Она велит послать гонца, чтобы узнать, что же все-таки случилось.
Сулейман вспоминает, как во 2 сезоне бился с Мустафой на мечах и слова о том, что, взрослея, детки уже не вызывают сопливого умиления, а уж падишахские детки и подавно не являются святыми невинностями.
В это же время Мустафа в своей палатке вспоминает, как покойный Ибрахим напутствовал не вступать в конфликт с отцом, иначе тот воспримет неповиновение как бунт.
Мустафа получает от Сулеймана письмецо, в котором тот выражает свое гневное недовольство тем, что сын ослушался приказа и пошел против его воли, а посему должен немедля явиться пред царские очи, дабы вымолить прощение. Мустафа велит собираться в дальнюю дорогу.
Шах, стараясь находиться в эпицентре Главной Сенсации в Высшем Османском Обществе, поет Сулейману, что Мустафа не такой-сякой, он хороший, просто либо почта телеграммы перепутала, либо дурные люди постарались, а сам Мустафа ни-ни, просто жертва обстоятельств. А потом, он же Сын, и априори к нему должно быть проявлено милосердие. Сулейман орет, что долгие годы милосердие застилало его глаза, как непроницаемые жалюзи, а он всего лишь хотел абсолютной преданности от всех и вся. В общем, тетя Шах лишь подлила маслица в сковородочку, приготовленную для племянничка.
Хюррем встречаясь с Аязом, интересуется, почему нынешний Великий Визирь является половой тряпкой, о которую все вытирают ноги, и Падишах не советуется с ним при назначениях на ключевые посты. Напомнив, что заняв наивысший пост в правительстве, нельзя заниматься больше личными делами, чем государственными (намек на шаловливый особнячок?), иначе подсидят и уничтожат нижестоящие, велела поддерживать высокую температуру гнева Сулеймана и следить, чтобы в ситуацию с нашкодившим Львеночком не вмешивались ни Лютфи, ни Усатый.
Вечно Молодой и Вечно Пьяный обсуждают косяк Мустафы. Не иначе, без Рустема не обошлось. Да-да, как в женской части оппозиции во всем виновной априори считается Хюррем, так и в мужской – Рустем. Прямо таки, Мистер и Миссис Зло. Пришла Хатидже. Окинув взглядом рабочий кабинет Покойнага Ибрахима, поинтересовалась у ББ, не слыхать ли чего о мыслях и думах Сулеймана в отношении Мустафы, обвиняемого в организации восстания. Насух попытался успокоить Хатидже тем, что шехзаде – не просто какой-то там пацан, а любимчик Повелителя, на что получил ответ, что у Насуха амнезия, раз забыл, в ЧЬЕЙ комнате он находится и КОГО тут упокоили. Из чего можно сделать вывод, что раз уж САМОГО ИБРАХИМА Сулейман упокоил, то уж КАКОГО-ТО МУСТАФУ и подавно не пожалеет. Н-да. Логика улетевших сложна и неподвластна обывательскому разуму.
Эсмахан тем временем, не тратя время даром, заявилась к Мехмету и, рассказав, что есть вот такие сплетни – она и ББ, понадеялась, что вызовет ответную реакцию в виде падения сраженного такой новостью Мехмета, в котором проснется чувство собственника, прямо в ноги своей кузины. Но Мехмет, как подавляющее большинство мужиков, не понимает тонких-претонких намеков, а посему искренне высказал мнение, что ББ – это ж, о, какой мужик, и это классно, что имя кузины упоминают вместе с именем Усатого.
Вышедшую в прострации от равнодушного Мехмета Эсму встретила Михримах и добила ее контрольным выстрелом прямо в мозг, ехидно заявив, что та – не чета Шехзаде и пора спуститься на землю из заоблачных высей.
Маниса. Пришедший Лала сообщил Махидевран, что Мустафу обвиняют в неисполнении приказа Повелителя. Она в шоке.
Лысик Бенито продолжает давить на Венецию, чтобы та по возвращении Львеночка из командировки довела дело до конца. На оправдания Венеции, что Львеночек не поддается ее убеждениям, Лысик намекает, что как торговка Венеция хороша, а вот как Женщина – неинтересна. Венеция, мигнув своему пажу, намекнула, что неплохо бы проверить, насколько она женщина, и пока Лысик предвкушал предстоящие африканские страсти на венецианских простынях, та вонзила ему нож прямо в шаловливую ручонку, а паж затянул бельевой канат на бенитовском горле. Путем физического воздействия и угрозой прервать существование Лысика на этой грешной земле, Венеция выбила с него признание, что ейная сестрица находится в Манисском гареме, но какая из 100500 наложниц является именно Лукрецией, он не знает.
Махидевран, выгнав всех из своей комнаты, плачет и молится, чтобы Всевышний помог ее сыну.
Рим. Папо говорит своим кардиналам, что нужно срочно помирить Карла и Франсуа, иначе всем-всем-всем христианам от турков будет бо-бо.
Сулейман же, узнав, что в Ватикане готовятся переговоры между Карлом и Франсуа, велит напомнить Франсуа о том, что когда-то был спасен благодаря Сулейману. То есть, показать, что Франсуа – тварь неблагодарная. Пришедший Мрачный объявляет, что Их Высочество Мустафа пожаловали в сарай.
Мустафу встречают Аяз и компания. Лютфи советует Мустафе не лезть на рожон, а тупо просить прощения, авось да пронесет.
Сюмбюль докладывает Хюррем, что приехал Мустафа и уже направился к Генеральному на разбор полетов. Хюррем удивлена, что Львенок не сбежал и не затеял бучу, а приехал к Сулейману, но, тем не менее, даже если будет помилован, сомнения уже посеяны.
Тетушки, подкараулив Мустафу на Золотом Пути, велят пасть на колени и целуть-целуть-целуть руки Повелителя, пока тот его не простит, а иначе Хюррем (опять же) будет на руку тот косяк, который допустил Львеночек. Львеночек прощения просить не собирается, так как ничего такого не сделал.
Та-дам. Мустафа и Сулейман. Используя пантомимику, Сулейман дает понять, чтобы Мустафа не приближался, а стоял подальше, у самих дверей, как бы показывая степень глубины совершенного проступка. Как обычно, надо начать издалека, поэтому папа напоминает сыну о том дне, когда он провожал его из дома, и что он при этом говорил. Поскольку Мустафа подтвердил, что на память он не жалуется, и в тот день он обещался представлять правосудие Великолепнейшего, Сулейман велел ответить, тогда какого же, собственно, тот пренебрег его приказом. Мустафа ответил, что все верно, он на самом деле верный, и даже привез гостинец папе – отрубленную голову Искандера. Папа в ответ АААААААААА, чуть не задавил сына децибелами, потому как рассчитывал, что сын попросит прощения, как минимум, а тот даже и не подумал об этом.
Маниса. Румейса успокаивает Махидевран, что все будет хорошо, и шехзаде вернется.
Мустафа признает свою вину только в том, что не выполнил приказ, но аргументирует это тем, что собрал доказательства (письма), что предателем на самом деле является тот, чью голову и привез папе Львенок. Ну а то, что не сообщил никому, в том числе и отправленному Рустему, так времени не было, надо было обезглавить целое войско.
В общем, Сулейман похвалил сынку, но на будущее велел советоваться с ним, прежде чем принимать такие решения. Цалуй руку.
Гроза миновала, подсудимый отпущен прямо из зала суда и принимает поздравления сочувствующих родственников в сарае Шах. Пришли Мехмет, Михримах с Джихангиром.
У Сулеймана Хюррем поет осанну Мустафе. Ах, какой же он молодец, все только и делают, что говорят о нем, не послушал приказа и настоял на своем. Да-да, дорогая, а как же иначе, ведь ему надо учиться, а то как он будет править Империей после меня, отвечает Сулейман.
Родственная золотая молодежь Османии за столом. Мустафа интересуется, как там погодки, то да се, и почему присутствующая Эсмахан такая печальная. На что Михримах язвит, что надо бы спросить у Мехмета об этом, потому как это же он не ответил взаимностью на пылкие чувства Эсмы. Эсма в шоке покинула застолье. Мехмет выразил сестре недовольство, что та не следит за языком.
Хатидже говорит Шах, что Хюррем опять пролетела, и если с Сулейманом случится чего, Мустафа займет трон и тогда ей и ее сыновьям придет кабздец. Н-да, святая, святая Хатидже. Мысленно отправила на тот свет и брата, и племянников. Шах выражает надежду, что Всевышний сохранит Сулеймана, только Хатидже не согласна с этим. Шах велит не настраивать ее против Сулеймана. Пришедшая Эсмахан сообщает матери, что согласна выйти замуж за Усатого.
Уходящая из сарая Шах Михримах встречает Тошни, ошивающегося где-то рядышком. Тоскующий и тоскливый Тошни жалуется ей, что плохо ему, ой, как плохо от того, что отказался от нее, и лябофф его… Не дав закончить шаблонную фразу, Михримах напомнила ему, что она – Султанша, а он - тварь дрожащая, подзабывшая, кто стоит перед ним. Ташлы хватил столбняк.
Переговоры в Ватикане. Карлуша с Франсуашей, высказав друг другу территориальные и прочие претензии, пожимают-таки друг другу царственные длани. Папо доволен.
Мустафа прощается с Сулейманом, тот передает привет своей бывшей. Мустафа, отделавшийся легким испугом, сообщает, что по прибытии в Манису, займется подготовкой к предстоящему походу, на что получает ответ от Сулеймана, что в поход Львенок не пойдет, так как уже проявил себя в неких событиях. Присутствующий Мехмет решил заступиться за брата и выразил желание, чтобы тот все-таки пошел с ними в поход, на что получил гневно-недовольные взгляды и Льва, и Львенка. Типа, куда ты лезешь, миротворец, в наши львиные разборки.
Мустафа, посчитав, что Мехмет своим заступничеством его унизил, высказал ему, что тот уже не ребенок, чтобы вот так, с детской непосредственностью, болтать чего ни попадя. Подошедшая Хюррем передает своей заклятой манисской подружке привет и зовет ее в гости, пока Мустафа будет в походе. Мустафа обещает. На этой милой ноте мачеха и пасынок расстаются.
Семейка Адамс и Хатидже. Шах сообщает мужу, что дочь надо выдать замуж, причем организовать помолвку и объявить об этом надо до похода, который продлится неизвестно сколько. Лютфи интересуется, кто же удостоится такой чести? Хатидже сообщает Лютфи, что его дочь следует выдать замуж за ББ. Лютфи еще больше заинтересован, почему именно ББ, видимо, брак политический, а еще больше заинтересован (мысленно), почему вопрос о замужестве ЕГО дочери решает Хатидже? Шах, поддерживая сестру, утверждает, что ББ предан Династии, и потому будет в их клане «Анти-Хю». Лютфи парирует тем, что Хюсрев тоже очень даже преданный, однако ж Хатидже не торопится стать его супругой. Пришедший евнух объявил, что приехал только что упомянутый Хюсрев. Пора и Психее увидеться со своим будущим Династийным Рабом и Прислугой.
Селим сообщает Баязиду, что тот опять остается дома и в поход с братьями не пойдет. Баязид кинулся к отцу и спросил, почему опять так распределились участвующие в походе шехзаде. Сулейман снова списал на то, что если все уйдут, кто будет родину защищать, и намекнул, что нужно расплачиваться за плохое поведение.
Хюсрев тет-а-тет с Психеей, закутанной ради такого случая в платок. Жених выразил невесте свое почтение, и, понимая, что ловить тут нечего, сообщает, что раз она не хочет к нему в жены, так и он в этот брак ни ногой, а посему спешит откланяться. Психея заинтригована, не иначе. Как это, ни ногой, а кто тебя, раба, вообще спрашивать будет?
Эсмахан с превеликим удовольствием сообщает Михримах, что выходит замуж за Усатого и этот вопрос уже обсуждается на Высочайшем уровне. В это же время Шах говорит Сулейману, что хочет выдать дочь замуж за ББ.
Хюррем посещает Эбу-Сууда в его доме, интересуясь, как обстоят дела со сносом невольничьего рынка и строительством на его месте мечети. Тот сообщает, что улажены дела почти со всеми торговцами.
ББ приносит Сулейману SOS о том, что Индии требуется помощь в защите от неверных. Дав указание, Сулейман интересуется у Усатого, как у него дела на личном фронте, вроде уже не юный перец, пора бы и обзавестись сварливой супругой и кучей сопливых балибейчиков. Тем более, Шах уже все решила, и сам Сулейман не против, но ему просто интересно, а что там в Усатой душе?
Явившись к папе, Михримах узнала, что тот разговаривает с ББ в данный момент. Подслушать и заглянуть в замочную скважину не дало присутствие у дверей стражи и появившаяся Хюррем. Вышедший ББ дал возможность и Султаншам удостоиться чести лицезреть падишахский лик. Хюррем поинтересовалась, чего тут делал Усатый. Сулейман сказал, что вроде как ББ и жених его племянницы, но очевидно, что жениться он не намерен, так как сердце занято какой-то другой. Михримах, приняв это на свой счет, повеселела.
Маниса. Гарем. Становитесь, девки в ряд, господин вернулся. Потетешкав самую малость дочурку, Львенок поспешил к маме, которая уж и не чаяла увидеть его живым. Мустафа сообщил матери, что, несмотря на справедливость его поступков, отец все-таки наказал его отстранением от похода.
Прощание перед походом. Сулейман традиционно проходит вдоль бабской шеренги, к которой в этот раз не присоединилась Хатидже. Хюррем в присутствии Шах обещает писать Сулейману, осведомляя его обо всем, что происходит в его отсутствие.
Нигяр, которой не нравится присутствие Оливии в доме и она этого не скрывает, пытается настроить Рустема против Хюррем, говоря, что в Диван попал Хюсрев, а значит, Хюррем забила на Рустема. Рустем интересуется насчет сплетен о ББ и Эсмехан. Нигяр сообщает, что свадьба намечалась, но расстроилась, и помешала этому, скорее всего, Михримах, на которую, в свою очередь, положил глаз Рустем. Рустем предлагает супруге заткнуться.
Михримах навещает Усатого в его комнате и утверждает, что раз тот не захотел Эсму в жены, значит, любит Михримах. Типичная женская логика. Усатый отвечает, что пусто у него в сердце, нету никого, ни той, ни этой, пора бы уж понять и перестать его домогаться.
Джихангир видит, как Баязид копошится в уголке, и интересуется, куда тот намылился. Баязид прощается с братом и велит ему оберегать маму и сестру, а он уходит в поход. Миновав стражу, под видом ухода на урок, Баязид сбегает.
Диван. Лютфи выражает Хюсреву надежду погулять на его свадьбе после похода. Появившийся Рустем поздравляет Хусрева с полученной должностью, на которую рассчитывал сам. Лютфи напоминает Рустему, что на пути к Дивану можно потерять то, что имеешь, на что Рустем отвечает, что он добился всего потом и кровью, так что нелегко его всего лишить.
Сулейман раздает ценные указания военачальникам. Главным в столице остается опять Мустафа Паша.
Сборище у Папы тоже готовится принять бой.
Венеция приходит в гарем. Нанятый ею евнух приводит ее к Лукреции, которую он вычислил. Чтобы удостовериться, что наложница, с которой много раз Венеция сталкивалась лоб в лоб, и есть ее сестра, понадобилось задрать у оной рукав и убедиться в наличии большущей родинки, где-то в районе локтя. Объяснить непонимающей Румейсе странность своего поступка Венеции помешала неожиданно вошедшая Махидевран.
Тем временем лысик Бенито укараулил Мустафу и сообщил, что у Венеции есть некие секреты и он просто обязан о них поведать наивному Львенку.
Эбу-Сууд сообщил Хюррем, что одна женщина не продает никак свой дом, мешающий строительству. Хюррем выразила желание лично поговорить с этой женщиной.
Хатидже и Шах обсуждают постройки Хюррем. Психея выражает нетерпение в избавлении от Рыжей, пока Повелитель шастает по полям сражений. Шах предлагает Хатидже постоять в сторонке и понаблюдать, как она разделывается с Хюррем. «Есть ли у вас план, мистер Фикс? Есть ли у меня план? Есть ли у меня план? У меня есть план!» (с).
Хюррем велит Сюмбюлю и Диане быть особо бдительными, так как Династии только и ждали, когда она останется без прикрытия. Сюмбюль сообщает,что Баязид пропал.
Хаммам. Михримах. Пришедшая Эсмахан заявила, что, несмотря на все усилия Михримах, они все-таки поженятся с ББ, когда тот вернется из похода, и неважно, любит тот ее или не любит, потому как он и к Михримах равнодушен, что так тяжело осознавать дочери Падишаха, да и отказался он от нее, потому что считает ее ребенком.
Отвесив не в меру говорливой кузине плюху, Михримах замечает, что с чувством равновесия у той беда-беда, и к интерьеру хаммама добавляется бессознательное тело Эсмы Хан, украшающее мраморный пол…

To be continued…

0

10

Краткое содержание к 93 серии

Хюррем, которая узнает о пропаже Баязида, теряет рассудок. А Михримах в свою очередь старается скрыть то ужасное происшествие, которое произошло между ней и Эсмахан. Баязид, который был вычислен в походе, предстает перед Сулейманом. А Шехзаде Мустафа без согласия Сулеймана принимает опасное решение. Шах Султан, воспользоваашись отсутствием Сулеймана, организует в гареме бунт.Хюррем делает все возможное, чтобы сохранить в гареме порядок. Своими действиями Шах Султан наносит Хюррем сокрушительный удар.
Хюррем, которая получает весть о пропаже Баязида, теряет рассудок. Пока Хюррем ищет везде Баязида, она получает известие о том. что он отправился в поход. А Михримах в это время беспокоит ее положение. По ее вине Эсмахан упала в хамаме. Воспользовавшись тем, что Эсмахан потеряла сознание, Михримах старается скрыть причину ее падения. Но не так-то и просто убедить в этом Шах Султан.
Баязид, который втайне от всех присоединился к походу, сталкивается с поражением в схватке с одним воином. Сулейман в гневе на своего сына, который предстает перед ним после этого происшествия. Хотя в душе он и горд за храбрость, которую проявил его сын, но Сулейман считает необходимым дать ему соответствующее наказание за этот проступок. На помошь войску, которое не может перейти реку Прут, со своим великолепным мостом приходит Мимар Синан. Шехзаде Мустафа тем временем узнает о том, что Румейса сестра Габриэлы. Румейса своим решением удивляет Мустафу. Получив вести о ходе боевых действий в Белом море, Шехзаде Мустафа своим внезапным решением вызывает всеобщее неодобрение.
Для Шах Султан, которая воспользовалась отсутствием Сулеймана, пришло время воплотить в жизнь план мести. Она начинает воплощать в жизнь свой тщательно продуманный план, направленный против Хюррем. В то время как Хюррем пытается сохранить порядок в гареме, Шах Султан своим действием в гареме меняет баланс сил.

0

11

93 серия Альтернативное содержание от Татьяны Родионовой (CherryVK)

Узнав, что Баязид исчез, а многочисленная челядь «ничего не видела-ничего не слышала», как это обычно и бывает, Хюррем, оглушив Сюмбюля голосовыми децибелами, пошла обшаривать все углы и закутки своего хозяйства лично.
Лес, военно-полевая кухня с солдатской кашей. Баязид в компании своего ровесника Хасана, умыкнув из янычарской каптерки янычарский прикид, привыкает к солдатской жизни, предварительно запретив сообщнику раскрывать свое высочество.
Афифе замечает, что у дверей сарайного хаммама очередь, как к душу в женском общежитии. Не успевшей удивиться Афифе, что за…, помешала выскочившая из сауны в полотенце царска дочь, призывающая службу спасения 112. Откликнувшись на призыв, Афифе обнаруживает на мраморном полу царску племянницу, неудачно выбравшую место для принятия то ли солнечных, то ли воздушных, то ли серо-ртутно-водородных ванн. Желая убедиться, все ли в порядке с головой у посетительницы бани, находящейся в парилке в повседневной одежде, Афифе пощупала головную часть молодой Династии и сделала вывод, что с данным органом точно не все в порядке, исходя из забрызганных голубой кровью своих пальцев.
Хюррем потребовала объяснений от учителя, как такое случилось, что его единственный (!) ученик исчез, а сам песталоцци ни в зуб ногой. (Хвала, хвала нашим педагогам, успевающим одновременно 30-40 ученикам и урок объяснить, и от кнопки на стуле увернуться, и нарушителей спокойствия рассадить по дальним углам). Тот вяло оправдывается, что, мол, воля принцевская была такова, чтобы педагог оставил его на пять сек, а как откажешь османскому мажору? Держите меня семеро, мысленно заорала Хюррем, щас на лоскутки ваши чалмы размотаю. Куда дели львенка, отвечать, сукины дети?!! Пребывающий в непонимании Мрачный пытается урезонить Хюррем, да кто ж посмеет, вроде приказа умыкнуть шехзаду извне не поступало, попутно переведя стрелки на Главного Обыскивателя карет и тайников. Тот отнекивается, что никого не видел, когда обыскивал выезжающий транспорт. Пообещав отрубить головешки всем присутствующим, коли не приведут ее сынку, Хюррем выставила всех вон, велев проследить за ними Сюмбюлю.
Лес. Янычарский привал. Получив свою порцию солдатской бурды вместо Шекеркиных деликатесов, Баязид погрустнел. Тоска какая, оказывается, эта солдатская жизнь. Хасан предлагает не кобениться и сожрать, чего дают, потому как ночного похода к холодильнику тут точно не предвидится.

Лазарет. Душа Эсмахан пока не спешит возвращаться в ее бесчувственное тело, несмотря на усилия медперсонала, обмахивающих ее вонючими зельями и сделавшими все возможное на тот период развития медицины. Михримах интересуется у Афифе, сообщила ль та родственникам потерпевшей, а як же, отвечает Афифе.
А в сарае родственников потерпевшей разбирают баулы со шмотьем, знакомая челночница из Бурсы да Италии привезла. Шах предлагает Хатидже присоединиться к текстильному разврату, хватит пялиться в окно на сад, в котором давно отцвели и хризантемы, и розы с мимозами, и статуи больше не радуют своими античными гениталиями, пора обновить вдовий гардеробчик и пуститься в новую разноцветную жизнь. Хатидже отмахивается от заманчивого предложения начать нормальную жизнь и интересуется, что же планируется сделать с Рыжей в этой серии. Шах не успела ответить, потому как пришло известие о дочери, находящейся в бессознательном состоянии в Топкапском травмпункте.
Обыскивая закутки, Хюррем заглянула в лазарет и увидела лежащее тело младшей Хацапетовки в окружении Афифе, Михримах и массовки. Только этого не хватало, нашла время плюхаться в хаммамах, когда наследники пропадают! Михримах предположила, что Баязид в обиде из-за того, что все пошли на войнушку, а его не взяли, спрятался где-то, так что все ОК, мама, не кипишуйте вы так.
Тем временем, псведоянычар Хусейн (бывший Баязид) стал объектом интереса со стороны одного из солдат, которому приглянулся хусейнов дорожный клатч. Ну раз приглянулся, надо брать, подумал солдат и потянул сидорок в свою сторону, отпихнув законного владельца в сторону. Дальнейшему развитию конфликта помешало построение по приказу командира по причине появления Главнокомандующего, Повелителя Трех Материков и Семи Морей, а также Луны, Воздуха, Солнца, Дождя, Грома, Ветра и прочая, прочая в сопровождении свиты и Селима, провожаемого ненавидящим взглядом экс-Баязида.
А тем временем, Папо со своим кардинальским персоналом объявляет всеобщий сбор. Императоры, короли, принцы и прочие величества-высочества, становись под ружье и готовсь дать крестовый отпор надвигающемуся Осману.
Главный штаб. Лютфи докладывает, что Папо занялся строительством крестовой флотилии и на море сейчас лучше иплом не щелкать. СС дает указание – не щелкать. На планерке отметились Лютфи и Хусрев, выразив и так понятное всем мнение. Главное – не тот, кто знает, а тот, кто первым об этом скажет, а кто не успел высказаться, так и будет числиться в лузерах. Да же, Аяз?

Маниса. Мустафа, получив сведения о Венеции, советуется с Ташлы, можно ли верить лысому? Ташлы предлагает свои услуги расследователя данного вопроса, но Львенок сам, все сам, потому как заняться-то более нечем в провинции, скукота.
А в манисском гареме Венеция тем временем пытается освободить Румейсу от ретроградной амнезии, рассказывая о причинах выпадения птенца Лукреции из их благородного венецианского гнезда и о ее многолетних поисках. Но найденный птенец не спешит кидаться на шею неожиданно возникшей богатой знатной родственницы, а наоборот, пытается отнекаться, «я-не я, и родинка не моя». Вызвать в утраченной сестрицей памяти отголоски воспоминаний раннего детства Венеции помешала Фидан, шныряющая по коридорам манисского сарая. Пообещав Румейсе вырвать ее из лап похотливого хозяина замка, Венеция удалилась.
Прибежав к лежащей на больничной койке Эсмахан, Династийные сестры интересуются, как все произошло. Михримах, объяснив, что пострадавшая внезапно упала в середине их разговора в хаммаме, натыкается на язвительный вопрос Психеи, что они теперь беседуют в бане? Конечно, в бане можно только мыться, набивать брюхо фруктами, чпокаться и резать вены, а беседовать в бане – ни-ни, дурной тон. Ответить толком помешала открывшая глаза потерпевшая, вернувшаяся-таки из сумрака.
Тем временем Сюмбюль приносит Хюррем сведения о том, что Баязида видели с неким Хасаном, который тоже исчез, видимо, слиняли вместе. Пришедший Мрачный принес одежду беглеца, спрятанную в учебной комнате. Глядя, как мать мечется из угла в угол, Джихангир признался, что знает, куда делся братец.
Пришедшая в себя Эсмахан на расспросы матери и тетки заявляет, что упала сама, внезапно, во время разговора, вестибулярный аппарат подкачал.
Джихангир, вырывая у маманьки обещание не злиться уж очень сильно, рассказывает, что братец слинял на войнушку. Маманька велит привести немедля беглеца, дабы надрать ему, наконец, мягкое место, самолично.
А на войнушке начавшийся конфликт между Баязидом и докопавшимся до него солдатом получает-таки свое логичное продолжение: находящийся под прикрытием наследник, не выдержав сравнений с маменькиным детенышем, применил физические способы аргументации. Проще говоря, засветил кулаком в морду. Ответная реакция не замедлила себя ждать. Проходящий мимо Селим заметил мордобой и пошел посмотреть, интересно же. Тут и начальник солдатский нарисовался и растащил дрАчунов по разные стороны. Услышав знакомый голос одного из участников мордобития, Селим, подойдя поближе, велит поднять тому голову, дабы убедиться, что он не ошибся и перед ним его любимый братишка. Так и есть.
Шах подозревает, что дело с падением Эсмахан в банном помещении нечисто, и явно что-то скрывается, так как Михримах странно стреляет глазками. Подошедший Мрачный получает выговор от хозяйки, что плохо смотрит за территорией, когда с ее деткой творится неладное. Мрачный сообщает, что был занят поисками сбежавшего Баязида, который слинял на войнушку. Шах довольна, намечается разборка.
Селим волочит Баязида на ковер к Главному. А у Главного – планерка, докладчики – Рустем, Усатый. Хюсрев, отрабатывая визирский халат, вставляет свои комплименты силы и мощи самого СС. В зарабатывании рейтинга подсуетился и Селим, приведя Баязида пред царские очи. Планерка замерла в ожидании львиного рыка.
Хюррем успокаивает Джихангира, расстроенного тем, что не сдержал данное брату слово помалкивать, говоря, что он правильно сделал и спас, возможно, брату жизнь, так как вокруг много зла. Появившаяся с династийными претензиями по поводу необеспечения безопасности одному из членов Династии Шах, обвинила мать того самого потерявшегося члена Династии в халатности, а также указала, что Главному это не понравится. Пффффф. Идите уже, Династия, стройте из себя ювенальную юстицию в другом месте.
Сулейман делает выволочку Баязиду за то, что тот не выполнил его приказ, а покуда тот не научится выполнять приказы командиров, ему в походах делать неча, несмотря на отличное лошадескакание, лукостреляние и кинжалометание. Приговор: Шехзаде – вернуть домой, всех помогавших ему – выявить и казнить. На аргумент Баязида, что виноват только он, СС отвечает, что за ошибки придется платить.
Мехмет упрекает Баязида за то, что тот не подумал о матери, сбежав из дома. Рустем просит Мехмета не упрекать брата, ведь ему и без того очень и очень невесело. Баязид, подойдя к Хасану, велит ему быстрее сваливать и не возвращаться в сарай, иначе казнят.
Топкапы. Беглец уж дома. Джихангир говорит ему, что мама обещала не наказывать его. Но Баязид злится не на Джихангира, а на Селима. Пришедшей Хюррем Баязид отвечает, что ни о чем не сожалеет, и в следующий раз опять сбежит, если его не возьмут. Хюррем указывает ему на то, что по его вине будут казнены учитель и глава стражи, и если он будет продолжать оставаться таким же упрямым и вспыльчивым, так и будет расплачиваться всю жизнь. Наказав беглеца отменой спортивных занятий, удалилась.
Шах допытывается у Эсмахан, что произошло на самом деле в бане, каким боком тут Михримах и не кроется ли причина неудачных танцев на мраморе в Усах. Эсмахан уверяет, что это был несчастный случай, а их дружбе с Михримах никакие Усы не помеха.
Хюррем навещает Михримах в ее комнате и говорит, что они ее позорят перед СС, что Баязид, что Михримах, которая явно замешана в банном инциденте с младшей Хацапетовкой. Михримах стоит на своем, просто разговаривали, потом – бах – и сестрица в обмороке с разбитой головой на полу. Может, диета, может, дни критические, кто ж знает? Хюррем предлагает навестить больную.
Шах, вернувшись домой, уверена, что Михримах запугала ее безобидную дочу, а виновата в этом, конечно же, Хюррем. Хатидже подкидывает дровишек в костер, заявляя, что это Рыжая помешала Шах стать тещей Усатого, чтобы после окончания военных действий самой занять это место. Шах уверяет, что Рыжей будет не до того, так как у нее начнутся проблемы в скором времени, да такие проблемы, что покинет она гарем или в полный рост, или вперед ногами – неважно.

Мустафа навещает Венецию в ее вампирском логове, в котором, несмотря на обилие свечей, всегда темно и непонятно, то ли день на улице, то ли ночь. Не теряя времени на этикетные реверансы и прижав Венецию за горло к стене, Львенок, вместо давно ожидаемого ею поцелуя прямо в носоглотку и последующих физических действий сексуального характера, сообщает, что лысик Бенито ему кой-чего сообщил о ней, о Венеции.
А бдительная Мамо, подозревая, что сынку вновь намылил лыжи в сторону венецианского особнячка, говорит Фидан, что бабенка эта очень непростая, и не зря тут ошивается вокруг ее Мустафы. Фидан стучит, что Венеция была в комнате ее внучки и шушукалась с Румейсой. Та ответила, что Венеция просто мимо проходила и зашла поздоровкаться.
Венеция отрицает обвинения Львеночка в шпионаже и признается, что лысик ее шантажировал информацией о потерянной сестре, но она заставила-таки его сказать, что сестрица находится в Львеночкином гареме, и отдааааааайте мне ее. Львеночек отвечает, а с какого, собственно, перепуга, я должен разбрасываться своим курятником, я еще не всех перечпокал. Так что, собирай манатки, милая, и радуйся, что я тебя не казнил, попутного итальянского ветра тебе!
Вернувшись к Мамо и застав Румейсу, Львенок спрашивает о той, кто она и откуда, попутно демонстрируя, что не забыл уроки итальянского от Великага Ибрахима и некой Изабеллы, томящейся в заточении где-то в Босфорском монастыре. Услышав, что дЕвица красная о семье не помнит ничего, велит Мамо не пускать более на порог Венецианскую купчиху. Понавещала, и будя. Мамо радо, хотя и не поняло.
Совещанию членов кружка «Анти-Х» помешала пришедшие с визитом к больной Эсмахан Хюррем и Михримах. Пока Хюррем выслушивала нападки Психеи о том, как Рыжей не совестно являться сюда после рукоприкладства к ее царственной морде, Михримах поднялась к приболевшей кузине и поинтересовалась ее самочувствием, а попутно напомнила, к чему приводит неконтролируемый словесный понос в разговоре с ней, Михримах. В ответ Эсмахан заявила, что от слов своих не отказывается и миссис Усы Михримах не быть. На том и расстались подружки.
Слыша от Хюррем о том, что Михримах опечалена произошедшем с Эсмахан, Династии обвинили Хюррем в том, что у нее лживая дочь, такая же, как и ее мать. Хюррем напомнила, что Михримах – не законная жена Повелителя, а его единственная дочь, а значит, гнобить ее вредно для их здоровья, так что, заткнитесь, кукушки, мы уходим.
Решив вопросы с детьми, Хюррем вернулась к деловой жизни и, прихватив с собою жену Эбу-Сууда, к ее великой радости, отправилась уговаривать неуступчивую домовладелицу, мешающую своим несогласием продать дом стройке века.
Встретившись с домовладелицей и узнав, что она не хочет продавать отчий дом по причине воспоминаний, связанных с ним, Хюррем рассказала о своих воспоминаниях: как убили ее семью, и она попала на находящийся тут невольничий рынок как рабыня, как она молила о свободе, как ей хотелось вернуться домой, и как ей повезло, что она обрела дом и семью во дворце Повелителя. А потому она хочет снести этот чертов базар и построить школу, мечеть, столовые и прочее, чтобы в месте, где пролито столько слез, раздавался только смех и молитвы.
Домовладелица прониклась исповедью Хюррем и дала согласие.

Палатка СС. Пока военачальники обсуждают, с какой стороны подобраться к Молдавии, брат тамошнего президента явился к СС с присягой на верность, иуда.
Планерка у Папо. Бла-бла-бла, мы – крутые, мы всех турок порвем на британский флаг. Мальта – есть! Генуя – так точно! Венеция – за! Карл и Португалия – а як же?! А почему молчит Франсуа? А Франсуа не хочет терять торговые отношения с Османией, французам понравилось трескать лукум и запивать шербетом, мы пас! - Ну и хрен с вами, -говорит Карл, - тогда назначьте командующим флотом моего адмирала Дориа.
Гарем. У девок финансы поют романсы. Находящиеся на полном сулеймановом обеспечении иждивенки вдруг загундели, что им давно не выдавали зарплатные конверты. Высказавшим свои претензии девкам Сюмбюль обещает скоро погасить задолженность, с процентами. Война войной, а зарплату подавай.
Афифе сообщает, что в связи с походом, в которое инвестировали все конфискованное бабло Ибрахима, в гареме образовалась задолженность по зарплате и надо срочно что-то решать, а то девки жалуются. (Современный руководитель решил бы проблему просто – Не нравится - уё.. Причем вместо выходного пособия еще и вычел бы сфабрикованную недостачу). Хюррем обещает решить вопрос.
Услышав, как Сюмбюль пытается воззвать к совести зажравшихся иждивенок и уговорить их подождать, Хюррем обещает лично решить проблему в течение нескольких дней.
Тем временем Мрачный докладывает Шах, что гарем, по ее приказу, стоит на ушах и обстановка становится жароопасной. Шах довольна. Нигяр подсказывает, что Хюррем найдет способ заткнуть всем пасти, а Шах предлагает помочь ей в этом.
Шекер на базаре становится свидетелем, как некий проповедник несет такое, от чего уши в трубочку сворачиваются у правоверных и заставляют принять меры патрулирующего базарную площадь по старой привычке Эбу-Сууда.
Вызванному Мрачному Хюррем делает выговор по поводу того, что в гареме полный ураган, и ей нужны средства, дабы погасить долги по зарплате, а посему пусть Привратник (?) вытрясет бабульки с Мустафы Паши, исполняющего функции мэра этого города. Я, правда, не понимаю, каким образом привратник взыщет бабло. Видимо, он должен обыскивать входящих и выходящих в сарай пашей и прочую нечисть, и то, что найдет у них в результате личного досмотра, то и пойдет в кассу сарая. Мрачный сообщил, что у Мустафы Паши денежков нету, и коль Султанша вбухала собственные средства в стройку, то придется занять у кого-нить, например, у евреев, у них же всегда золотишко припрятано. Наведя на нужную своей хозяйке мысль Хюррем, Мрачный покинул помещение. Сюмбюль советует Хюррем не влезать в долговую яму, но та не хочет намечающегося в гареме бунта.
Пока на базарной площади народ, взбудораженный еретическими проповедями залетного проповедника, расходился, Эбу-Сууд поспешил узнать кто же этот смелый лектор, откуда появился и дружит ли с головой, раз позволяет нести такую нездоровую чушь. Но молодость границ не представляет, а посему ошибок не признает.
Шах появляется в гареме с предложением проспонсировать выплату зарплаты наложницам и прочей гаремной нечисти, мотивируя этот жест доброй воли нежеланием того, чтобы уважение людишек к Династии пошатнулось. Сыграв на отвращении к слову «Династия», Шах своим предложением помогает Хюррем принять окончательное решение насчет экспресс-кредита у известной банкирши.
Тем временем СС и вся королевская конница, вся королевская рать вдруг обнаружили, что на пути их следования возникла река, которую приказание Его Мухтешемства повернуть вспять не может, а все возводимые ранее мосты унесло вниз по течению. Матракчи намекает, что есть тут один безбашенный строитель, Лютфи поддерживает, да, есть, и его в свое время покойный Ибрахим очень отметил. А привести!
Приведенный к царским ногам Синан с помощью подручных материалов продемонстрировал тонкости мостостроения и нюансы мостовозведения именно на этой реке. СС дал 10 дней на то, чтобы тот предъявил ему «мост анжинерной системы, да чтоб из хрусталя» и в таком разе быть ему в великой падишахской милости, а в обратном случае - остаться без головы.
Вызвав еврейскую банкиршу Ракель, Хюррем попросила у нее в долг 50 000 золотых монеток, та попросила несколько дней, дабы собрать такую нехилую сумму. Столкнувшись в гареме с выходящей от Хюррем банкиршей, Нигяр уводит ее к Шах.
Узнав, какую сумму запросила Хюррем для покрытия возникшей задолженности, Шах велела банкирше делать свое дело, но сообщить, когда именно та собирается передать денежки.
В гареме Диана утихомиривает обнаглевших тунеядок обещаниями от самой Хюррем выплатить им денежки с процентами через несколько деньков.
В Манисе Мустафа и Ташлы обмениваются мнениями о военных действиях армии СС. Мустафа уверяет, что Сулейман не догоняет серьезности обстановки, и тактика у него неверная. О как. Короче, Львенок решил упасть грудью на амбразуру и защитить столицу, коли на нее нападут, а велит солдатам быть в полной боевой готовности.
Подъехавшая в карете Венеция слезно умоляла отдать ему сестру, потерянную много лет назад и найденную в его гареме.
Рассказавшего о сериально-мелодраматической разлуке венецианских сестер Львенка Мамо убеждает, что младшая венецианка – его частная собственность, имущество, так сказать, а имуществом не разбрасываются налево-направо.
Пока мать и сын рассуждали о праве собственности на человеческую единицу в их хозяйстве, венецианские сестры сверили свои семейно-наследственные родинки, и Венеция обрадовала сестру сообщением о свободе и знатной семье.
Львенок заявил, что Румейса САМА решит (либо идти на свободу к семье, либо остаться в качестве половой тряпки в гареме). Мамо в шоке, как так, это что же, люди добрые, делается, если каждая вещь в гареме начнет свой порядок устанавливать, то манисский мир рухнет.
Пришедшей Румейсе Мамо пожелала скатертью дорогу, но Румейса, заявив, что ее семья – это тут, и не хочет она быть богатой, не хочет быть свободной, а хочет вечно оставаться в ногах у Шехзады и его мамани. Ндаа. Вот это я влип, подумал Львенок.

Прошло 10 дней, мост построен, акт о принятии подписан. Вознаграждение Синана поручено Лютфи.
Барбаросса узнает, что скоро встретится в море с Дориа. Мальчишки готовятся к встрече друг с другом.
Хюррем получает известие от банкирши, что кредит готов к выдаче и отправляет Сюмбюля получить денежки. Тем временем Нигяр сообщает Шах, что денежки будут переданы сегодня.
Пока Сюмбюль получает денежки, гаремные тунеядки нашли письмецо, которое тут же пошло по рукам, вызывая неподдельный интерес у сплетниц. Ставшая свидетельницей сего служанка Михримах сообщает хозяйке, что по рукам гуляет не уничтоженное вовремя письмо Усатого, которое он написал в свое время Михримах. Лолита понимает, что Эсмахан не упокоится.
В то время как Хюррем с нетерпением ждет появления Сюмбюля с золотишком, на его карету нападают люди в черном.
Появившийся в гареме Сюмбюль окружается девками, требующими выдать им зарплату. Отмахнувшись от них и добравшись до Хюррем, Сюмбюль сообщает, что Робин Гуды добрались и до османских лесов, а посему, потеряв в неравном бою свою охрану, заемное золото сменило хозяев и перешло в другие руки. Хюррем в столбняке.
Пока корыстолюбивые марамойки раздували панику из-за неполученных сегодня мешочков с монетками, а Афифе тщетно пыталась успокоить их обещаниями о встрече с фалакой, Шах появилась в гареме.
Хюррем требует объяснений о случившемся у Сюмбюля, пришедшая Диана сообщает о действиях Шах.
Выйдя из покоев, Хюррем видит, что Шах начала раздачу пряников в обход Хозяйки Гарема…

Отредактировано Наташа (Пятница, 5 апреля, 2013г. 14:44:33)

+2

12

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ К 94 СЕРИИ.

Хюррем препятствует раздаче жалования наложницам со стороны Шах Султан. Хюррем, которая намерена сохранить свой авторитет в гареме, не останавливают ничьи слезы. В это время Сулейман одерживает блестящую победу в Молдавском княжестве, а Барборосса -в Превезе.(velekolepniy-vek.ru) Шехзаде Мустафа своими решениями ставит под угрозу свое будущее. Игры Шах Султан заводят Хюррем в угол. Хюррем допускает такую ошибку, после которой нет дороги назад.

Хюррем гневается из-за того, что Шах Султан раздает деньги в гареме. (velekolepniy-vek.ru)Она приказывает немеделенно вернуть все деньги назад. Возрастающие волнения в гареме заставляют Хюррем принять жесткие меры. Хатидже же в свою очередь ищет пути нахождения могилы Ибрагима. (velekolepniy-vek.ru)Сон, который она видит, сподвигает ее устроить слежку за Нигяр. А Нигяр в это время продолжает действовать против Хюррем.

Сулейман возвращается из похода на Молдавское княжество с победой. Барбаросса же одерживает легендарный триумф над флотом крестоносцев. (velekolepniy-vek.ru)Шехзаде Мустафа принимает опасное решение в то время как пытается обеспечить безопасность на Средиземном море.В то время как Махидевран выступает против необдуманных решений сына, Мустафа выражает уверенность в своем решении. (velekolepniy-vek.ru)После того как письмо, которое он адрессовывает своему отцу попадает в чужие руки, над Мустафой сгущаются тучи.

Шах Султан, которая следит за каждым шагом Хюррем, заставляет ее совершить ошибку. Хюррем попытается сделать все, чтобы сорвать планы Шах Султан. Но собственноручно совершенная ошибка приближает ее конец.
Сможет ли Хюррем расстроить планы Шах Султан? Какое важное решение примет Мустафа? Какая ошибка Хюррем предначертит ее судьбу?

0

13

СОДЕРЖАНИЕ 94 СЕРИИ ДЛЯ СЕРЬЕЗНЫХ

Михримах Султан выдает содержание письма Малкочоглу как ответ на чувства Эсмахан Султан, гарем продолжает сплетничать о дочери Шах Султан о чем лично девушке не применула доложить сама Михримах.
Хюррем запрещает девушкам принимать деньги от Шах Султан, в этом ее поддерживает Афифе Хатун. На протесты Шах Султан Хюррем отвечает что гаремом управляет она, а значит лишь она имеет право принимать решения.
Крымский хан Сахиб - Гирей прибывает в лагерь Сулеймана. Хызыр Паша продолжает управлять флотом Османов на море. Тем временем в стане врагов Османов наступает время разногласий в принятии решений.
Малкочоглу приводит мародеров которых Сулейман приговаривает к казни, шехзаде Селим в панике , успокоить шехзаде приходит Рустем Паша. Хитрый Рустем говорит что это нормально и шехзаде со временем привыкнет к виду крови, Селим просит помощи у паши. Рустем обещает быть всегда рядом.
Сулейман получает весточку от любимой Хюррем, однако самой султанше в столице не до любви. Хюррем ищет возможность найти денег что бы выплатить содержание девушкам в гареме.
Ракель Хатун не раскрывает секрета Шах Султан, Хюррем Султан просит денег вновь, но еврейка отказывает, более того просит вернуть деньги, которые ей вдруг срочно понадобились. В гареме назревают волнения. Хюррем принимает совет Ракель Хатун взять денег у генуэзских раставщиков, для уплаты долга султанша намерена продать часть своего имущества.
Хатидже Султан считает что лучше не мешать и ждать пока в гареме начнется бунт, в это время к Султанше наведывается некая Хасра Хатун.
Хатидже просит Хасру Хатун помочь найти могилу Ибрагима Паши что бы помолиться о нем, женщина отказывает в помощи, но говорит что султанша скоро увидит место где захоронен муж во сне.
Девушки в гарем требуют денег, на их просьбы Хюррем приказывает назначить строгое наказание, наиболее строптивых отправляют в темницу.
Нигяр передает деньги одной из девушек Нихал Хатун в благодарность от Шах Султан.
Маниса.
Шехзаде Мустафа намерен прекратить набеги пиратов на берег Алании, во время его разговора с Ташлыджалы приходит Румеиса, шехзаде, заинтригованный решением девушки остаться в гареме он все же напоминает ей что при желании она может в любое время отправиться к сестре Габриэле.
Фидан докладывает Махидевран Султан о том что шехзаде не интересуется Айше Хатун, султанша отдает приказ присмотреть девушек для сына, способных родить наследника.
Эсмахан Султан переживает, мать ее успокаивает.
В гареме убивают одну из наложниц по приказу Шах Султан, Хюррем в ярости от того что происходит она отдает приказ выяснить кто убийца до восхода солнца.
Хатидже видит сон, в котором к ней приходит женщина и приводит к могиле Ибрагима Паши, около которой стоит другая хатун. Шах Султан будит Хатидже...
К Хюррем Султан приводят подозреваемую убийцу, но султанша отказывается верить в ее вину и отпускает, однако приказывает сказать что девушка казнена, а саму девушку спрятать пока не найдут истинного убийцу.
Сулейман назначает преданных людей на высокие должности в награду их заслуг перед Османской Империей. Лютфи Паша все больше завоевывает доверие Повелителя. Тем временем в лагерь доставляют письмо шехзаде Мустафы с просьбой начать восстановлении флота для защиты берегов Алании, однако письмо перехватывает Рустем Паша.
В Манисе Махидевран султан напоминает сыну не делать ошибок и действовать открыто, ничего не скрывая от отца так как Хюррем ждет шанса уничтожить его, но Мустафа отказываеся жить в страхе так как он не просто человек а старший наследник Повелителя. Рустем Паша сжигает письмо шехзаде Мустафы. Хюррем в беседе с дочерью говорит о своем истинном враге в лице шехзаде Мустафы, но Михримах все же не верит что старший брат может причинить вред ей и братьям, но при любой угрозе она готова сделать все что потребуется.
Махидевран Султан понимает что ее беспокойства за сына не беспочвенны, она вновь говорит с ним, она просит его просто держаться подальше от интриг вокруг Хюррем Султан и быть верным отцу.
Хюррем получает деньги в долг от итальянцев и платит девушкам в гареме. Мерджем ага интересуется откуда деньги, но Фахрие говорит что ей это неведомо, в ту же минуту он замечает сеньору Порцию, ростовщицу из Генуи. Хюррем дает письменное обязательство вернуть долг итальянской сеньоре. В гареме не смотря на полученные деньги сплетничают о том что деньги взяты в долг. Хюррем приказывает Сюмбюлю аге тайно продать два ее дома.
Хюррем получает ответ на свое письмо от Повелителя что немного поднимает настроение султанше, а настроение Султану Сулейману поднимает Хайреддин Паша своей победой на море :))
Повелитель готов вернуться в столицу.
Сюмбюль докладывает что доход от продажи имущества с лихвой пакроит долг Хюррем Султан перед итальянкой.
Нигяр докладывает Шах что дома Хюррем выкуплены как она и приказывала, Хатидже не понимает интриг Шах, но сестра просит не беспокоится.
Сеньора Порция приходит к Хюррем и сообщает что уже послала расписку, султанша понимает что вновь обманута Шах Султан. Не теряя времени, она направляется во дворец Ибрагима паши для встречи с сестрой Султана что бы потребовать свое. Шах Султан напоминает что Хюррем не имела права брать деньги у венецианцев, врагов Османов, ведь она не простая женщина, а жена Повелителя.
Эбус Суад эфенди докладывает Сулейману о еретиках в империи. Лютфи Паша советует выслать их из столицы. Хайреддин Паша приходит к Сулейману, довольный султан благодарит его за блестящую победу на море.
В Европе по прежнему строят планы против турок.
Маниса.
Махидевран Султан готовит праздник для шехзаде Мустафы, Румеиса надеется понравиться Мустафе. Шехзаде ведет собрание дивана, Ташлыджалы докладывает что Сулейман не ответил на прошение о строительстве флота.
Румеиса и другие девушки готовы предстать перед шехзаде Мустафой. Присутствие Румеисы сильно удивило Фидан Хатун, но девушка объяснила что ее прислала Махидевран Султан.
Девушки танцуют. Махидевран прощает Румеисе ее хитрость, однако на хальвет Мустафа зовет другую девушку чем сильно расстраивает Румеису.
Шах Султан и Гульфем планируют отвезти расписку Хюррем лично в Эдирне для Повелителя...
Хатидже вновь видит сон, но в этом сне она разглядела Нигяр стоящую у могилы Ибрагима паши.
Фахрие Хатун докладывает Хюррем что Шах и Гулюфем едут в Эдирне к Султану. Хюррем приказывает немедленно оповестить Сюмбюля так как необходимо остановить Шах.
Личная служба спасения Хюррем султан :)) нападает на повозку Шах Султан, угрожая убить Гульфем они забирают нужные бумаги.
Нигяр приходит к Хатидже. Султанша требует сказать ей где могила Ибрагима Паши, но Нигяр отрицает что знает где это место.
Сулейман советует Малкочоглу поскорей обзавестись семьей, в это время входит Шах и Гульфем. Сулейман удивлен, но одновременно он замечает что женщины напуганы. Шах рассказывает о нападении, Малкочоглу получает приказ узнать кто осмелился напасть на сестру Повелителя, в финале Шах сообщает что стала жертвой Хюррем султан и причиной всему бумага которую жена Султана хотела вернуть во что бы то ни стало. Сулейман читает документ ... Конец

0

14

94 СЕРИЯ ДЛЯ НЕ СЕРЬЕЗНЫХ

Став посмешищем в глазах гаремной общественности из-за преданного огласке письма Усатого, Михримах поспешила навестить свою любимую кузину. Удостоверившись, что за черным пиаром стоит именно Эсмахан с целью предать огласке тот факт, что самая завидная Османская невеста была отвергнута Главным гусаром империи, героиня скандальной гаремной хроники разуверила торжествующую «подружку» в обратном, и указала, что благодаря вовремя перехваченному в свои руки развитию ситуации, гаремный люд считает отвергнутой Усатым саму Эсмахан. Посетовав на горошечный размер мозга ошарашенной таким поворотом событий кузины и посоветовав не вступать более в игры с Падишахской Жемчужиной, Михримах удалилась.
Выйдя к тунеядкам и застав Шах, благородно устроившую аттракцион неслыханной щедрости по раздаче украденного золота персоналу, Хюррем поинтересовалась «А що це таке?». Шах посоветовала разуть глаза, ведь выдачу зарплаты ни с чем нельзя перепутать. Поинтересовавшись у главбуха гарема Афифе, с каких это пор касса стала раздавать дензнаки без резолюции Управляющего Дирехтура, Хюррем узнала, что главбух сама ни ухом, ни рылом, пришла тетка со стороны и давай разбрасываться денежками. Указав надоедливой тетке, что ведомости на зарплату подписывает тут только Главная она, Хюррем велела персоналу сдать свои конверты обратно в кассу. Посторонняя тетка страшно удивилась, что главбух пошла выполнять приказ Управляющего Дирехтура, а не ее, посторонней, но получила ответ, что Управляющая права, и зарплатную ведомость может подписывать только она. Забрав у тунеядок выданный им грант обратно, благодетельница удалилась, напоследок выразив сомнение в платежеспособности Хюррем.
Палатка Сулеймана. Прибыл крымский хан, и по совместительству папа Айбиге, доложивший, что Главный Молдаванин сбежал (в Московию под видом гастарбайтера). Сулейман дал указание несостоявшемуся свату разгрести тут все, пока Папо с Карлом огребают от Барбароссы на море.
А Барбаросса тем временем узнал, что прааативный Дориа сбежал, не дождавшись их пламенной встрече в порту Превезе. Полагая, что крестоносцы не для того подтягивали весь всевозможный судоходный транспорт, чтобы при виде показавшихся на горизонте суровых парней Барбароссы с серьгами в ушах бросить все и сбежать. Значит, сидит где-то в засаде хитроумная адмиральская сволочь, ждет.
Тем временем Дориа, не находя поддержки у своих подчиненных по данному крестовому походу, указывающих чего и как надо делать назначенному адмиралу, велит воспользоваться попутными ветрами и разбить пиратскую банду еще до того, как те войдут в порт.
Палатка Сулеймана. Пришедший Усатико доложил, что в войске самого Сулеймана есть мародеры и рэкетиры, напавшие на местное население и отобравшие теленка. Неудивительно, если учесть, что солдат кормят бульоном из-под яиц, а организм требует шашлыков. Сулейман велит отрубить попавшимся головы в назидание для всех остальных. Лучше б кормил нормально свое войско.
Приговор незамедлительно и публично привели в исполнение. Селим, заранее проглотивший возможные рвотные массы, и постаравшийся при помощи Рустема стоять ровно, удостоился поощрительного похлопывания по плечу от доброго папани. Тут Сулейману и почта подоспела от любимой супруги.
Рустем в палатке успокаивает бледнющего, находящегося в предобморочном состоянии Селима, что в его возрасте тоже не переносил вида крови, но ничего, перерос, теперь и глазом не моргнет, хоть на скотобойню иди, так что все путем. Селим просит ему помочь, Рустем обещает быть всегда рядом (с рвотным пакетиком наготове).
Сулейман читает письмо от Хюррем. Суть:
«Ты далеко
в целом мире я одна
Лишь высоко
в небе грустная луна
Слышишь вздох души
напиши
Живу я без тебя
словно во сне
Горю я без тебя
словно в огне
Прошу я напиши
весточку мне
Хоть строчечку
ты напиши
Ясный мой свет
ты напиши мне
Слезою дождя
на мокром окне
Ясный мой свет
ты напиши мне
Весенним лучом
на белой стене» (с)

Вызвав банкиршу Ракель, Хюррем интересуется, где та пропадала, и в курсе ли кредиторша, что заемные средства не дошли до царственной дебиторши, и почему сама кредиторша на следующий день вдруг срочно смылась за границу. Банкирша как бы удивлена, а в чем, собственно, дело? Ей что, не может приспичить срочно заняться шоппингом в генуэзских бутиках? Так-то так, кивает Хюррем, только вот откуда возникла утечка о дате выдачи кредита, не служат ли эти добрые люди в окружении самой кредиторши? Кредиторша умело перевела стрелки на гарем, вон сколько народу, и все трепятся обо всем. Ладно, х с тобой, решила Хюррем, давай еще один экспресс-кредит. А нету, Султаным, сами мы не местные, сосите чупа-чупс. Ну чего же делать-то, но черкни хоть адресочек подходящего пункта выдачи экспресс-кредита, если сама не можешь. Банкирша предложила посреднические услуги в деле сведения заемщицы венецианского происхождения с нуждающейся в средствах Хюррем.
А гаремные тунеядки все бузят, подловили Диану и давай ей жаловаться на неплатежеспособность и полную нищету по причине плохой Хозяйки, которая сама не платит и другим благодетельницам не дает заплатить. Диана поспешила успокоить страждущих обещаниями вырвать язык и переломать ноги.
Сюмбюль предостерегает Хюррем от займа у венецианки по причине нахождения в состоянии войны с любителями спагетти, и если до СамогО дойдет весточка, что жена одалживается у врагов государства - ой, беда-беда. А что ж делать, когда живущие на всем готовом иждивенки не могут заняться шоппингом в пределах замкнутого пространства по причине пустых карманов? Поскольку Хюррем оказалась в долгах, как в шелках, она велит Сюмбюлю срочно выставить на торги некоторые свои вещички, а пока в условиях строжайшей секретности воспользоваться займом у венецианской инвесторши.
Психея тем временем, не выдержав той пытки, что время течет, а Хюррем еще жива, подстегивает Шах затеять бузу в гареме, и велеть одной из тунеядок принести Династиям голову Хюррем на блюде. Шах, в очередной раз поражаясь недалекости ума сестрицы, успокаивает тем, что Хюррем не безоружна, поди, и есть более надежный способ устранить, наконец, Рыжее зло. Отвлекает от милой беседы пришедшая к Психее по ее вызову очередная Душецелительница. Психея желает найти могилу Ибрахима, чтобы достать его из-под земли своими воплями. Магистерша духовных практик предлагает Психее войти в суггестивный транс, во время которого она не только сама найдет могилу, но и при желании может и рядышком себе вырыть такую же.
Михримах удивляется, что Мамо не оповестила Сулеймана о проблемах в подсобном хозяйстве. Хюррем в ответ аргументирует свое решение желанием справиться с проблемой в одиночку, дабы не тревожить такой фигней главу семейства во время военных действий. Разговору мешают прорвавшиеся к Хюррем через оцепление Дианы тунеядки в количестве трех штук с требованиями ответить, правда ли, что своему личному персоналу Хюррем выплатила и зарплату, и премию. Афифе, ответив, что никому не платили, велела отправляться квочкам обратно на насест. Но закусившие удила тунеядки ответили, что ждать уж не в силах. О как. Все, баста, решила Хюррем и велела Афифе угостить активисток для начала фалакой, а на десерт – темницей.
Устроив в назидание остальным публичную порку по пяткам трем высказавшим нежелание ждать, когда им заплатят денежку, Афифе по окончании экзекуции велела бросить их в темное помещение на перевоспитание. Видя, как страдалиц за правду волокут в зиндан, Нигяр поощрила одну из организаторш массовых волнений увесистым мешочком и велела действовать далее, по намеченному Шахиней плану.
Маниса. Ташлы докладывает Мустафе, что португальские пираты совсем оборзели и в отсутствие пиратов османских по причине задействования их в военной акции, хотят пошуровать в Средиземноморье. Львенок велит восстановить верфь в Алании (которую, очевидно, ранее разрушили пьяные руссо туристо, с криками «Тагиииил!» устроившие из нее тарзанку). Ташлы заикается, что неплохо бы сначала получить разрешение вышестоящего руководства. Но Львенок велит начать стройку, а об остальном он сам позаботится, послав уведомление.
Махидевран интересуется у Айше, как там ее внучка и почему у самой Айше такая кислая морда. Фидан стучит, что Львенок Айшу не шпилит, даже по четвергам. Но будьте спокойны, Хозяйка, разврата с одной-единственной я не допущу, поэтому каждый раз Львенок шпилит разных, авось, какая-нибудь да залетит.
Мустафа же, испив водицы, принесенной венецианской Аленушкой, интересуется, почему же та все-таки променяла богатую свободу на туманные перспективы гаремного рабства. Ах, ответила Аленушка, мне без вас свет не мил, даже с платиновой кредиткой в кармане, и только смерть разлучит нас. Во как. Нет бы призадуматься Львеночку, а нужны ли ему потенциальные наследники от такой дурочки, но нет, самодовольному Манисскому осеменителю такие речи – привычное явление, и по-другому и быть не может.
Выходящую с блаженной улыбкой Румейсу застукала Фидан, и поинтересовалась, чего это она ошивается тут, когда ее обязанностью является находиться с дочкой Мустафы, а не с самим папой. Напомнив, что в гареме – все рабыни, неважно, кто из какой семьи, Фидан вернула грезящую Аленушку на землю.
Психея перед сном читает манускрипт от Душецелительницы.
Эсмахан выражает мамане претензии, что та думает о спятившей сестрице больше, чем о родной дочери, и вместо того, чтобы начистить рыло Хюррем, помешавшей браку Эсмы с Усатым, сидит на династийной попе ровно. Последние грибы встали на дыбы, подумала Шах, и успокоила, что Хюррем тут не причем (да ну, неужели?), а брака не захотел Сулейман.
Ночь. Топкапы. Насест. Пока все спят, кукушка, получившая гонорар от Нигяр, полоснула кинжальчиком по горлу одной из спящих.
Кухня. Шекер говорит Сюмбюлю, что все жалуются из-за отсутствия денег, и Мрачный перекрыл все доступы к левым доходам. Сюмбюль успокаивает, что денежки нашлись и завтра всем заплатят. Проходя через курятник, Сюмбюль слышит вопли и видит, что одной получательницей денежного довольствия стало меньше.
Диана будит Хюррем.
Ночное построение на плацу. Афифе докладывает Хюррем, что одну из наказанных днем упокоили. Хюррем велит немедля найти киллера, в противном случае все присутствующие иждивенки будут выставлены пинками за ворота. Афифе приказывает страже отменить ночной сон и заняться обыском.
Находящуюся в трансовом состоянии Психею навещает дама в капюшоне. К сожалению, без косы. Дама интересуется у Психеи, чего та хочет узнать. «Ничего не сказала рыбка, лишь хвостом по воде плеснула и ушла в глубокое море» (с) . Психея кинулась за уходящей особой прямо в открывшийся портал, и оказалась в лесу, похожим на тот, по которому ползала не так давно. Идя за проводницей по астральному плану, Психея на полянке видит еще одну капюшонницу, присевшую на землю. Не дать увидеть лицо второй обитательницы астрала Психее помешала Шах, разбудившая сестрицу, чтобы пожелать ей спокойной ночи.
Сюмбюль и Афифе привели к Хюррем предполагаемую убийцу с найденным под ее постелью кинжалом. Видя, что подозреваемая умывается слезьми и отрицает виновность, Хюррем верит ей и, мотивируя свое решение нежеланием проливать невинную кровь, велит Афифе спрятать деву на одной из ферм, при этом оповестив весь курятник, что деваху казнили.
Сулейман назначает брата сбежавшего Главного Молдаванина Главным Молдаванином. На те 500 янычар для охраны, вот те новый договор аренды Молдавии у Османии, претензий к молдаванам более нет, цалуй трон.
Рустем получает почту для Сулеймана: одно письмо от Мустафы Стамбульского, второе – от Мустафы Манисского.
Ташлы приносит Манисскому Мустафе смету предстоящей реставрации верфи, Махидевран интересуется, а в курсе ли вышестоящее руководство и получено ли разрешение на данные действия. Мустафа, отмахнувшись от расспросов, велит Ташлы начать проект. Мамо предупреждает, что шехзадам запрещено строить и использовать флот. Ой, мамо, откуда вам знать, чего можно, а чего нельзя делать шехзадам за пределами гарема, идите вышивайте. Мамо напоминает, что Хюррем не ест, не спит, а только и мыслит, как бы загнать шехзаду в отстойник, и пока не получен приказ от СамогО, даже не думай самовольничать. Но сынку ответил, что раз он одной крови с самим Фатихом, с какой стати он должен преклоняться или слушаться кого-то??? О_о.
Рустем, прочитав письмецо из Манисы, сжег его.
Хюррем посвящает Михримах в истинность своих взаимоотношений с Шах, Психеей. Выросшая в стороне от разборок между матерью и своими династийными родственничками, Михримах узнает, что Махидевран - не добрая тетя, регулярно передающая приветики и приглашающая в гости, а вообще-то главный враг ее матери и ради своего Мусти готова на все.
Маниса. Махидевран взращивает плоды своего многолетнего труда: ее Мустафа твердит, что не даст Хюррем покоя, пока жив. Мамо поддакивает, в том-то и дело, что «пока жив», она же не хочет, чтобы «жив». Львеночек обещает отплатить с лихвой Рыжей. Мамо не согласна, сама, все сама, пойду на поклон к Люциферу, если надо.
Михримах уверена, что Мустафа их всех любит и не сделает им ва-ва. Хюррем уверяет, что настанет день, и его любовь растает аки снег под солнцем. На предложение дочери помочь в борьбе кланов Хюррем отвечает отказом и призывом держаться в стороне от всего этого, дружить со всеми и оберегать братьев, в случае чего.
Гарем. Раздача кошельков. Становитесь, девки в ряд, подставляй карманы, Хюррем платит. Мрачный интересуется у Дианы, откуда дровишки? Из лесу вестимо, перед тобой Султанша забыла отчитаться, ответила Диана. Тем временем девка-убийца интересуется у Дианы, где же подозреваемая в убийстве? Где, где, казнили ее, закрой хлебало и получай свои монетки.
Мрачный видит венецианку, проходящую по коридору в сопровождении Ракель и Сюмбюля. Все ясно, вот и хозяйка дровишек.
Ракель представляет Хюррем венецианскую кредиторшу. Хюррем благодарит ее за займ, подписывает кредитный договор и обещает в самое ближайшее время погасить кредит. Банкирша обещает вернуть бумаженцию после получения денежек. Все счастливы. А зря.
Киллерша интересуется у Дианы, верно ли, что Хюррем заняла деньжонок у купцов? Диана посоветовала заткнуть любопытствующее хлебало самой, иначе она ей поможет.
Хюррем получает письмецо от Сулеймана. Суть:
«Знаю, дома ты грустишь
Я ушел служить
По другому, ты прости, не умею жить
Пусть препятствий полоса наша жизнь
Об одном тебя прошу
Ты меня дождись
Не надо забывать солдата
Лучшая награда для него, когда ты
Письма шлешь с ответом
Сквозь дожди косые» (с)
Барбаросса сообщил в письме Сулейману, что, несмотря на многочисленное превосходство вражеских кораблей и солдат, он при помощи сброшенных за борт молитв утихомирил ветер и начал атаку, закончившуюся побегом Дориа с половиной уцелевшей флотилии, и обеспечившую попадание в Википедию как самого Барбароссы, так и этой знаменательной битвы.
Сулейман и вся его военная шобла счастливы. Все, победа на всех фронтах, пора домой.
Сюмбюль сообщает Хюррем, что по ее приказанию, продано кой-какое имущество и наличка для возврата долга венецианке готова. Хюррем велит вызвать кредиторшу, чтобы погасить кредит и разорвать кредитный договор. Сюмбюль сообщает, что еще и Сулейман вот-вот вернется, а пока он в Эдирне чистится, скоблится, готовится, в общем, встретиться со своим семейством в приличном виде. Хюррем дает указание начать подготовку к встрече.
Нигяр сообщает шах, что Хюррем продала имущество нужному человечку. Психея интересуется, на фига козе баян, а Шах – имущество Хюррем, когда Сулейман уже на пороге практически, а сестрица все еще не замочила Рыжую, а продолжает возиться с бумажками. Шах уверяет, что как раз-таки и начинается самое интересное, и теперь они сделают Хюррем одной левой, причем эта левая будет левой СамогО. Психея в этом не уверена (опыт, недавно полученный, так сказать, налицо, ей подсказывает, что укатать Хюррем Сулейману не под силу).
Пришедшая венецианка в ответ на просьбу забрать денежки и вернуть документ отвечает, что давно уж все получила и все отдала, так к ней пришли люди от имени Хюррем. Немая сцена.
Получив под дых, Хюррем почтила визитом Шах и попросила вернуть принадлежащий ей документ. Шах, произнеся пафосную речь о чести Династии, которую не уберегла Рыжая, взяв в долг у вражины, будучи при этом женой СамогО, отказалась вернуть улику, пообещав известить Генерального о проделках его супруги.
Эдирне. Эбу-Сууд докладывает, что появился проповедник, несущий смуту в умы сограждан, и просит разрешения у Сулеймана выслать его подальше. Пришедший Барбаросса приветствует собравшихся. Сулейман объявляет его национальным героем и награждает.
А у Папо большой разбор полетов. Пока Гритти и Дориа обвиняли друг друга в тупости и трусости, Карл назначил Франсуа главным стрелочником в поражении христиан на море и суше.
Маниса. Махидевран приказывает сообразить пирушку для скучающего Львенка и подобрать для него самых-самых-самых, но для начала показать претенденток ей лично. Присутствующая Румейса мысленно наметила план действий.
Манисский Диван торжествует по случаю победы в войне, в которой сам не принимал непосредственного участия. Львенок велит организовать для янычар шоу, дабы вознаградить за усердие. Учитель сообщает, что верфь очень скоро будет сдана в эксплуатацию.
Ташлы беспокоит, что от Сулеймана до сих пор не получен ответ на письмо Львеночка, а все считают, что стройка инициирована им. Львенок успокаивает, да все ОК.
Фидан, готовящая пати для Львенка, видит присоединившуюся к шеренге кандидаток в львеночкину постель Румейсу. Поинтересовавшись, чего эта та тут делает, да еще и оголив область декольте, Фидан слышит в ответ, что Махидевран так распорядилась. Велев встать в строй вновь прибывшей, Фидан проводит предпостельную подготовку.
Танцы. Румейса, подтверждая известную поговорку о чертях в тихом омуте, разбив шеренгу рывком вперед, начинает атаку на жующего и пьющего Львеночка, как бэ предлагая своим извивающимся декольте начать дружить организмами.
Тем временем, Махидевран нянчится с внучкой. Пришедшая Фидан докладывает, что все идет по плану: девки танцуют, Львенок доволен. Айше скисла. МамО интересуется, а где нянька внучки, и услышав, что та самовольно проникла в самое сердце намечающегося разврата, восхищена ее хитростью, в конце концов, все эти бабенки здесь и нужны для того, чтобы их чпокал шехзаде.
Грязные танцы закончились. Отработав номер, танцульки вернулись в гримерку. А Румейсу Фидан подкараулила в коридоре и, обрушив на нее весь начальственный гнев, услышала, что сия тихоня намерена застолбить место возле Львеночка в качестве его любимицы и матери его детей. Не успев опешить от такой наглости, Фидан услышала, что Львенок выбрал себе постельную принадлежность на сегодняшний раз, и это – не Румейса. От это облооом! Довольная Фидан отправила недовольную Румейсу мыть мурло и бежать служить, как и прежде, Махидевран.
Хюррем ставит задачу для Сюмбюля и Дианы – изъять компрометирующий ее документ у Шах. Поскольку проникнуть в сарай нет возможности, Диана предлагает выманить Шах наружу. Сюмбюль чувствует своей пятой точкой, что не стоит затевать такое, но Хюррем предлагает все хорошенько обдумать.
Тем временем Гюльфем трясется, что Хюррем начистит рыло Шах, как Хатидже. Но Шах уверена, что ей море по колено и зовет Гюльфем с собой прогуляться до Эдирне. Чихуахуа беспокоится, а как же Психея, вдруг суициднет, и тявкнуть не успеешь. Но Шах уверила, что хуже той точно уже не будет, потому как у нее появилась подружка, с которой они уединяются в тиши ночной и читают мантры.
А главная героиня их беседы вновь путешествует по астральному плану, повторяя предыдущий маршрут. Поскольку мешать ей никто не стал, Психея разглядела во второй таинственной даме в капюшоне свою заклятую подружку Нигяр. Ах ты, падла, подумала Психея, и тут успела рога наставить.
Диана докладывает Хюррем, что слышала, как чихуахуа рассказывала Афифе о предстоящей поездке Шах в Эдирне. Так как документ, наверняка, будет при ней, Хюррем велит собрать гоп-компанию, чтобы Шах не доехала до нужного ей пункта назначения.
Утро. Лес. В карете двое. Гюльфем солидарна с Психеюшкой в том, что Сулейман не поверит в виновность Хюррем. Но Шах трясет финансовым документом и уверяет, что смертный приговор для Рыжей не за горами.
Люди в масках окружают место действия и порубав сопровождение и устроив обыск, требуют у Шах отдать ей некий документ (не уточняя какой именно), тем самым сдавая заказчицу. Приставив тесак к горлу Династии, исполнитель слышит, что если голубая кровь брызнет, то и его красная не замедлит себя ждать. Решив, что голубая кровь и впрямь плохо отстирывается, вояка грозный приставил тесак к горлу Гюльфем. Эту не жалко, «мы с тобой одной крови, ты и я». Пожалев чихуахуа, Шах отдала бумажку, похожую по внешнему виду на искомый документ, рассудив, что откуда им знать, неграмотным, что бывают на свете еще и другие бумажки.
Вызвав Нигяр, Психея устроила той допрос с пристрастием, чтобы та призналась, где могила Ибрахима и отвела ее туда. Нигяр поинтересовалась, откуда такие сведения, и, услышав, что Психея выкопала сей факт из своих сновидений, уверила, что не в курсе, где захоронен ВеликАй,
Хюррем мечется из угла в угол, не получив доклада о произошедшем. Пришедший Сюмбюль приносит ей некую бумажку.
Эдирне. Сулейман уговаривает Усатого жениться, наконец, дабы на него не зарились все бабы от 8 до 80, независимо от статуса и семейного положения. Усатый обещает подумать. Приятную беседу нарушают ввалившиеся с большой дороги в растрёпанных чувствах Шах с Гюльфем. Нагоняя жути, гостьи рассказывают, что их чуть не убили.
Развернув добытую в неравном бою бумажку, Хюррем в очередной раз убеждается, что если хочешь сделать что-то хорошо, сделай это сам.
Сулейман дает указание Усатому поймать всех лихоимцев и доставить немедля, а заодно интересуется у пострадавших, а чего те шляются в этих местах, чего им дома не сидится. Шах, наслаждаясь моментом, сообщает имя заказчицы, причину нападения на них и достает из укромного телесного уголка улику.
Кинув секундный взор на документ, Сулейман так прямо сразу понял суть и страшно сдвинул брови…

To be continued…

Автор: Татьяна Родионова /Cherry/ по переводу Лидии Гиндиной и Mehin Banu

0

15

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ 95 СЕРИИ
Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

16

95 СЕРИЯ

Шах Султан докладывает Сулейману о делах Хюррем с венецианской ростовщицей, в свидетели правдивости своих слов она призывает Гульфем.
Хюррем в ярости, она отправляется к Ракель Хатун выяснить где источник ее проблем. Малкочоглу получает приказ доставить Хюррем Султан в Эдирне. Хюррем намерена найти сеньору Порцию, Сюмбюль докладывает что за султаншей прибыл Малкочоглу.
Лютфи Паша рад что Шах удалось осуществить свой план, однако он напоминает жене что Хюррем своими речами всегда вымаливала прощение у Повелителя так была раньше и возможно будет и сейчас. Хатидже в поисках могилы мужа. Михримах Султан в очередной раз допытывается у Малкочоглу о его чувствах к ней. Хюррем прощается с детьми и отправляется в путь, во дворце она оставляет Сюмбюля и Афифе Хатун присматривать за гаремом и детьми. Султанша просит не оставлять братьев одних во время ее отсутствия.
Нигяр приносит вести об отъезде Хюррем во дворец к Хатидже, однако Султаншу больше интересует правда о могиле Ибрагима, но Нигяр вновь все отрицает. Хатидже Султан отдает приказ следить за каждым шагом Нигяр.
Маниса.
Шехзаде Мустафа ждет ответа от отца на свое предложение о строительстве флота. Ташлыджалы получает приказ сообщить в Диван о предательстве корсиканцев.
Румеиса сталкивается с гневом и ревностью Айше Хатун. Махидевран Султан навещает сына, она обеспокоена его самостоятельностью и предупреждает о последствиях. Мустафа просит мать заниматься делами гарема и не вмешиваться в политику.
Хюррем прибывает в Эдирне где ее встречает Рустем Паша. Фахрие рассказывает в подробностях о том какую ловушку подсторила Шах султан для Хюррем. Шах и Гульфем следят за ее приездом, Гульфем уверена что Хюррем найдет слова что бы выпросить прощение у Повелителя.
Хюррем входит к Сулейману, но не встречает теплого приема.Не смотря на все объяснения Сулейман понимает что слова сестры правдивы, он принимает решение оставить жену в Эдирне.
Шехзаде Мехмет и Селим понимают что между отцом и матерью не ладно, они пытаются узнать причину у Хюррем, но та лишь тепло приветствует сыновей и молчит о случившемся. Шах и Гульфем собираются в обратный путь, обеих обрадовало решение Сулеймана оставить Хюррем в Эдирне...
Хюррем объясняет сыновьям что немного приболела и намерена остаться в Эдирне и в скором времени вернется во дворец. Сулейман приказывает своим шехзаде собираться в путь. Рустем паша и Малкочоглу по прежнему не могут найти общий язык. Фахрие докладывает что Рустем паша найдет сеньору Порцию. Шах перед отъездом навещает Хюррем. Шах "ты рабыня" - Хюррем "я жена Султан Сулеймана и мать пятерых шехзаде". Шах "Опомнись Хюррем тебя изгнали из рая!". Султан Сулейман и свита выдвигаются. Хатидже Султан счастлива что Хюррем изгнана и дворца в столице. Нигяр советует обратить внимание на Рустема пашу, Шах намерена сделать все что бы Хюррем не смогла вновь поднятся.
Михримах Султан просит позволения присоединится к матери, но Повелитель запрещает ей и отправляет в комнату. Султанша ищет ответа у Малкочоглу, но и он не может ей ответить почему Сулейман принял такое решение.
Нигяр рассказывает о поисках Хатидже Шах, в ответ султанша приказывает ей молчать.
Рустем приступает к поискам сеньоры Порции и доказательств невиновности Хюррем Султан. Мерджем ага сообщает Рустему что Шах хочет увидится с ним. Хюррем переживает о своем будущем. Сулейман собирает Диван на котором узнает о болезни Мустафы Паши. Шах Султан предлагает Рустему Паше большие блага в жизни в обмен на жизнь Хюррем Султан.
Сюмбюль ага и Мерджем ага сцепились на кухне. Мустафе паше приводят врача от Повелителя. Михримах и братья пытаются выяснить правду о матери. Хатидже Султан расстроена так как не хочет своего будущего замужества, Шах султан просит ее быть разумной и принять судьбу тем более что у нее как у султанши будут преимущества и она сможет жить в браке фиктивно. Рустем Паша и Нигяр спорят. Джахангир навещает Сулеймана и просит привезти ему его Валиде. Хюррем Султан пишет любовное письмо Сулейману в надежде быть услышанной. Лютфи Паша против того чтобы Хатидже с Хусревом Пашой после свадьбы жили с ними.
Рустем Паша подставляет шехзаде Мустафу сообщив Султану о строительстве флота. Шехзаде Мустафе приходят жалобы на корсиканцев осуществляющих пиратские набеги. Махидевран Султан получает весть из столицы об изгнании Хюррем Султан.
Сулейман приказывает разобраться с проблемами флота и строительством затеянным шехзаде Мустафой. Нигяр рассказывает о влюбленности Рустема паши в Михримах. Мерджем докладывает что к помолвке все готово. Во дворце на празднике Михримах обвиняет Шах Султан в интригах против ее матери. Хатидже вспоминает свадьбу с Ибрагимом. Гульфем приходит за Хатидже. Сулейман глядя на Хусрева пашу вспоминает Ибрагима.
Хюррем принимает решение бороться с Шах используя Лютфи Пашу. Хусрев паша обеспокоен и делится переживаниями о своем браке с Лютфи пашой. Шах султан через Мрджема агу перехватывает письмо Хюррем. Рестем Паша посещает трактир, откуда его насильно пытаются вывести неизвестные по приказу Шах султан, но ему удается отбиться. Хатидже продолжает вспоминать Ибрагима в это время Хусрев Паша приносит подарок для нее. Рустем Паша приходит к Шах султан, которая ждет ответа на ее предложение и неожиданно заговаривает о Михримах Султан, она запрещает даже думать о женитьбе на дочери Султана, однако Мустафа Паша болен и он может занять его место.
Румеиса затевает игру что бы завоевать сердце шехзаде Мустафы.
Завидев Махидевран и Мустафу Румеиса затевает скандал с Айше Хатун. Айше дает пощечину Румеису, эту сцену видит Мусафа и Махидевран, которая приказывает Айше не трогать двушку.
Врач докладывает Повелителю что Мустафа Паша заболел в результате эпидемии. Шах ожидает прихода Нигяр. Хюррем Султан приглашает к себе Лютфи Пашу и намекает что причина мести Шах Султан это чувства к Ибрагиму Паше. Рустем направляется в Эдирне где рассказывает султанше что по якобы ее приказу Айяз Паша предложил Повелителю поженить их с Михримах. Выбор теперь за Хюррем Султан...

0

17

95 СЕРИЯ ДЛЯ НЕСЕРЬЁЗНЫХ

Вручив Сулейману компрометирующий финансовый документ, указывающий, что падишахская жинка одалживалась у врагов Отечества, Шах, кипя возмущением, выставила себя благородной спасительницей чести Царственного Дома Османов, подорванной Рыжей захватчицей в глазах мировой общественности. По словам переживающей свой звездный час Шах, подлая Хюррем вместо того, чтобы принять помощь открывшей в трудную материальную минуту свой кошелек Династийной меценатки, залезла в венецианскую долговую яму, а затем устроила нападение на несчастную Шах, погасившую кредит, с целью уничтожить улику своего преступного поведения. Вот и чихуахуа пригодилась, протявкала, что воистину так, как говорит хозяйка.
А тем временем в Топкапах взбешенная Хюррем начала допрос с пристрастием срочно доставленной за шкирку Ракель. Поскольку Ракель ушла в полную несознанку, Хюррем в лучших традициях НКВДшных дознавателей для начала засветила по наглой морде процентщицы, утверждающей, что она знать ничего не знала, ведать ничего не ведала. Простимулированная физически Ракель «призналась», что она-то ни в какие сговоры не вступала, а вот венецианская коллега попала под пресс Шах, но не воспользовалась мудрым советом Ракель идти с чистосердечным к самой Хюррем. Хюррем велит Сюмбюлю доставить хоть из-под земли венецианскую барыгу, дабы обе клуши могли свидетельствовать против Шах.
Сулейман велит Усатику доставить Хюррем в Эдирне. Шах счастлива, экстремальная прогулка удалась.
Сюмбюль докладывает Хюррем, что венецианка исчезла, но ищейки, посланные по ее следу, обязательно найдут и приволокут ее за шкирку, а пока за Хюррем прибыл Усатик. Встретившись с посланцем, Хюррем получает приглашение от супруга пожаловать к нему в Эдирне.
Эдирне. Семейка Адамс. Лютфи делает комплименты своей супруге за ее удавшийся план, но предупреждает, чтобы та не открывала шампусик раньше времени, потому как Хюррем для Сулеймана не очередная дала-ушла, а его любофф с многолетним стажем, а посему ничего ей не будет, в отличие от Династий, которые окончательно потеряют доверие Светлейшего. Шах призадумалась, а ведь есть вероятность, что этот презренный раб, считающий себя ее мужем, окажется прав.
Ожидающий приезда супруги Сулейман топчет эдирнские газоны, ходя туда-сюда, туда-сюда.
Вызвав свою Душенаставительницу, Психея рассказывает, что видела чудный сон с деревьями и могилками, а у могилки ошивалась одна особа, которая и наяву ей доставила немало поводов опустошить запасы успокоительного во всех ближайших аптеках. Но вызванная пред царские очи холопка не пожелала признать факт близкого знакомства с искомой могилой, а наоборот отрицала все предъявленные ей факты, полученные из сновидений. Душенаставительница указывает, что надо бы последить за сей дамочкой, вдруг она каждую свободную минутку шастает на могилку, вот и приведет сама.
К ожидающему у султанской кареты Усатику подплыла Михримах и вывалила на того кучу претензий, что его, паразита усатого, не волнуют переживания царской дочи, потерявшей покой и сон из-за этого добра молодца. Усатико не впервой отмахиваться от озабоченных дамочек из высшего общества, у него всегда наготове шаблон, а посему, это не Вы виноваты, что озабочены, а исключительно моя вина, что я такой красивый.
Подошедшая с детьми Хюррем дает распоряжения, кому в какой карете ехать, но Усатико говорит, что приглашение на поездку получила только Хюррем, остальным визу не оформляли. Хюррем дает указание Афифе следить за гаремным хозяйством, а Сюмбюль получает приказ оставаться и быть в курсе всех событий. Хюррем прощается с детьми и поручает Михримах не спускать глаз с братьев, пока она не вернется вместе с отцом семейства.
Почтовая голубка Нигяр приносит весточку Психее, что Хюррем была срочно вызвана в эдирнский филиал, и очевидно, что план Шах сработал, поскольку детей с собой Рыжая не взяла. Психее уже все равно, удалось-не удалось, у нее на первом плане сейчас мертвый Ибрахим, нежели живая пока еще Хюррем, а посему, колись, презренная, куда могилу нашего общего мужика заныкала? Презренной врать-то не впервой с жалобным выражением морды лица, она уж по-другому и не может, поэтому знать не знаю, ведать не ведаю, почудилось Вам, Султаным, вы бы поменьше травки курительные перед сном нюхали. А пес с тобой, пошла вон, велела Психея и распорядилась приставить наружку к подозреваемой в укрывательстве могилы.
Маниса. Ташлы сообщает Мустафе, что в заливе неким Педро угнан очередной османский кораблик. «Да мало ли в Бразилии Педров» хотел ответить Львеночек, но, вспомнив, что он – единственная надежда Династии, подумал, что ай-яй-яй, так жить нельзя, надо что-то делать.
Перебирая султанское шмотье, Румейса не замедлила прикинуть одно из платьиц на себя, заметив, что размерчик ей подходит, вспомнила, как накануне знатно зажигала на шехзадинской вечеринке. Прикидывая второе платьице на себя, Румейса видит, что в зеркале, помимо ее персоны отражается подкравшаяся Айше, которой не по нраву жаждущая залезть под шехзадинское одеяло венецианская Аленушка. Айше решила поставить на место размечтавшуюся тихоню и указала, где ее место, но тихоня с детской непосредственностью ответила, что все путем, и свое место она сама найдет, равно как и пути его достижения.
Мустафа велит тему угона судоходного транспорта вынести на диванские слушания. Пришедшая Махидевран интересуется, что за озабоченность на бородатых лицах, Львенок отвечает, что пираты воруют в море все, что быстро-быстро не уплыло, а посему надо бы разобраться с ними, причем немедленно. Мамо указывает, что для таких разборок в Отечестве есть Барбаросса, он и займется. Ну как вы, Мамо, не понимаете, закатывая глаза к небу, топает ногами сынку, у меня же руки чешутся порулить, а посему брысь в свой гарем, там и рули, а в мои государственные дела ни ногой. Мамо вся на нервах, ну низзя тебе, дитятко, даже в яхте прокатиться с ветерком без резолюции сверху, а ты, вояка грозный, решил в морской бой на воде сразиться. И это в то время, когда некоторые змеи так и шипят, так и шипят, ожидая твоих косяков. А посему, из песочницы ни ногой, я сказала!
Хюррем добралась до Эдирне. Оставив Диану с подошедшим Рустемом, Хюррем направилась к дирехтуру школы на ковер. Рустем интересуется у Дианы, чего и где горит?
Шах видит в оконце приближающуюся Хюррем и в нетерпении потирает аристократические ручки, счас прольется чья-то кровь. Гюльфем уверяет, что зря они запаслись попкорном, ожидая экшна в первом зрительском ряду, и ожидаемый триллер обернется мелодрамой с хэппи-эндом для главной героини. Но Шах уверяет, «спокойно, Маша, я Дубровский», все просчитано до муллиметра, расслабься и наслаждайся зрелищем.
Зайдя в царское помещение, Хюррем спешит кинуться на шею ожидающему ее козлобородому товарищу в расшитом балахоне, но товарищ ручонкой останавливает зависшую в беге супругу, как бы показывая, что соблюдать дистанцию надо не только в процессе вождения автомобильного и прочего транспорта, но и с входящими в помещение без бахил и марлевой повязки людьми.
Вывалив на любимую кучу информации, полученной от династийной родственницы, и тряся бумажкой с печатью ответчицы, Сулейман спросил, а верно ли, что Хюррем организовала экстрим для путешественниц, везущих сию документацию, дабы дальняя дорога не показалась им очень уж скучной.
Тем временем, узнав от Дианы подробности дела, Рустем жалеет, что узнает обо всем так поздно, уж он бы решил проблему, а пока придется как-то изворачиваться.
Обвинив жену в том, что для содержания его многочисленных иждивенок Хюррем оттолкнула дважды заботливо протянутую руку помощи его дражайшей сестрицы, а сама залезла в долги к вражине, затем продала переданное им в ее собственность имущество (так-то, на то она и собственность, чтобы ей распоряжаться по своему усмотрению), а потом решив, что гулять, так гулять, велела устроить аттракцион с вооруженным ограблением на большой дороге, Сулейман отмел все доводы Хюррем, то бишь не менее вооруженное ограбление Сюмбюля с занятыми деньжишками для затыкания голодных гаремских пастей, подсунутую венецианскую вражину, тут же унесшую кредитный договор к Шах, и нежелание беспокоить драгоценного султанишку во время похода житейской бытовухой.
Велев страже собирать вещички для отъезда в столицу, Сулейман сообщает Хюррем, что она остается тут, напоследок выразив сожаление в том, что не поверил в свое время покоцанной в топкапских коридорах Психее. Хюррем в шоковом, близко к обморочному, состоянии. Династийное садо-мазо – вещь заразная.
Упасть в обморок Хюррем помешали пришедшие Мехмет с Селимом. Сохраняя лицо перед детьми, в отличие от некоторых предыдущих мужниных пассий, Хюррем радуется, видя сыновей живыми и здоровыми.
Сулейман приказывает Шах и Гюльфем собираться в путь, они возвращаются. Шах интересуется в спину уходящего Льва, вроде как Хюррем приехала, правда же? Сулейман царственной задницей отвечает, что Хюррем остается здесь. Гюльфем, падая в обморок от счастья, как будто, наконец, к завтраку получила целую морковку, а не протертую, интересуется у Шах, а не почудилось ли ей. Шах счастлива, наконец-то в их царственной семье все несчастнее ее самой. Всем шампанского, а Гюльфем – мешок фаллоподобных овощей, Династия угощает!
Старшие сыновья интересуется, в чем дело, почему мама не едет с ними. Хюррем сообщает, что приболела, и ей надо подышать свежим воздухом. Дети хотят остаться с ней, но Хюррем велит ехать вместе с отцом и велит Мехмету защищать братьев и сестру.
Рустем интересуется у Усатико, почему тот не сказал ему про разбойников, уж он бы нашел их и узнал, кто кому служит, но Усатый отвечает, что не обязан отчитываться перед всякими. Подошедший Сулейман дает указания, кому какую карету сопровождать. Рустем докладывает, что подготовил ему место рядом с Хюррем, но удостаивается царственного недовольства. Лютфи требует сочувствия у Рустема по поводу покушения на Шах и пафосно предрекает смерть путем божественного сожжения тем, кто осмелится покуситься на его Династию. Ждем-с, когда слова Лютфи обернутся против него самого.
Хюррем велит Диане, чтобы Рустем нашел венецианку, так вовремя сделавшую ноги. Пришедшей перед отъездом позлорадствовать на дорожку Шах Хюррем советует не обольщаться на ее счет, их расставание не продлится долго, но Шах не зря же готовила спич, пока Лютфи замерзал в холодной холостяцкой постели в соседней с женой спальне. Высказав, что наконец-то русская рабыня начала расплачиваться за многосерийное счастье жизни в османском раю, Шах отмела доводы оппонентки, что вряд ли легко получится выгнать законную жену султана и мать его пятерых детей из души монарха. Посоветовав проснуться, Шах с чувством выполненного долга удалилась.
Сулейман с детьми и всей сворой возвращается в Стамбул.
Кружок «Анти-Хю» торжествует, Шах становится героиней дня, как же, завалила такую дичь, это тебе не морду подставлять, да сводничеством заниматься. Чихуахуа, подзабыв одеть маску святой доброты, надеется, что Хюррем будет еще хуже. Нигяр злорадствует, что ее собственный муж тоже находится в прострации и надо бы и с ним решить. (Я прошу прощения, но какая ж ты все-таки сука, Нигяр). Шах уверяет, что это все только начало и Хюррем надо добивать до конца.
Сулейман приглашает Михримах пойти поглядеть на городские увеселения по поводу победы в походе, как папашка, отобравший детей у матери, умасливает их всякими развлечениями и подарками. Но Михримах, как и любой нормальный ребенок, не хочет пирожных, а хочет к маме, чем вызывает раздражение у заботливого папаши и приказ вернуться в свою комнату.
Выйдя от СС, Михримах сталкивается с Усатым и старается узнать, что там случилось в Эдирне. Усатый говорит, что не в курсе, но то, что Хюррем здорова – это наверняка. Вырвав с него обещание сообщить ей, что станет известно, Михримах удалилась. Не у того просишь, дева.
Нигяр сообщает Шах, что Рустем ищет венецианку, но найти ее не смогут все равно. О_о. Шах уверяет, что Мрачный начеку, и даже мышь не проскочит в Главнейшие покои без его ведома, не то что какая-то законная жена. Обложили Светлейшего со всех сторон, демоны. Нигяр рассказывает, что Психея добыла из своих адских сновидений не подлежащую огласке информацию о последнем земном пристанище Великага и пытала бедную Нигяр раскаленным утюгом, чтобы та показала ей это место, а не получив признание, приставила наружку, причем неквалифицированную, раз каждая дешевка может ее засечь. Поплакавшейся на муки совести, не позволяющей врать страдающей Психее Нигяр Шах указала на избирательность ее совести, позволившей в свое время влезть в супружескую постель с Династийными вензелями, чего уж говорить о вранье, и запретила Нигяр шастать на могилу упокоенного.
Рустем удивляется жопорукости Сюмбюля, упустившего не только венецианку, но и Ракель, исчезнувшую вместе с приставленной к ней стражей и собирается найти другой выход, чтобы прижучить Шах. Подошедший Мрачный передает Рустему вызов на аудиенцию к Шах.
Диана успокаивает потерянную Хюррем и уверяет, что та обязательно вернется, потому что многолетний огонь так просто не гаснет.
Диван. Сулейману сообщают, что Мустафа Стамбульский занедужил и практически одной из двух больных подагрой ног находится в состоянии, переходном между небом и землей. СС велит отвезти к нему своего личного эскулапа.
Шах требует от Рустема присягнуть на верность ей, выбросив из своей жизни Хюррем.
В Диване бородатые дядьки обсуждают османские военные успехи. Эбу-Сууд напоминает, что очень скоро будет заложена основа строительства комплекса Хюррем, и когда же царственные особы почтут ее своим присутствием. СС отмахивается на потом как-нибудь, и объявляет о предстоящей в ближайший четверг свадьбе Психеи и Хюсрева.
В гареме девки сплетничают о том, что Хюррем сослали и начальствовать будет Афифе. Появившаяся Афифе велит заткнуть рты и начать подготовку к свадьбе Психеи, так как времени в обрез, надо выдать замуж, пока не очухалась.
На кухне Шекер с Сюмбюлем обсуждают предстоящую свадьбу, Сюмбюль скучает по Хюррем, подкравшийся Мрачный указывает, что если все займутся делом, а не интригами, то сарай превратится в земной рай. Не выдержав присутствия наглой морды из конкурирующего клана, Сюмбюль с отвагой карликового пинчера бросается на невозмутимого добермана, осыпая того словесным конфетти. Мрачный обещает, что время Сюмбюля подошло к концу (видимо, контракт истекает и пора устраивать отходную).
Аяз навещает заболевшего Мустафу, приведя к нему лечащего султанский геморрой (жаль, что не мозги) эскулапа. Тот осматривает распухшие конечности больного и делает назначение, попутно показывая Аязу своим выражением лица, что ловить тут уже нечего.
Дети Хюррем обсуждают положение Хюррем. Михримах сообщает, что дело тут не в болезни, а скорее всего, маман выслана, и свои ручонки к этому приложили их тетушки. Решили пока обождать, а затем начать действовать. Подошедший Джихангир интересуется, почему мама не приходит.
Лишив царственного брата неподобающего царям счастья в семейной жизни, Шах занялась семейной жизнью малахольной сестрицы и пришла напомнить скорбящей невесте, что свадьба уже объявлена, а чтобы невеста не ускользнула от бракосочетания в загробный мир, мотивировала ее зрелищем, как Хюррем будет умирать в муках. Психея высказала нежелание изменять покойному второму мужу с живым третьим. Тююю, тоже мне, проблема, высказалась Шах. Да на то ты и Династия, чтобы не платить супружеский долг против своей воли, будешь жить с нами, а муженек пусть спит не то, что в отдельной спальне, а вообще, в отдельном сарае. Как это??? Психея ажно опешила, а так, что ли, можно??? А если СС узнает, что тогда?? (а тогда издаст государственный приказ спать Династиям со своими мужьями независимо от наличия головной боли). Поскольку Шах на своем личном опыте доказала, что так не только можно, а даже и нужно, Психея согласилась.
Поддатый Рустем пришел домой, и Нигяр посочувствовала, что мечты дорогого мужа пошли прахом, и его покровительница Хюррем сошла с дистанции, а коли тот не желает последовать за ней следом, ему придется перейти на сторону торжествующих сегодня горгулий. Свернуть шею осмелевшей супружнице Рустему помешала вошедшая с подносом Оливия.
Джихангир приходит к папане и спрашивает, почему мама не приходит. Молчит, старый хрен, сказать-то нечего.
Хюррем пишет письмо Сулейману.
Семейка Адамс. Шах велит Лютфи поставить будущего султанского зятя в известность о том, что брак Х+Х будет фиктивным, и после свадьбы новобрачные разойдутся по отдельным сараям. Лютфи заранее выражает сочувствие новоявленному коллеге по несчастью о том, что в его супружеской жизни будет присутствовать такой же постельный дефицит, как и у самого Лютфи. Шах удивлена, ты чем-то недоволен, ты ж – муж Султанши, мать твою, чего тебе еще надобно, старче? Причем, удивлена, похоже, искренне. Лютфи развел руками, спокойной одинокой ночи, я пошел к себе.
Рустем приносит Сулейману известие, что верфь в Алании вот-вот начнет работу. Чего ты мелешь, неразумный, кто посмеет без моего ведома строить кораблики? – ухмыляется Главнюк. Ну на, заполучи, фашист, гранату от Хюрремкина солдата, подумал Рустем. Манисский Львеночек велел. Пассы царскими бровями и чуть заметная ухмылка Рустема завершают сей эпизод.
Маниса. Пришел владелец угнанного судна с известием, что на судне был его сын и киднепперы требуют заплатить выкуп в сумме, которой в наличии нету. Львенок дает распоряжение послать морскую группу захвата и провести зачистку Средиземноморья от чужих пиратов.
Махидевран получает письмецо от Шах, из которого узнает, что вот и на их улице перевернулся огромнейший танкер с лукумом и шербетом, и Рыжая находится в ссылке, носки вяжет. Шампаньскава всем!!
Сулейман допрашивает Барбароссу, отвечающего за весь флот Османии, почему тот не в курсе творящегося в его ведомстве произвола, и с какой стати Львенок строит собственный флот, когда ему в который уже раз велено сидеть на попе ровно и не проявлять самодеятельности в стратегических решениях. Барбаросса пытается уверить, что все должно быть невинно, и он лично все выяснит.
Нигяр стучит Шах на Рустема, что тот не намерен переходить на их сторону, и кроме того, имеет виды на Михримах, а если Хюррем ему в этом поможет, то Рустема одолеть уже будет не под силу, ибо муж любимой и единственной султанской дочери всяко сильнее, чем все вместе взятые мужья, живые и мертвые, надоедливых многочисленных султанских сестер. Шах поражена, как это какой-то Рустем смеет класть свой глаз так высоко. (Потому что уровень притязаний выше среднестатистического и мотивация направлена на достижение успеха, а не на избегание неудач, вставлю свои психологические 5 копеек). Пришедший Мрачный сообщает, что все готово, можем свадьбу начинать, а вечером будут танцы.
Топкапы. Устроив гулянку по поводу бракосочетания самой пользующейся спросом династийной невесты, Шах приветствует заглянувшую на огонек Михримах, искренне не понимая, чего эта та обвиняет ее в ссылке своей матери. Посоветовав тетушке веселиться, пока есть еще время до возвращения законной хозяйки этого сарая, Михримах заняла место за столом.
Наряжаясь к выходу в гуляющие массы, Психея вспоминает, естественно, Ибрахима. Пришедшая Гюльфем по привычке, уже на автомате, утешает «счастливую» новобрачную.
А на мужской половине Сулейман, сочувственно глядя на нового мужа своей сестры-занозы, вручает ему шкатулку с компенсационными выплатами за предстоящий вынос и разрыв мозга. Эбу-сууд, присутствующий тут же вместе со своим сыном, интересуется, закодировался ли тот и взялся ли за оставшийся ум. Да, отвечает великовозрастное дитятко, не ссыте, папа, не опозорю больше.
Женская половина. Пришла новобрачная, при взгляде на которую возникают сомнения, а по тому ли поводу собралась тусовка. Глядя на траурную физию брачующейся сестры, Шах счастлива.
Сулейман интересуется, как там Мустафа Стамбульский. А плох, совсем плох.
Жена Эбу-сууда интересуется у Шах, почему отсутствует Хюррем, Михримах сообщает ей, что мама на отдыхе, и скоро вернется. Уходящую со свадебных поминок Михримах Эсмахан приглашает в качестве подружки невесты на свою будущую свадьбу с Усатым, которая когда-нибудь все же состоится. Михримах не стала тратить силы на публичное рукоприкладство, а просто вышла.
Мрачный перехватывает письмо Хюррем Сулейману.
Эдирне. Диана сообщает, что Рустем не нашел венецианку и Ракель тоже сбежала, кроме того, в Топкапах гуляют свадьбу Х+Х. Хюррем, понимая, что Шах прибирает в ее отсутствие гарем к рукам, для чего выдаст и свою дочерь замуж, а потом и Лютфи сделает Великим Визирем, а в дальнейшем и Манисский Львенок займет Главное Кресло Империи, велит Диане пригласить Лютфи для приватного разговора.
Новоиспеченный султанский зять в печалях, Лютфи, как брат по несчастью, старается подбодрить его, что со временем фиктивный брак станет действительным, а пока молчок, тсссс.
Мрачный приносит Шах письмо Хюррем. Та, прочитав, рвет его. Подошедшая Афифе получает указание подготовить лимузин невесты, та отчаливает, поскольку уже не в силах ни стоять, ни сидеть, кроме того, создав видимость отъезда в супружеский сарай, Психея вернется в сарай Шах, и будет жить там. Афифе малость обескуражена таким поворотом, но Шах велит исполнять, а не обсуждать.
Кабак. Рустема, ведущего работницу заведения в нумера, на полпути к удовольствию завернули присланные по его душу мужики в штатском. Раскидав кайфоломщиков в стороны и приставив к горлу одного из раскиданных холодное оружие, Рустем узнает, что по его душу явились посланцы Шах и им велено немедля его доставить.
Психея в спальне мысленно клянется хранить физическую верность упокоенному Ибрахиму, как вдруг замечает, что новоявленный супруг прокрался в ее вдовью спальню. Возмутившись тем, что супруг навестил супругу, Психея напомнила условия устного брачного контракта. Но Хюсрев, вручив супруге подарочную шкатулочку, пожелав, спокойной ночи, удалился в свой сарай.
Шах интересуется у доставленного Рустема, какое тот принял решение в отношении Хюррем. Рустем интересуется, что он получит взамен, если пойдет против Хюррем.
В это же время Диана интересуется, насколько Хюррем может доверять Рустему и не приберет ли его к рукам подсуетившаяся Шах. Хюррем отвечает, что в такие тяжелые минуты и познается, кто друг, кто враг, а кто так, массовка.
Запустив грязные руки в хрустальные мечты Рустема, Шах интересуется, верно ли, что сын свинопаса, коим является Рустем, возмечтал о Падишахской Жемчужине, коей является Михримах? Не давая Рустему опровергнуть сию догадку, Шах предложила ему на блюде кресло в Диване, которое вот-вот освободит умирающий Мустафа Паша. Но взамен такой неслыханной щедрости Рустем должен убить Хюррем.
Айше застает рядом с дочерью Румейсу и выгоняет ее из комнаты. Выйдя в коридор, Тихонюшка увидала приближающихся Львенка с Мамо и решила убить пару зайцев. Вернувшись к Айше и предусмотрительно раскрыв двери нараспашку, Тихонюшка спровоцировала обычно уравновешенную Айше на мордобой, заявив, что та боится, кабы Львеночек не позарился на прелести няньки своей дочери. Услышав, как Айше гнобит Тихонюшку и видя заплаканную страдалицу, Махидевран делает предупреждение Айше держаться подальше от Аленушки, иначе ата-та.
Эскулап сообщает СС, что дни Мустафы Паши сочтены, а в порту от чумы скончались еще парочка мужиков. В общем, нужен карантин.
Лютфи приехал к Хюррем по ее приглашению. Посочувствовав, что Династийные сестры несчастливы в браке, как Шах, так и новоиспеченная новобрачная Психея, Хюррем выразила надежду, что добившись своей цели, Шах не избавится от Лютфи, потому как любви у нее к нему никакой нету, а кроме этого, знает ли сам Лютфи, почему сестрицы так нежно «любят» друг друга? Пока Лютфи шумно сопел ноздрями, пытаясь сообразить, ну нах он сюда приехал, Хюррем сообщила, что сестрицы в прошлом не поделили одного ну очень известного персонажа. Ибрахима. Реакция Лютфи – непереводимая трёхэтажная словесная смесь.
Пока Лютфи пытался переварить разгадку многолетней загадки, Нигяр принесла весточку Шах, что Рустем, роняя тапки, поскакал в Эдирне убивать Хюррем. Причем обе клуши свято уверены, что Рустем-таки выполнит сей приказ.
Эдирне. Рустем сообщает ожидающей от него вести о своем возвращении домой Хюррем, что Шах предложила ему бартер: жизнь Хюррем на место в Диване. Пока Хюррем пятилась вглубь помещения от маниакального взгляда Рустема, тот припоминал, как зашел к Аязу и передал ему приказ якобы от самой Хюррем потолковать кое о чем с Сулейманом, после чего тот пошел к Главнюку и предложил ему посадить Рустема на освобождающееся место на главном диване Империи, а кроме этого, поженить настырного хорвата с султанской дочерью. Аяз - смелый пацан, чтобы предложить такое непредсказуемому Мухтешемству, надо выпить не один коктейль.
Пока Хюррем пыталась вернуть упавшую от такой наглости челюсть на свое место, Рустем уверил ее, что Аяз сам проявил инициативу, и пока еще Османский Папа не дал ответ, но если Османская Мама поддержит, то вместе они всех врагов ушатают всерьез и надолго…

To be continued…

0

18

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ К 96 СЕРИИ

Сватовство Рустема к Михримах сильно гневит Хюррем.Но с другой стороны она понимает, что эта очень выгодная затея. Михримах, которая узнает о возможной свадьбе с Рустемом Пашой, впадает в шоковое состояние. Эпидемия чумы, которая распространилась по городу, сеит везде беспокойство. Сулейман, который беспокоится за жизнь Хюррем, находит успокоение лишь рядом с ней. Шах Султан, которая узнала, о том, что Лютфи Паша виделся с Хюррем, требует объяснений этому у своего мужа. Отношения Шехзаде Мустафы и его отца заметно напрягатся, когда Шехзаде Мустафа выходит в открытое море без позволения своего отца В то время, как Хюррем ищет пути возвращения во Дворец, Шах Султан наносит Хюррем сокрушительный удар. Хотя Хюррем и гневится на Рустема, но мысль о свадьбе оседает у нее в мыслях. Сулейман намерен обсудить этот вопрос с Шах Султан. Шах Султан осознает, что Рустем выбрал вместо нее Хюррем. Она намерена сделать все, чтобы помешать этой свадьбе.
Шах Султан, которая узнает о тайной встрече Лютфи Паши и Хюррем, требует объяснений этому. Лютфи Паша, который гневится на слова, сказанные Хюррем, ставит своей жене другое условие. Михримах, которая получает помощь от Бали Бея в отсутствии своей матери, начинает вновь питать надежды. Она беседует со своей матерью. В то время, как она питает надежды о замужестве с Малкочоглу, она узнает о намерениях Рустема Паши.

0

19

СОДЕРЖАНИЕ 96 СЕРИИ

Михримах и шехзаде Джахангир навещают мать, дочь рассказывает Хюррем Султан о последних событиях в гареме. Не смотря на ссору Повелитель волнуется за Хюррем Султан тем более что в государство приходит чума. Рустем Паша все ближе к своей цели, однако Лютфи Паша становится единственным препятствием на его пути. Шах намерена идти до конца, она ведет разговор с Аязом Пашой, обвиняя его в том что он стал рабом Хюррем Султан и предупреждает что поднимая Рустема пашу он сам себя же и подставляет.
В Манисе шехзаде принимает решение выйти в море так как пираты не оставляют свои набеги. Айше пытается очернить Румеису в глазах Махидевран Султан, но Султанша не верит считая Румеису совсем еще ребенком. Хюррем перед тем как принять самое трудное решение для своей дочери распрашивает Малкочоглу о чувствах дочери, бей отвечает что чувств нет и быть не может. Хюррем передает письмо для Повелителя, попрощавшись с детьми султанша провожает их, однако перед этим она сообщает Михримах о своем решении поженить их с Рустемом. Михримах не согласна с этим.
Сулейман и Лютфи Паша навещают Эбу Суада эфенди, который сообщает что еретик Машуки продолжает свои проповеди. Машуки в своих проповедях говорит что несчастье свалившейся болезни это результат грехов людей на земле. Стража приводит Машуки к Повелителю. Вместе с Эбусом Эфенди и Лютфи Пашой они слушают доводы проповедника, однако не принимают их считая что сеят смуту. Сулейман запрещает ему проповедовать, Повелитель предупреждает что в память о его отце Пири Эфенди он пощадит его, но с условием что он вернется в Аксарай.
Михримах Султан не знает где найти спасение и обращается за помощью к Малкочоглу с которым делится этой новостью, но бей не знает как помочь Султанше.
Великий визирь Айяз Паша развлекается. Шах дает поручение Нигяр не сводить глаз с Рустема Паши. Шах Султан согласна с мужем что для того что бы уничтожить Хюррем Султан и Рустема окончательно необходимо сделать Лютфи Пашу Великим Визирем, она просит проявить терпение, которое даст результат уже совсем скоро. Михримах не решается открыться отцу, вручив письмо матери она покидает его покои, на выходе она встречает Рустема Пашу, который пришел попращаться перед отъездом в Диярбакын. Айяз Паша после бурной ночи обнаруживает рядом с собой девушку больную чумой. Сулейман навещает Шах Султан и отчитывает Хатидже за то что она до сих пор не переехала в свой дворец. Сулейман отправляет к Хюррем в Эдирне личного врача. Хатидже отказывается уезжать из дворца, Сулейман приказывает Шах подготовить все для отъезда сестры. Фахрие помогает Хюррем , она делает так что бы лекарь Сулеймана увидел тело чумного не далеко от дворца, однако расчет Хюррем не удался так как Сулейман отдает приказ отвести Хюррем во дворец в Бурсе, узнав это Султанша отказывается покидать дворец. Новость о болезни Айяза Паши доходит до Сулеймана, Марджем ага говорит что дела у визиря совсем плохи.
Шехзаде Мустафа выходит в море и лично встречается с пиратами.
Хызыр Паша приезжает в Манису, он сообщает Махидевран Султан что его прислал сам Повелитель, который не доволен тем что шехзаде затеял на море, тем временем Мустафа на море расправляется с пиратами. Михримах наталкивается на издевательства Эсмахан. Шах Султан говорит Михримах подумать над решением матери о чем позже докладывает Повелителю. Озабоченность Сулеймана замечает Шах и спрашивает не случилось ли чего. Сулейман переживает за детей которые скучают по матери, которая в Эдирне, он думает о Хатидже которая несчастна, о шехзаде Мустафой который не слушает его советов. Моша эфенди отчитывается за поездку в Эдирне, он сообщает Повелителю об отказе Хюррем переезжать в Бурсу. Насух Эфенди видит в болезни Айяза Паши руку судьбы, ведь он погубил Ибрагима Пашу. Шехзаде Мустафа возвращается с победой, его с ликованием и восторгом встречает народ...

Махидевран Султан и Хайреддин Паша встречают шехзаде Мустафу.
Фахрие пытается убедить Хюррем уехать из Эдирне послушав Повелителя, но султанша отказывается. Хайреддин Паша просит шехзаде Мустафу быть осторожнее и не забывать о могуществе его врагов, Капудан Паша обещает помочь шехзаде уладить его проблемы.
Сулейман лично прибывает в Эдирне, где Хюррем делает все что бы заслужить его прощение и вновь вернуться в гарем. Тем временем Мерджам ага сообщает Шах Султан об отъезде Повелителя. Айяз Паша умер. Хюррем возвращается в гарем. Лютфи Пашу назначают Великим Визирем Османской Империи. Не смотря на радость возвращения настроение Хюррем портит Шах Султан которая лично сообщает ей о том что дворец уже не тот каким она его оставила так как ее опора Айяз Паша умер. И теперь Лютфи Паша занял его место.

0

20

96 СЕРИЯ СОДЕРЖАНИЕ ДЛЯ НЕ СЕРЬЁЗНЫХ 

Загруженный информацией о многолетних тайных мечтаниях своей Династийной половинки, Лютфи вернулся домой. Не ложащаяся спать без ежевечернего совместного перемывания костей всем мало-мальски значимым персонажам Османской мыльной оперы Шах требует у своего подчиненного-супруга предоставить ему отчет о своем местонахождении в течение последних нескольких часов: где был? Ответ «пиво пил» заранее не принимается. Прокручивая в памяти слова Хюррем о том, что Династийные сестрички не поделили когда-то греческого пухлощекого скрипача, Лютфи по-мужски традиционно в качестве алиби выставил дела производственного значения. А чтобы супруга не успела напомнить, что все свои действия он обязан согласовывать с нею, Династией, потому как «Государство – это я» (с), Лютфи воспользовался ее же традиционной отмазкой и, сославшись на усталость и головную боль, быстренько покинул поле действий. Шах удивлена, как это, болит? В нашем союзе голова болеть может только у меня. Шо, и даже пытаться штурмовать неприступную крепость похотливый муженек не собирается? Однаааако.
Усатико докладывает Сулейману, что чума косит налево-направо подданных Османского королевства без разбору пола, возраста, семейного положения и социального статуса. Ну так, эпидемии взятку не сунешь, чтобы не трогала, это ж не властные органы, с которыми всегда можно договориться. Пришедшая Михримах с грустью в голосе и печалью на лице просит разрешения прокатиться с Джихангиром по лесочку в сторону Эдирне, заглянуть к маменьке на плюшки. Усатико предлагает Сулейману сопроводить прынцессу до места назначения, чтобы сохранить ее целость и сохранность. Услышав такое, Михримах, дабы папенька не возражал, давит на его глубоко спящую совесть доводами, что Джихангир сел на голодную диету в отсутствие мамы. Ну, коли так, Сулейман велит Усатико, чтобы ни один волосок с головы его донюшки не упал. Взгляд, которым наградила Михримах напросившегося в сопровождающие Усатика посулил ему перспективу изнасилования, если не физического, то мозгового точно.
Тем временем в Эдирне Рустем, посвятив Хюррем в свои наполеоновские планы по совместному захвату рычагов власти через брачное ложе с ее кровинкой, интересуется, ну чего, каков будет ваш положительный ответ? Просто охренев от такого расклада, Хюррем обрушила на дерзкого женишка праведный гнев, вызванный тем, что ее подручных дел мастер посмел мыслить о браке с ее доней, без одобрения самой Мамо. Рустем аргументировал, что времени было мало, в условиях цейтнота еще и не такое придумаешь, когда кругом враги и получен прямой приказ закопать саму Хюррем. Вот и возник такой вариантец. В общем, все будет шоколадно, жизнь отдам, врагов ликвидирую, коли будет на то воля самой Хюррем, ставшей тещей. Думайте, Мамо, а я поехал.
Базар. Шекер, захотевший похлебать куриного бульончика, чуть не подхватил чумную палочку от упавшего ему под ноги торговца птичьим товаром. Народные массы в ужасе разбежались, оставив очумевшего продавца лежать на земле.
Диван. Сулейман интересуется у Эбу-сууда, как там тот негодник, несущий ересь в людские массы, угомонился или по-прежнему словопоносит? Эбу-сууд отвечает, что никак нет, ваше благородие, по-прежнему диссидентствует и собирает нехилые аудитории. СС, вместо того, чтобы приказать отрубить хулителю язык вместе с головой, велит привести его пред царские очи. Пришедший Сулейманов лекарь сообщает, что Мустафа Паша получил ПМЖ в ином мире, недоступном пока для ныне живущих. Ая-яй, Диван расстроен. А лекарь сообщает также, что в городе началась эпидемия чумы и надо бы эвакуировать всех царских особей за пределы санитарной зоны, на дачи, в Эдирне там или в Бурсу. Но Сулейман самого Папо и Ко не так давно в покер обыграл, так что капитулировать перед чумной палочкой не собирается и включил фаталиста: чему быть, того не миновать.
В коридоре Топкапы евнух докладывает Мрачному, что Лютфи посещал Эдирнские выселки. Пришедший с базара в шоковом состоянии Шекер докладывает, что чуть было не обнялся с очумевшим торговцем. Отпрыгнув на полметра от потенциального разносчика бациллы Мрачный велит сопроводить Шекера до стационара, раздеть, осмотреть, заглянув во все складки и отверстия, и продезинфицировать. Так бы сразу приказал закопать, но уж больно плюшки у Шекера вкусные получаются.
Лес. Дорога. Посреди пути карета Михримах остановилась, и обеспокоенный Усатико поспешил узнать причину преждевременной остановки. Ну так, в дороге, да еще когда кусты вокруг, остановки неизбежны. Испив водицы из водопроводного крана, установленного прямо посреди леса (!!!), Михримах благодарит Усатого, что тот соизволил снизойти до ее желаний и оказал поддержку перед папА, иначе тот бы не разрешил свиданку детей с опальной мамой, потому как волеизъявления любого османского бомжа ценятся султаном выше, чем желания султанских деток и султанской жены. Ой, да ну, говорит Усатый, обращайтесь по любому вопросу, окромя женитьбы. Показавшиеся вдали конники дали повод спровадить Луноликую обратно в карету, а самому мачо приготовиться эффектно помахать шашкой на глазах возбужденной публики.
Шах пришла побалакать к Сулейману. Тот поинтересовался, как там их общая головная боль по имени Хатидже, как добралась до новой жилплощади, как медовый месяц проходит? Шах уклончиво ответила, что все нормуль, а вот как сам-то царь, видок не айс, голова болит? (Головная боль – это коронное недомогание семейства Селимовичей). Братишка отвечает, что Михримах, в сопровождении Усатико, прихватив малОго, поехала к маменьке повидаться. Ай-яй, негодует Шах, во время эпидемии шастать туда-сюда царским деткам, это ж не есть гуд! Сулейман подбрасывает ей новый повод поайкать, сообщая, что Аяз выступил в роли свата, предложив царскую кровиночку выдать замуж за Рустема.
Лес. Приготовившийся к защите царских кровиночек от посягательств повстречавшихся конников Усатико видит, что подошедший «коварный тип гражданской наружности» есть не кто иной, как чаще всего упоминаемый в их застольных беседах с Матракчи Рустем. Поинтересовавшись у ББ, что занесло его в лесную чащу, Рустем узнает, что свет очей его, несравненная Михримах, в обществе младшего брата путешествует до маменьки. Свет очей выползла из кареты и, к удовольствию Усатого, ехидно поинтересовалась, как это Рустем управляет своей Чукоткой, находясь на приличном от нее расстоянии. Не дав ему ответить, что губернаторам Чукотки свойственно управлять ею из Лондона, ББ напоминает Султанше, что пора ехать. Чегой-то Усатико уже вторую серию указывает Султаншам, что они копуши. Оставив будущего мужа на обочине, Луноликая по приказу ББ двинулась дальше.
Шах перекошенной пластикой выражает сомнения в достойности Рустема получить в свои свинопасские руки самое драгоценное сокровище всея Османии. И хотя сам папа невесты не видит в данном предложении ничего предосудительного, Шах вдалбливает ему, что Михримах вряд ли горит желанием сочетаться браком. Сулейман утверждает, что ему, конечно, важны желания дочи, но рано или поздно она-таки выйдет замуж. Шах предлагает пооткровенничать на эту тему с племянницей по возвращении той домой.
Лютфи в присутствии Хюсрева и Аяза интересуется, кто же займет место в Диване упокоенного Мустафы. Аяз обтекаемо выражает мнение, что есть куча всяких достойных кандидатов, жаждущих послужить Османии. Хюсрев вставляет свои 5 копеек, что раз Аяз выразил такое мнение, значит, уже кто-то есть на примете. Лютфи отвечает собрату, что имя Рустема давно звучит в устах Аяза, да вот только никак не получает Высочайшего одобрения. Аяз напоминает династийным зятьям, что, несмотря на шпили-вили с Династией (знал бы он, какие там шпили-вили), приказы Лютфи и Хюсрев получают от Аяза, и чтоб знали свое место, собаки. Лютфи намекает, что в разгар эпидемии очумевший кирпич может упасть и на Визир-и-Азамскую голову. Но Аяз троллит Лютфи тем, что его зятьевское положение зависит от трех слов. (Популярный русский маршрут в османской интерпретации звучит как «развожусь» (3 раза)). Злобно хихикая, Аяз покидает династийных зятьев. Хюсрев интересуется у выражающегося по-арабски Лютфи, какой зверь его грызёт в последнее время.
Мрачный докладывает своей драгоценной Хозяйке, что, помимо Рустема, посмевшего переиграть полученный от нее приказ в свою пользу, у опальной, но почему-то никем не заброшенной Хюррем побывал и сам Лютфи. Вот это дааа, Шах в шоке, ее презренный раб-муж ходит налево, причем явно не в сексуальных целях, а в политических, а это гораздо страшнее. Велев следить за обнаглевшим Рустемом, Шах пошла обдумывать всю полученную за прошедший день информацию.
Эдирне. Хюррем, все еще находясь в шоке от посещения Рустема, делится с Дианой впечатлениями о прошедшем разговоре. С одной стороны, Рустем ей нравится своими талантами, умом и смелостью, но ее смущает, что он поставил свои великие мечты выше желаний самой Хюррем. В общем, она решила подумать, пока есть время.
Династии в присутствии Нигяр обсуждают ситуацию Рустем-Михримах. Шах высказывает недовольство, что Рустем не прогнулся под нее и не исполнил приказ убить Рыжую. На возмущение Психеи тем, что когда она рвалась ликвидировать Хюррем, Шах энергично ее осаживала, а сама теперь разбрасывается такими приказами, Шахиня ответила, что ее приказ служил всего лишь испытанием для Рустема, которое он благополучно завалил. Поскольку Хюррем намерена использовать брак Михримах для дальнейшей борьбы кланов, то им, Династиям, категорически нужно помешать данной брачной авантюре. На заявление Психеи о том, что Луноликая никогда не захочет выходить за Сивку-Бурку, Шах ехидно заметила, что и Психеюшка не хотела становиться мадам Хюсрев.
Эдирне. Хюррем нежничает с Джихангирчиком и расспрашивает Михримах об остальных детках. Заметив, что дочино декольте бурно вздымается при упоминании об усатом сопровождающем их в дороге, Хюррем мысленно сделала себе зарубку на память.
Вернувшегося домой Лютфи, лукумом восполняющего запас потраченной на троллинг с Аязом энергии, ждал допрос любезной супруги, поинтересовавшейся, за каким, собственно, Лютфи навещал Рыжую декабристку, не уведомив ее, Династию, об этой поездке. Уж не забыл ли Лютфи, что любые телодвижения в сторону конкурирующего клана являются заговором против жены, а значит, против всей Династии? Но Лютфи – не покойный скрипач, при слове «Династия» бросающийся чпокать болтающуюся под ногами прислугу, дабы поднять опущенное самолюбие, нет, а посему представил дело так, что Хюррем просила помощи у Лютфи в деле возвращения ее из ссылки, взамен обещая костьми лечь, но сделать Лютфи Великим визирем, потихоньку слив Аяза. Но так как Лютфи – честный человек и верный Династии служащий, то он отказался наотрез от заманчивого предложения Рыжей диссидентки.
Нигяр троллит Рустема тем, что его мечты – пшик, и Сулейман никогда не отдаст свою кровиночку в похотливые руки чукотского губернатора. Напомнив, что в таком случае ей нечего опасаться, что получит пинком под зад, Рустем выпроводил благоверную из-за стола, дабы пожрать, наконец, спокойно, без насилия мозга со стороны навязанной ему спутницы жизни.
Возмущенная тем, что ее подданный-муж позволяет дуть в свои уши кому-то еще, кроме нее самой, Шах интересуется, поверил ли он Рыжей в то, что Династия якобы желает избавиться от благоверного, когда использует его в своих целях. Лютфи ответил, что не поверил, несмотря на дефицит их полового общения, указывающий на внутреннее неблагополучие семейки Адамс, а потому, если супруга не желает победы Рыжей на всех фронтах, его условие таково – стать Визир-и-Азамом. Ну это ж не постель, а посему желания супругов совпадают, а значит, пора Аязу освободить кресло, о чем клятвенно и пообещала позаботиться Шах.
Сулейман ужинает с сыновьями. Те интересуются, когда вернутся Михримах с Джихангиром и приедет ли с ними мама, тем самым заставляя отца семейства психануть и уйти от ответа на балкон. Последовавшая за ним Афифе напоминает, что наказание Хюррем удалось, и вместе с матерью наказаны и дети, на что Сулейман отвечает, что жена женой, мать матерью, однако ж его сестра и весь курятник для него ценнее, а посему пусть благоверная благодарит небесные силы, что царственный супруг оставил ее в живых.
Михримах говорит Хюррем, что козлобородый папаня скучает по Хюррем, и самой доце хотелось бы вот так же, как и ее родители, в браке быть любимой.
Маниса. Ташлы сообщает Мустафе, что выкуп для пиратов готов и стрелка забита. Львенок выразил желание самолично вручить выкуп дерзкому португальцу, осмелившемуся шуровать в Средиземноморье и наводить страсти-мордасти на османских судовладельцев. Ташлы напомнил, что ему, как престолонаследнику, запрещено без разрешения Светлейшего совершать морские прогулки, но престолонаследник посоветовал либо исполнять приказы, либо убраться с дороги, потому как самомнение уже превысило жизненно допустимые нормы и выплескивается на окружающих.
Махидевран интересуется, почему Айше постоянно гнобит бедненькую Аленушку. Айше отвечает, что не такая уж та и бедненькая, раз высказывается вслух о предстоящем положении Хозяйки Гарема и ползающего у ее ног Львенка. Но Махидевран отсылает Айше вон, напоминая, что не желает более слышать о мордобоях и разборках в гареме. Фидан вступается за нее и говорит, что Аленушка не такая уж невинная овечка, но Махидевран и слышать ничего не желает. Находящаяся за шторкой Аленушка получает моральное удовольствие от подслушанных реплик.
Лютфи и Рустем сталкиваются у Президентского Люкса. Лютфи обещает раздавить Рустема, но тот утверждает, что это не так просто.
Сулейман интересуется у Хюсрева, как семейная жизнь, и предлагает ему отвезти Психею куда-нить развеяться. Пришедший Рустем докладывает, что чума косит штабелями тех, кто не успел спрятаться, и даже протянула свои костлявые ручонки до Эдирне, где сарай не такой надежный, как здесь. Хюсрев вставляет свои 5 копеек, что для защиты обитателей Эдирнского сарая сделано все-все-все, как бы намекая, что нечего тут хлопотать о султанше, не являющейся кровной родственницей для его Династийной фиктивной супруги, но Рустем аргументирует тем, что сарай далеко, и если что, скорая доехать не успеет, даже несмотря на отсутствие пробок в лесу, а посему неплохо бы султаншу перевезти поближе. Сулейман дает указание лекарю съездить с инспекторской проверкой в Эдирне, дабы оценить ситуацию на месте.
Шах выговаривает Аязу за то, что тот посмел вылазить со сватовством Рустема, и, запугав страшилками о последствиях принятия Рустема в Диван, велит подумать о благе всей османской династии. И почему эти дворцовые бабы такие неугомонные, читается на перекошенном лице Аяза.
Усатико продолжает диктовать собственную волю Султаншам, а посему велит Хюррем, чтобы та выпроваживала деток, хватит, нагостились. Хюррем интересуется, что там между ними, между ее Луноликой и Усатой мордой? Усатико отвечает, что он старый солдат, не знающий слов любви, а посему ничего быть не может.
Шах интересуется у Рустема, отчего ж не получила от него добрых для нее вестей, и получив ответ, что надо быть дебилом, чтобы исполнять шахские приказы, выразила сомнение в продолжительности его жизни.
Хюррем прощается с детьми и вручает Михримах письмо для Сулеймана и приветы детям, а напоследок, наедине, сообщает ей, что решила выдать ее замуж. Пока Михримах мысленно привязывает к своей ноге попавшегося, наконец-таки, Усатико, Хюррем холодным душем на лихорадочную голову обрушивает имя Рустема в качестве своего будущего зятя.
Аяз, прислушавшись к приказам расхозяйничавшейся Шах, вызывает Рустема и велит тому возвращаться до дома, до хаты, хватит отираться в столице, когда провинциальное управление требует личного присутствия своего сити-менеджера, иначе тот не только не получит повышения, а вполне, возможно, и потеряет нынешнее место службы.
Михримах в шоке от предложенного ей Рустема в качестве мужа. Закатив истерику и напомнив, кого она хочет в мужья, Михримах получила ответ Хюррем, что с ББ у нее нет будущего, в то время как Рустем очень предан им, и у него блестящие перспективы. Умываясь слезьми, Луноликая удалилась прочь из сарая, в котором ее мечты занесли в черный список.
СС в доме Эбу-сууда устроил прослушивание диссидентского проповедника, не признающего ересь собственных рассуждений, и в качестве наказания повелел выслать его на родину, а не отрубить голову, из уважения к отцу ответчика.
Михримах, чувствующая как от полученной информации мозг выпрыгивает прямо из декольте, приказывает остановить карету посреди большой дороги, чтобы глотнуть кислороду, выделяемого лесной флорой. Подошедший Усатико узнает, что Михримах находится в расстроенных чувствах не от разлуки с матерью, а от предстоящего брачного слияния с Рустемом. Вот тебе и хорошая, и плохая новости, подумал Усы. Хорошая – мажорка перестанет, наконец, вылавливать его в темных топкапских коридорах, плохая – Рустем не перестанет давить на мозоли своим постоянным присутствием. Луноликая, видя, что в Усатой голове идет напряженная мыслительная деятельность, просит помочь ей и вытащить из предстоящей бездны. Дежавю, подумал ББ. Лучше бежать сразу, одному и по суше.
Аяз в своем веселеньком гнездышке наслаждается зрелищем танцующих барышень. Одна из танцовщиц, умыкнувшая костюмчик из коллекции приплывшей в свое время на бревне персидской рукодельницы, привлекла внимание Аяза свои пупком. Поинтересовавшись у евнуха, откуда сие создание появилось, Визирь-шалун узнал, что это есть презент Шах.
Нигяр пришла попрощаться с Шах перед отъездом с Рустемом на Чукотку и получила указание руководства следить за супругом и докладывать, ну как обычно. Пришедший Лютфи интересуется у Шах, как там с устранением Аяза и продвижением Лютфи. Да все пучком, успокаивает подельница.
Михримах, добравшаяся домой, приходит к отцу и, рассказав о поездке, отдает ему письмо Хюррем. Выйдя от отца, встречает Рустема, пришедшего попрощаться перед отъездом с Мухтешемством. Михримах советует не возвращаться ему больше и говорит, что не выйдет ни за что за него.
Сулейман читает письмо, из которого узнает, что Хюррем расстроена, не получив ответа ни на одно свое письмо, а посему очень и очень печальна.
Аяз чпокает презентованную наложницу. Проснувшись поутру от мерзкого амбре, шалунишка визирь видит в своей постели мертвое тело ночной прелестницы, украшенное язвами. Нифига се, какие у вас ролевые игры, Пашам, подумал прибежавший по его зову евнух, глянув на залюбленную Аязом до смерти деву, и сходу, безо всякого вскрытия, определивший причину смерти – чума. Аяз в шоке. Довели-таки бабы до цугундера.
Династии завтракают, Психея интересуется, чем занята в последнее время сестра, а Шах предлагает той пожить в своем дворце во избежание разоблачения ее фиктивного брака. В разгар завтрака сестриц визитом почтил сам СС, выразив удивление, что Психея находится в этом сарае, а не в том, в котором должна быть. Не дав придумать отмазку, Сулейман сообщил, что местожительство Психеи в этом сарае выдал Лютфи.
Эдирне. Приехал лекарь, желающий осмотреть сарай. Хюррем велит страже устроить ему экскурсию, подмигнув Диане, чтобы все задуманное прошло по плану, без сбоев.
Велев Психее собирать манатки и уматывать по месту жительства законного супруга, несмотря на ее угрозы не отдавать свое невинное вдовье тело на растерзание тому несчастному, на которого пал выбор Мухтешемства, даже в условиях заточения обоих в зиндан, Сулейман высказывает Шах, что из всех окружающих его персонажей только она не устраивала тайные делишки за его спиной. Шах оправдывается тем, что опасалась, как бы Психея не суициднула раньше времени, потому и придумала брак фиктивный, но со временем она бы-таки выперла загостившуюся сестрицу до хаты.
Эсмахан, находящаяся в Топкапах больше времени, чем дома, встречает Михримах и выражает радость по поводу обнаружения тайного воздыхателя Михри, оказавшегося Рустемом. Михримах утверждает, что выйдет замуж только за ББ, а остальные пусть идут лесом.
А на эдирнской земле обнаруживается чумной труп одного из обслуживающего персонала. Приехавший с инспекцией сулейманов лекарь дает указания упаковать жмурика и похоронить далеко за пределами города, а в сарае устроить массовый медосмотр и дознание на предмет выявления круга лиц, контактирующих с покойником. Велев подготовить карету для султанши, лекарь сообщает Хюррем, что необходимо срочно ее эвакуировать отсель. Узнав, что эвакуация предполагается не в Стамбул, а в Бурсу, Хюррем категорически отказывается покидать чумное место.
Аяз, получивший такую плюху от Шах, спешит к ней в сарай, дабы начистить рыло дарительнице недоброкачественного товара, однако стражник доложил, что Династия не принимает гостей по причине страшной занятости (или головной боли).
Мрачный сообщает Сулейману, что развратный Визир-и-Азам половым путем подхватил чуму. Распорядившись послать к нему лекарей, Сулейман велел осведомленным лицам помалкивать о случившемся.
Где-то в море. На палубе пиратского судна, закамуфлировав свою шехзадинскую сущность под получателя живого товара, Львенок потребовал привести пленного мальчика, после чего произнеся пафосную речь и объявив, что он не ком с горы, а сам Шехзаде Великий, порубал все пиратское сборище на кусочки. Боже ж, сколько агрессии в Манисском мажоре! И вроде половая жизнь у мальчонки регулярней и разнообразней, чем у всех сериальных персонажей, вместе взятых, а вот поди ж, чуть что не так, сразу кровавые брызги во все стороны.
Прибывший в Манису Барбаросса сообщает, что прибыл по приказу Главнейшего, чтобы передать выговор Львеночку за самоуправство, и узнает от Мамо, что Львеночек поплыл в открытое море, чтобы самолично произвести зачистку территории от террористов и попутно освободить заложников.
Шах, сочувствуя Михримах по поводу сватовства Рустема, как бы между прочим заявила, что без согласия самой невесты Сулейман ее не выдаст, но сама Михримах не должна рубить с плеча, ведь Рустем суперперспективен. Указав лазейку, как увернуться от нежеланного не только для Михримах, а и для Династичек, замужества, Шах услышала от племянницы, что женой Рустема быть не желает ни под каким соусом.
Выполнив миссию, Шах навестила братца и сообщила, что невеста быть невестой не желает. Заметив печаль на царском челе, Шах поинтересовалась, а в чем, собственно, дело? Да как тебе сказать, сестрица, жена в ссылке, дети в печали, Психея психует, Мустафа дикует, чума наступает, Аяз умирает, «а в остальном, прекрасная маркиза, все хорошо, все хорошо» (с). Изобразив страшное удивление при вести об Аязе, Шах поняла, что откупилась от выплаты супружеского долга своему Лютфику на долгие годы вперед.
Диван. Лютфи сообщает, что диагноз Аяза подтвердился – чума. Сулейман вынес предупреждение шастающим по кабакам Матракчи и Усатому, чтобы не пили-ели че попало, и не чпокали все, что движется (ну это к Матракчи и не относится). Пришедший сулейманов лекарь доложил, что Хюррем отказалась покидать зачумленное место ссылки, так как раз находится в разлуке с Мухтешемством, то ей все равно, в каком сарае помирать.
Матракчи ликует, что Аяз расплачивается за кровавые руки (оказывается, это добрейшей души Аяз самый главный садюга и кровопиец). Лютфи поддакивает. Хюсрев говорит, что кресло ВВизиря теперь по праву достанется Лютфи. Ах, ну что вы, что вы, все мы тут способные, кокетничает Лютфи.
Маниса. Всеобщее идолопоклонство проходящему через народные массы Львеночку. Объявив электорату, что он порвал пиратов на британский флаг, Львеночек удостоился многих тысяч лайков в свой адрес и бросания чепчиков восторженным населением, подняв свое Я на космическую высоту и вызвав ужас у встревоженной таким поворотом дела Мамо.
Барбаросса поет осанну вернувшемуся со щитом Львенку, вах-вах, какой маладэц, всех португальских рэкетиров порубал на капусту, и пофиг, что Хюнкарым послал надрать задницу, узнав о самодеятельности в построении верфи. Львеночек выразил удивление, что Хункярым не в курсе, он же послал ему письмецо, а тот не удосужился ответить.
Сулейман приезжает в Эдирне.
Вечерние посиделки в сарае Шах. Гюльфем поражается смелости Рустема, Психея перекошенным от перспективы отъезда в брачную жизнь ртом отвечает, что Рустем для своей выгоды сделает все, что угодно. Пришедший с ежедневным докладом Мрачный докладывает, что Сулейман отъехал на несколько дней, скорее всего в Эдирне.
Подойдя на близкое расстояние к почтившему ее своим присутствием Сулейману, Хюррем, сделав парочку комплиментов царственному супругу, в ответ выслушивает претензии, что посмела ослушаться его приказа и осталась в зачумленном месте. Произнеся душевный монолог о любви, разлуке, страданиях и наказаниях, Хюррем удостоилась ответного муххибистского жеста, закончившегося поцелуем.
Скончавшегося Аяза накрыли белой простыней. Вот к чему приводит половая неразборчивость, товарищи, будьте бдительны!
Диван. Пришедший Усатико объявляет, что Аяз покинул грешную землю. Сулейман дает распоряжения подготовить похороны и в соответствии с табелем о рангах назначает ВВизирем Лютфи. Лобзание сулеймановых тапок Лютфиком завершает данный эпизод.
Топкапы. Гарем. Построение на плацу. Дестууууур, Хасеки ХС ХЗ! Сюмбюль, выпрыгивая из тапок, приветствует вернувшуюся из ссылки Хозяйку и сообщает, что в ее отсутствие он бдил и блюдил гаремный порядок.
Появившейся так вовремя в гареме Шах Хюррем заявляет, что Династии придется смириться с ее возвращением, иначе последствия не замедлят себя ждать, на что получает ответ, что пока Рыжая чалилась в местах не столь отдаленных, кресло Аяза, так неожиданно покинувшего этот мир, занял Лютфи….

To be continued…..

0

21

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ К 97 СЕРИИ

Хюррем, которая потеряла влияние в Диване, делает все возможное, чтобы состоялась свадьба Михримах и Рустема. Султан Сулейман старается заполучить согласие Михримах в этом вопросе. Султан Сулейман, который узнает о том, что Шехзаде Мустафа вышел в открытое море, отправляет своему сыну весть. Султан Сулейман встречается с Мустафой в тайном месте и преподает ему незабываемый урок.

Мимара Синана вызывают во дворец в связи со строительством мечети Хюррем, после чего он становится Главным архитектором. Хюррем, которая старается внести разлад в отношения Шах Султан и Лютфи Паши, играет в новую игру. Шах Султан, которая не знает об этом, делает все возможное, чтобы помещать свадьбе. Но Хюррем ставит Михримах лицом к лицу с такой правдой, которая меняет судьбу Михримах и всей Империи. Хюррем, которая потеряла свое влияние в Диване после назначения Лютфи Паши Главным Визирем, не теряя времени начинает предпринимать действия. С одной стороны она делает все возможное, чтобы внести разлад в отношения Шах Султан и Лютфи Паши, а с другой стороны старается убедить Михримах согласится на замужество. Ведь Сулейман главным в качестве условия для осуществления этой свадьбы поставил согласие Михримах. А Михримах все еще питает чувства к Малкочоглу. Когда она узнает о его отношениях с венецианкой, то не находит себе места от ревности.

Сулейман, узнавщий о том, что Шехзаде Мустафа вышел в Средиземное море, вызывает его в Бурсу и дает ему там незабываемый урок. После этой встречи Мустафа понимает, что пропапсть в его отношениях с отцов все больше углубляется. Близость Сулеймана с Шехзаде Мехметом еще больше расстаривает Мустафу. Лютфи Паша, который поддпвшись чувству гнева ссоррится с Шах Султан, дает в руки Хюррем большую возможность.А Хюррем же понимает, что Михримах не собирается отказываться от Бали Бея. Пришло время показать дочери всю правду. После поражения в играх, в которые играла ее мать, Михримах принимает ешение, которое приводит всех в смятение.

0

22

ВЕЛИКОЛЕПНЫЙ ВЕК СОДЕРЖАНИЕ 97 СЕРИИ 

Хюррем вернувшись во дворец не теряет времени. Сулейман рассказывает жене о совете покойного визиря Айза Паши выдать замуж Михримах Султан за Рустема Пашу, Хюррем положительно реагирует на эту новость, но султан заявляет что все будет зависеть от решения самой Михримах и если она не захочет то свадьбы не будет.
Хатидже расстроена из за возвращения Хюррем в столицу, однако еще больше ее растраивает что Шах Султан просит ее переехать к мужу повинуясь решению Повелителя. Хюррем во дворце ужинает с детьми, султанша не может не видеть отсутствие настроения у дочери.
Хайреддин Паша возвращается из Манисы, поздравив Лютфи Пашу с назначением он рассказывает о письмах шехзаде Мустафы которые так и не попали к Повелителю. Сулейман отчитывает Малкочоглу, который в замешательстве, как письма не попали к нему в руки....

Маниса.
Шехзаде Мустафа ждет вестей из столицы. Хайреддин Паша старается избавить шехзаде от гнева отца, весть о строительстве верфи была поддержана Лютфи пашой и другими членами дивана, однако выход шехзаде Мустафы в море ввела Повелителя в ярость. "Что за дерзость! Как шехзаде может подвергать себя такой опасности!". Сюмбюль подслушивает все что происходило в диване и торопится к своей султанше, путь ему преграждает Мерджан ага.
Хюррем пытается убедить Михримах в разумности свадьбы с Рустемом. Михримах против, она возвращается к себе в комнату где ее уже ждет Шах Султан, которая понимает истинные желания Михримах "Ты моя племянница, не верь тому что говорят и помни что ты дочь Повелителя".
Хюррем Султан обдумывает новости от Сюмбюля о шехзаде мустафе и думает как это использовать в свою пользу.
Малкочоглу узнает что кроме писем шехзаде пропали и письма Хюррем, однако Лютфи Паша говорит что письма шехзаде Мустафы представляют большую ценность. Лютфи Паша как Великий Визирь принимает венецианского посла, результат переговоров оказался по нраву Малкочоглу. Венецианский посол приглашает Бали бея к себе во дворец, Лютфи советует согласится - "Посмотрим чего они хотят...". Хюррем поздравляет Лютфи Пашу с назначением и напоминает про судьбу Ибрагима Паши и Айяза Паши. В Манисе Румеиса не отступает и продолжает делать все что бы привлечь внимание Мустафы, Махидевран волнуется за сына , она просит Ташлыджалы оберегать его от неосторожных поступков. Махидевран начинает приглядывать за Румеисой. Встретившись с шехзаде Мустафой она советует ему написать письмо отцу так как он не должен позволить врагам отдалить его от отца. Хюррем тем временем рассказывает Повелителю о том что народ восхищается храбростью Мустафы и тем как он победил корсиканцев в море.
Лютфи паша Шах Султан и Хусрев Паша обсуждают ситуацию с Мустафой. Хусрев паша спрашивает о состоянии Хатидже, он получает позволение встретится с ней. Шах советует Лютфи Паше больше не лезть в ее дела с сестрой...
Хусрев Паша намерен забрать Хатидже Султан к себе в дом. Сулейман принимает решение встретится с шехзаде Мустафой в Бурсе. В Манису приходят вести о смерти Айяза Паши, Махидевран не скрывает своей радости, однако радость ее прервала новость о возвращении Хюррем в столицу. Ташлыджалы передает шехзаде желание Повелителя прибыть в Бурсу.
Лютфи паша советует назначить главным зодчим Синана и доверить ему строительство комплекса хасеки Хюррем султан. Сулейман намерен взять с собой в Бурсу шехзаде Мехмета. Махидевран подозревает что Хюррем может навредить ее сыну и приказывает немедленно оповестить Лютфи Пашу и Малкочоглу об отъезде шехзаде и не в коем случае не оставлять наследника.
Венецианский посол сеньер Томаззо просит Малкочоглу содействовать в интересах его страны, но это не вызвало интереса Бали Бея в отличии от прихода некой сеньоры Сильвии с которой он как то встречался в Италии. После ухода бея венецианец просит сеньору сблизится с Малкочоглу так как он очень близок к султану, девушка просит не беспокоится так как уверенна в скорой встрече с ним.
Русте получает письмо от Хюррем, в письме султанша просит Рустема беречь себя, ведь теперь в диване главный Лютфи паша. Нигяр продолжает следить за мужем, который предупреждает ее что придет время и ей придется уйти. Сюмбюль приводит к Хюррем девушку которую отправят служит во дворец к Шах Султан, Хюррем поручает ей соблазнить Лютфи пашу, однако предупреждает что в случае если кто то узнает о ее участии в этом деле то результатом и наказанием станет смерть девушки. Хатидже и дети покидают дворец, на прощание Хатидже упрекает сестру в том что она не помогла ей - "Молись что бы твоего мужа не постигла судьба Ибрагима Паши".
Матракчи приходит на стройку и встречается с Синаном которому сообщает что он должен будет построить комплекс для самого Султана Сулеймана. Хюррем рада что строительство комплекса ведется ведется под личным контролем султана, однако цель ее прихода это шехзаде Мустафа, она говорит что янычары очень любят Мустафу, Сулейман прерывает ее речь о говорит что пока он жив дерзасти сыновей он не потерпит.
Хатидже и дети переезжают в новый дворец к Хусреву Паше который не смотря на все старания не находит отклика у жены. Хусрев Паша сообщает что на время покидает дворец так как едет в Бурсу вместе с Повелителем, Хатидже желает ему счастливого пути.
Бурса.
Шехзаде Мустафа прибывает в Бурсу. Сулейман холодно принимает сына. Свита Повелителя выезжает на охоту. Сулейман и Мехмет идут впереди, шехзаде Мустафа расстроен тем как отец встретил его - "Отец даже не смотрит на меня..." Сулейман вспоминает разговор с Ибрагимом Пашой - "От кого ты защищаешь шехзаде? От отца?". Сулейман рассказывает сыновьям историю шехзаде Коркута, что борьба за трон это всегда предательство, шехзаде Мустафа тайный смысл слов отца. Мустафа делится с Ташлыджалы своими мыслями, он разочарован и шокирован тем что отец подозревает его в измене. Ташлыджалы советует поговорить с Повелителем лично. Шехзаде Мустафа в присутствии брата просит прощения у отца, он объясняет что не хотел ничего делать за спиной султана. Однако Сулейман неумолим и отчитывает сына по полной строгости, обвиняя его в неосмотрительности, своенравности и гордости. В Манисе Махидевран не находит себе места и ждет возвращения сына.
Шах султан и Лютфи Паша ведут разговор...
Малкочоглу встречается с венецианкой. Михримах получает любовную весточку от Рустема Паши.
Сеньора Сильвия явно не безразлична Молкочоглу, во время свидания он замечает слежку и выясняет что ее организовала Михримах султан.
Султан Сулейман в шатре вспоминает отца и приподносит Мехмету в дар перстень и желает ему в будущем также охотится в этом лесу со своими детьми. Шехзаде Мустафа просит разрешения удалиться в санджак, Сулейман безразлично отпускает сына. На прощание Мустафа советует брату быть осторожным так как в любой момент отец может рассердится на любого из шехзаде.
Девушка подосланная во дворец к Шах сообщает что пока ей не удалось задуманное, но отступать она не собирается, на выходе ее замечает Мерджем ага. однако девушка свое присутствие в гареме объясняет заданием Шах султан принести лекарство. Лютфи Паша ночью вновь отвергнут женой, в ярости он покидает ее комнату. В своих покоях Лютфи пашу поджидает Арсен Хатун, в этот раз паша угрожает девушке и требует больше не позволять себе таких выходок. Девушку выходящую из покоев Лютфи Паши замечает Мерджем ага, который рассказывает о ней, Шах понимает что слова Хюррем ее мужу подействовали.
Махидевран Султан встречает сына из поездки, Мустафа рассказывает что отец припадал ему урок, получив его он вернулся в санджак. Шехзаде признается что поведение и слова отца впервые пугают его по настоящему.
Махидевран Султан наставляет сына, она напоминает ему что его не раз спасали Ибрагим и покойная Валиде Султан, однако теперь их нет и он тем более не должен давать повод для радости своим врагам.
Сулейман возвращается в столицу и сообщает Хюррем что простил шехзаде Мустафу, султанша делает вид что рада.
Ревность Михримах Султан приводит сеньору Сильвию к ее ногам. Сеньора не понимает чего от нее хочет султанша, Михримах требует от нее убираться из страны. Матракчи и Малкочоглу беседуют о венецианке и планах поженить Михримах и Рустема.
Сюмбюль сообщает Султанше что во дворце Шах султан все идет по плану, Хюррем рада и предвкушает что Шах переживет то же что и Хатидже.
Арсен Хатун крутится вокруг Лютфи паши.
Хюррем рассержена поступками Михримах, она намерена поставить точку в этом вопросе. Хюррем приказывает Малкочоглу явится в мраморный дворец , где он в очередной раз говорит что Михримах в его глазах продолжает оставаться лишь ребенком, в тайне этот разговор предназначался для Михримах которая была в соседней комнате. Михримах понимает что нелюбима и расстроенная возвращается во дворец. Мимар Синан представляет Повелителю свой проект и планы строительства комплекса, куда предлагает разместить медресе, в это время приходит Хюррем Султан, которую представляют зодчему который дает обещание закончить работу за 6 месяцев. Выходя их покоев повелителя Синан впервые видит Михримах Султан, которая идет к отцу сообщить о своем решении. В присутствии матери она дает согласие на брак с Рустемом Пашой...

0

23

ВЕЛИКОЛЕПНЫЙ ВЕК СОДЕРЖАНИЕ 97 СЕРИИ ДЛЯ НЕ СЕРЬЁЗНЫХ

Хюррем направляется в покои Сулеймана, попавшийся где-то на Золотом Пути Мрачный (видимо, Главные ворота в Топкапы динамические, то отдаляются, то приближаются к покоям СС) вынужденно кланяется так незапланированно вернувшейся из ссылки Рыжей декабристке.
Застав благоверного медитирующим на ночной Босфор, Хюррем интересуется, верно ли, что Аяз покинул эту грешную землю? Сулейман подтвердил, верно, чума – баба ненасытная - прибрала любвеобильного Пашу с собой, прихватила, так сказать, прямо за фаберже. Хюррем интересуется, точно ли чума тому виной, может, результаты вскрытия сфальсифицированы добрыми людьми, которых вокруг покойного было немало. Но Сулейман намеков не понимает, чума, и точка. Был Паша - и нет Паши, но «мало ли в Бразилии Педров?», а посему вымпел расстрельной должности перешел к Лютфи, который зад порвет, но отечество не опозорит. Хюррем осталось только аминькнуть.
Тем временем торжествующий герой дня-вымпелоносец вернулся к семейному очагу, где его с книжкой в руках поджидала царственная супруга, не ложившаяся еще спать, потому как ежевечерний ритуал обмывания костей всем кому ни попадя не был произведен. Оргазмирующий от получения кресла, на котором длительное время восседала задница Великага Ибрахима, Лютфи призывает супругу разделить с ним торжество данного факта, но Шах подливает в бочку Лютфенного меда ложку дегтя, дабы не забылся да не полез к ней с разными телесными глупостями, напоминая, что на одного уже Визир-и-Азама нашелся шелковый шнурок, сплетенный Рыжей любительницей макраме. Но Лютфи ничем не пробьешь, он не покойный скрипач, не накосячит. Однако Шах велит призадуматься, как натолкать, да побольше, палок в предстоящее брачное колесо Михримах и Рустема.

Хюррем интересуется у Сулеймана, с чего это в гареме все шушукаются об их доце и Рустеме. Сулейман поясняет, что Аяз, перед тем, как завернуться в саван, предложил соединить настырного хорвата с падишахской жемчужиной, и он, Сулейман, не принял окончательного решения, потому как хотел посоветоваться с невестиной Мамо, в то время находящейся в местах, хоть и красивых, но все же отдаленных. Мамо, показав бровями изумленный вид, изображающий, что первый раз слышит о таком предложении, выразила мнение, что дочушка созрела и пора бы ее того, замуж, а раз женишок подвернулся, причем с умом и перспективами, надо брать. Да-да, папа согласен, мама согласна, жених согласен, с невестой проблемы. Не хочу, грит, по расчету, по любви хочу. А коль кровинушка против, значит, не бывать бракосочетанию, повелел Сулейман. Хех, утро вечера-то мудренее, подумала Хюррем и мысленно наметила план дальнейших действий.
Психея беснуется, что не прошло и пары серий, а Рыжая опять топчет топкапский мрамор. Шах, намеренно забыв, что недавно трубила о том, что закопала Хюррем навсегда, упоминает, что кабы было все так просто, так и Ибрахимко был бы живее всех живых. Но зато теперь, когда Аяза переселили в мир гурий и райских садов, Лютфи стал во главе Диванного кружка, а значит, клан Психоза Ностра обрел немыслимую силу, потенцию, так сказать. Ахахахах, какое утешение для Психеи, понявшей наконец, что сестрица прибрала к рукам и сарай, и рабочее место ее Покойнага Ибрахима (и даже могилу, но тсссс), а саму ее сплавила в жены первому попавшемуся на глаза Сулеймана мужику. Чтобы истеричная сестрица не портила благодушную атмосферу, Шах напомнила, что вот Бог, вот порог, а посему, собирай-ка шмотье и фисдуй по месту жительства своего нового супруга, иначе братец самолично за космы притащит молодоженку к брачному ложу и велит засвидетельствовать союз прямо в своем присутствии. Высказав захватчице все, что она думает о ней, выгоняющей хозяйку из собственного сарая, Психея гордо удалилась.
Хюррем трапезничает с детьми. Сыновья интересуются, почему маман тусила на курорте без них, и радуются, что все-таки вернулась. Заметив, что Михримах не поддерживает всеобщего ликования и медитирует над полными тарелками, Хюррем велит все съесть, прежде чем покинуть помещение, потому как османские лекари анорексию лечить точно не умеют, нечего и пробовать.

Диван. Эбу-сууд докладывает, что чума косит и косит население, дрянь такая. Пришедший Барбаросса, пособолезновав Аязу и поздравив Лютфи (ну, ну а че, шоу маст го он), сообщает Сулейману, что его самовольный Львенок вовсе не дерзкое хамло, похерившее приказы сверху, а самая что ни на есть невинная овечка, ставшая жертвой плохой работы почтовой службы. Поскольку есть акт приемки письма в службу доставки, доказывающий теоретическое существование формального запрашивания разрешения Львеночком на постройку корабликов, то значит, надобно проследить цепочку, по которой данное письмецо не попало в Львиные руки. Расследование поручено Главному специалисту в поиске пропавших писем – Усатико, а пока заслушаем доклад, собственно, о целесообразности построения судоходного транспорта в Манисском регионе.
Маниса. Выставив вперед щит в виде Барбароссы, который и примет на себя царский удар, если что, и объяснительную, вместо Львеночка, напишет, сам нашкодивший Наследничище выказывает трясущемуся от предстоящих разборок на высшем уровне Ташлы, что покорение мира (да чего уж мелочиться, Вселенной), которое ему, несомненно, светит в грядущем будущем, невозможно, пока он находится в этом сарае. Тесновата жилплощадь-то.
А тем временем Барбаросса превозносит Львеночка до небес, объясняя необходимость постройки флота защитой от возможного пиратского нападения. Почувствовав, что Сулейман не гневается, Лютфи поет дифирамбы Львеночку, от него не отстает и Лютфилизун Хюсрев. Ах, какой наследник, дай Бог каждому! Барбароссе нет бы успокоиться на этом, но он не смог вовремя остановиться и поведал о недавней морской прогулке Львеночка и о лично проведенной им зачистке. Эбу-сууд, не успевший выказать свое АХ, решил наверстать упущенное и выдал пару комплиментов, но тут уже Сулейман рявкнул не по-детски, так что высшее собрание предпочло онеметь.
Сюмбюля, греющего уши у Диванного оконца, застукал Мрачный, по-видимому, таскающий Главные ворота с собой, иначе как объяснить факт появления Привратника в самых разных неожиданных местах. Обменявшись комплиментами, мальчишки разбежались в разные стороны.

Хюррем выговаривает Михримах за то, что та развесила уши и распустила язык, общаясь с тетушкой, которой не стоит доверять даже в мирное время. Напомнив, что внутриполитическая ситуация поменялась и, с получением бонуса в виде визир-и-азамского кресла семейкой Адамс, велика вероятность пойти под нож всем Рыжим семейством. А для того, чтобы противостоять клану Психоза Ностра нужна свежая кровь в лице Рустема, у которого и яйца крепкие, и ума палата. Припомнив матери обещание выдать ее замуж по любви и получив обратный ответ, что Усатико дышит к Луноликой очень ровно, а посему свадьбе быть, потому что мать плохого не пожелает и вообще ей виднее, какой зять ей нужен, Михримах убежала оплакивать свою участь.
Прибежав к себе, Луноликая застала на своем диванчике заботливую тетушку Шах, пришедшую напомнить незадачливой невесте, что покуда та держит оборону, нежеланному браку не бывать, а все потому, что у тетушки сердце обливается кровью при виде несчастной племянницы, которая, если еще не забыла, сама является Династией, а значит, ее слово принцессы, дочери аж самого султана Сулеймана, выше желаний своей грязнокровой матери, как бы та ее не любила.
Убежав от Мрачного, Сюмбюль доложил Хюррем, о чем поведал Сулейману Барбаросса, явившийся прямиком из Манисы, и о реакции Сулеймана, которого успокоили находившиеся подле него Паши. Конечно, Диван ведь теперь не наш, надо срочно чего-то решать, постановила Хюррем.
Усатико заявляет Лютфи, что почта, работая, не работает, и помимо манисской почты пропала еще многочисленная эдирнская корреспонденция Хюррем. Враги, враги, кругом враги, соглашается Лютфи и велит позвать венецианского посла, ошивающегося неподалеку. Вошедший венецианский лысик презентовал новоиспеченному ВВизирю сундучок и предложил заключить мир, гражданский и торговый. Лютфи, доживший, наконец, до того момента, когда он вытирает ноги, а не только об него, предложил послу принести все венецианское золото из казны и ключ от Рима, а уж опосля можно и о деле поговорить, а пока, посол, посол ты.
Выйдя от Лютфи, Усатико получает приглашение от лысика посетить его дом. Вышедший Лютфи интересуется, чего это тут было такое, но Усатико, забыв, что по сценарию он честный, наврал Лютфи, что посол пригласил его с целью что-то передать Сулейману. Получив добро от Лютфи, Усатико смазал лыжи в сторону венецианского особнячка.

Встретившись в одном из коридоров Топкапы, Хюррем и Лютфи обменялись поздравлениями по поводу нахождения их обоих на своих местах. Напомнив Лютфи, что на его новой должности долго не задерживаются и уходят исключительно в небесные дали, примером чему может служить и Ибрахим, и Аяз, Хюррем окончательно избавила Лютфи от иллюзий, утверждая, что его благоверная Династия вытрет об него ноги и отшвырнет в сторону в удобный для себя момент. Вот же ж чертова баба, чего ее из Эдирне выпустили, подумал Лютфи, привычно сдерживая себя в руках при помощи молитвы.
Маниса. Румейса, дабы хоть как-то прижаться к шехзадинскому телу, предлагает сделать ему массаж, прости Господи. Остановив ее руку, ползущую к самой чувствительной точке тела любого мужика, вне зависимости от его происхождения, Львенок обрубил ее намерения на корню.
Махидевран, остановив Тошни в том же коридоре, в котором всегда останавливает, велит доложить по форме, получен ли какой-никакой сигнал от Сулеймана. Узнав, что ответа все еще нет, обвиняет Тошни в том, что тот не связал Мустафу по рукам и ногам, а позволил тому накосячить. Выслушивая оправдания ответчика, Мамо замечает, что из бдительно охраняемых ею покоев выскользнула Аленушка, слава Богу, хоть еще пока в одежде.
Хюррем говорит Сулейману, что Михримах пока в шоке, но времени навалом, и все утрясется. Заметив отсутствующий взгляд на царском челе, Хюррем интересуется, не являются ли причиной сулеймановой озабоченности выходки Манисского отпрыска, потому как все вокруг только и трындят о его смелости. Сорвавшись на Хюррем, как будто это она самолично выпинывала Львеночка на палубу вышедшей в море галеры, Сулейман высказал, что шехзаде перешел все допустимые нормы в своем недопустимом поведении и будущее Династии так себя вести не должно. Напомнив супругу, что помимо Манисской надежды Династии по Топкапам бегают еще, как минимум, четыре надежды Династии, все же высказала, что Манисскую надежду народ ну просто-таки обожает, а уж как янычары любят, так это вообще.
Маниса. Мамо спрашивает, почему сынку не написал папане и не объяснил все сам. А зачем, Мамо, когда есть Барбаросса, он все и объяснит, ответил сынку, чего бумагу-то марать, когда есть живой громоотвод. Мамо напоминает, что Манисский Лев самый любимый Лев, но сынку, вспоминая, что где-то там подрастает конкуренция, печалится, что никак нет, возможно, не самый.

Лютфи рассказывает супруге, что Маниса накосячила и Хюнкарым в расстройствах, еле-еле откачали от пены, летевшей изо рта. Лютфилизун Хюсрев благодарит небо, ах, какое счастье, что ВВизирь теперь Вы. Шах высказывает мысль, что это не Маниса косячит, а кто-то (догадайтесь, кто) подставляет невинного шехзаденка. Лютфи не согласен, когда рядом с шехзадой такой стратеХ, как Тошни, никакие внешние подставы не страшны. Поинтересовавшись, как там его супруга Хатидже, Хюсрев получает от Шах ответ, что жена его, вот пусть он идет к ней в палату и сам спрашивает, как там она. Хюсрев пошел, а Адамсы продолжили выказывать недовольство друг другу: он ей – за то, что прикрыла Хатидже, она ему – за то, что он это прикрытие раскрыл Сулейману. Получившему указание от Шах не влезать более в ее дела Лютфи осталось привычно сдерживать себя молитвой.
Хюсрев, поднявшийся к Хатидже, получил от нее милостивое разрешение присесть рядом на соседний диванчик. Напомнив супруге, что получен высочайший приказ водворить ее на законное место, Хюсрев выразил желание забрать ее туды по мере ее готовности, дабы находиться с ней если уж не в одной постели, так хотя бы под одной крышей, а чего, сарай большой, комнатушек хватит, чтобы не встречаться мурлом к мурлу. В общем, думайте, Султаным, как надумаете, СМС вам в помощь.
Сулейман, позвав мужика с косичкой, просто обалдел, увидев возникшего на его зов Мрачного (видимо, Главные Ворота передвинулись впритык к покоям СС). Ну ладно, подумал Сулейман, какая разница, какой шестерке волю диктовать, и повелел, чтобы передали Манисскому Львенку явиться через 2 недели в Бурсу на разбор полетов.
Маниса. Сорока Тошни приносит на хвосте столичные вести: очумевший Аяз-то того, уволен с занимаемой должности по причине собственной смерти, теперь Лютфи правит балом. Сдерживая себя, чтобы не дать приказ раздать всем шампаньскава по такому поводу, Манисское семейство в голос талдычит, что так ему и надо, раз в компании с Хюррем завалил Великага Ибрахима, и все, слышите, все ответят за свои грехи. Махуня просто прыгать готова: Хюрремко – в изгнании, Аязко – в земле, а Лютик – на коне, какой удачный день. Тошни, оправдывая имечко, портит впечатление присутствующим, сообщая, что Хюрремко вернулась на свое законное место, а шехзаду ждет поездка в Бурсу. Махидевран вопит, что Хюррем приложила ручки к данному вызову, ну естественно, сама и написала, печатью сулеймановой пришлепнула, делов-то.

Диван. Эбу-сууд докладывает, что жопорукий Главный архитехтур не успевает в срок построить мечеть Хюррем. Лютфи напоминает, что есть такой чудик Синан, помните, он еще мостик сварганил из подручных средств за короткое время, может, и тут чего начудит. А позвать чудилу! Напоследок Сулейман объявляет, что едет в Бурсу на встречу с Мустафой и приглашает Мехмета присоединиться.
Венецианское логово. Посол просит Усатико поспособствовать его сближению с Лютфи, чего тот честного из себя корчит, ну или хотя б встречу с Сулейманом организовать, ну а взамен, может, и самому Усатико чего-то перепадет. Не успевшему включить «Ах, что вы, я не такая» Усатико посол представляет свою племянницу Сильвию, оказавшейся давней знакомой и напомнившей Усатому, что данная синьора в постели предпочитает быть сверху. Выразив желание зайти к синьоре как-нибудь вечерком на палку чая, Усатико удалился. Посол в восторге, ах, ты, мать твою, какая удача, приближенный к султанскому телу оказался неразборчив в знакомствах, этим непременно надо воспользоваться. Синьора вовсе не прочь и организмами подружить, и родине послужить.
Османская Чукотка. Рустем получает письмецо Хюррем, из которого узнает, что она вернулась домой, но Аяза замочили конкуренты, и Лютфи теперь на его месте. Кроме того, самому Рустему велено жениться на Луноликой и войти в Диван, а до того быть осторожным, чтобы не отправиться вслед за Аязом. Пришедшая Нигяр, заметив сгорающее в огне письмецо, поинтересовалась, получил ли тот добрые вести и напомнила, что Шах не спит, и следующий на очереди жмуриков сам Рустем. Придушить Рустему опостылевшую всем Нигяр в который уже раз помешал, очевидно, ее все еще не истекший контракт.
Сюмбюль приводит на показ к Хюррем красивую деваху, которой велено постараться изнасиловать Лютфи прямо в сердце.
Психея, собрав детей, собирается покинуть сарай Шах, при этом обещая детям вскорости всем им вернуться сюда. Напоследок высказав сестрице, что хоть Хюррем и гадина, все ж таки она оказалась права насчет самой Шах, которая, хоть и стала Визир-и-Азамшей, осталась по-прежнему женой противного ей Лютфи, а не обожаемого ею Ибрахима.
Хюсрев, получивший от Лютфи указание бдить в Бурсе интересы Мустафы, довольный увез Психеюшку к себе в нумера. Семейство Лютфи наконец-то проводило гостью вон.

Стройка. Матракчи, почему-то трезвый, копошится с умным видом в чертежах Синана, которого велено доставить к Сулейману. Появившийся Синан докладывает, что стройка тормозит, потому что в его бумажках никто ничего не понимает. Матракчи велит ноги в руки и к Главнюку с отчетом, попутно сообщая, что тот теперь Главный архитехтур, благодаря Лютфи, составившему ему протекцию.
Сулейман рассказывает Хюррем, что теперь Главный архитехтур – Синан, и он будет строить все, что она заказала. Хюррем печалится, что СС уезжает вместе с Мехметом и умоляет, чтобы царственный супруг не гневался на Мустика, все ж таки тот косячит не со зла, а явно кто-то его науськивает, добиваясь тем самым, что Сулейман опять начинает вопить о гордыне, обуявшей офуевшего Львеночка.
Сарай Х2. Психея, наконец-то, тетешкается с детками, давно бы так. Хюсрев объявляет, что уезжает в Бурсу на 10 дней поохотиться, а заодно поучаствовать в царственных разборках Сулеймана с Мустафой, при этом надеясь, что за время его отсутствия Хатидже обживется в сарае и узнает, какая их 100500 комнат есть его спальня.
Бурса. Его Высочество Мустафа пожаловали к папане и, сдав холодное оружие секьюрити, были допущены в шатер. Не дав отпрыску приложиться к царственной длани, Сулейман объявил начало охоты.
Охота. Поставив Мустафу в конец процессии, направляющейся убивать невинную фауну, Самодержец объясняет Мехмету тонкости охотничьего искусства. Львеночку, печалящемуся от того, что папаня даже не глядит ему в глаза, Хюсрев вытирает сопли и нижайше советует пасть ниц и облизать падишахские тапки.
Маниса. Махидевран плачется, что поганка Хюррем настроила против ее сынку самого СС. В общем, все как всегда.
Сулейман, глядя на Мустафу с Мехметом, вспоминает, естественно, Ибрахима (как же, без него-то и серия будет неполной), как тот заявлял, что оберегает Львеночка. Подошедшим деткам СС рассказывает, обращаясь исключительно к Мехмету и игнорируя Мустафу, что был у него один предок, которому не понравилось временное управление Манисой, и который был чересчур гордым и вспыльчивым, любил прошвырнуться в море, как некоторые присутствующие, посему его решили наказать, однажды удавив. Андестенд, Мустафа?

У костра вечерком Тошни советует Мустафе не молчать в тряпочку, а поговорить с Сулейманом. Вняв, наконец, разумному совету, Львеночек направился в шатер. В присутствии Мехмета, которому СС выйти не разрешил, Львеночек попросил прощеньица. Дав ему выволочку за то, что возомнил себя султаном и гордыня так и плещет из всех шехзадинских отверстий, Сулейман напомнил, что гордыня подружит его с Люцифером, а от таких друзей нужно бежать, роняя тапки, как можно дальше.
Адамсы трапезничают. Миссис интересуется, не слыхать ли чего о Львеночке. Воспользовавшись тем, что Шах вышла из-за стола, прелестница, функцией которой является ввести во искушение Мистера, случайно соприкоснулась рукавами с поднимающимся из-за стола Лютфи. Лютфи пришел в гнев и велел нахалке держаться подальше от него, мало ли.
Синьора, прогуливаясь с Усатым в лесочке, строит ему глазки и интересуется, верно ли, что Хюррем наложила на Сулеймана заклятье, что тот никаких других бабенций не замечает. Чтобы синьора заткнулась и не молола языком попусту, Усатико цалует ее прямо в носоглотку, краем глаза замечая, что они тут не одни, и какой-то мешок резво побежал от места прогулки Усатого. Догнав медленно бегающего мужика и прижав его за горло к дереву, ББ узнает, что Михримах приставила к нему наружку.
Михримах получает письмецо от Рустема, в котором тот просит пожалеть его, несчастного, и подарить ему надежду на встречу. Луноликая письмецо рвет.
В шатре Сулейман, вспоминая покойного папаню, подарившему ему одно из колец, ныне украшающих пальцы самого СС, на глазах Мустафы дарит его Мехмету. Обделенный цацкой Мустафа выражает желание вернуться в Манису, раз уж казни не случилось. СС желает скатертью дорогу и велит передать приветики своей бывшей.
Мехмет, на котором явно сказалось воспитание без ненависти к окружающим, наивно сообщает Львеночку, покидающему привал охотников, что гордится им и поступил бы также, как и старший братец. Братец, стиснув зубы, прощается.
Михримах получает докладную, что Усатико шастает с девками по лесу, в то время как обязан находиться у пяток Луноликой, и велит продолжать наблюдение.

Хюррем встречается с засланкой и интересуется, как там Лютфи, еще не начал прелюбодействовать. Засланка успокаивает, все путем, все идет по плану, скоро порадую весточкой. Отправив агента продолжать выполнение спецзадания, Хюррем спрашивает у Дианы, нет ли вестей о Львенке, и утверждает, что не ждет вести о его смерти, потому как рано еще, потребуется не один год, как в случае с Ибрахимом, но сомнения уже посеяны.
Вечерком Лютфи пожаловал к супруге в спальню, которая подумала, что у того появились вести о Мустафе, больше-то не может быть повода у мужа заглянуть в спальню жены. Усыпляя бдительность супруги расспросами о Хатидже, Лютфи поглаживая ей волосы, целенаправленно вознамерился склонить ее к более приятному для него, но немыслимому для нее, времяпрепровождению. Однако, выработав за долгие годы отказа от выполнения одной из функций законной жены, Шах велела супругу пойти отдохнуть. Но Лютфи, высказав, что причина воздержания Психеи понятна, траур как-никак, поинтересовался, по кому же держит траур Шах, что не дает своему законному супругу проникнуть в святая святых, познать Династию, так сказать, изнутри. Шах не преминула напомнить похотливому засранцу, что слуге, каковым является Лютфе, непозволительно мечтать о соитии с Госпожой. А посему пшел вон, и хватит мять мои простыни со стразами своей плебейской рукой.
Находящегося на пике нервного напряжения Лютфи, имеющего в своем распоряжении только молитвы, у его холостяцкой постели поджидала декольтированная спецагентша, глазами выразившая желание облегчить его состояние. Не выдержав искушения, Лютфи прикоснулся-таки к навязчиво предлагаемому телу, приспустив рукав у прелестницы, но затем, встряхнув головой и смахнув вожделение из мозга, опомнился и с ревом быка, который и хочет, и может, но не должен, выставил искушение за дверь, где ее, поправляющую одежду, не преминул застукать Мрачный, подглядывающий из-за угла (в этот вечер Главные Ворота сместились к спальне Лютфи).
Заглянув в щель и увидев, как Лютфи в изнеможении откинулся на кровать, сопоставив увиденное, Мрачный сделал именно те выводы, на которые и рассчитывала Хюррем. Придя к хозяйке, Мрачный не решился рассказать об увиденном, дабы не расстраивать даму своего сердца. Шах велела следить за супругом.
Маниса. Львенок вернулся живым и невредимым и поведал о своем путешествии, упомянув покойного задушенного предка, и выказав мнение, что между ним и отцом огромная пропасть. Махуня велела быть аккуратнее, потому как кругом враги, враги.

Сулейман вернулся домой и зацелул свою Рыжульку, сообщив попутно, что все разрулилось, Львенок извинился. Опять буря в стакане воды, недовольно подумала Хюррем.
А синьора, так неосторожно положившая глаз на Усатико, была доставлена в лесок пред очи Луноликой, предложившей той покинуть пределы Османии в кратчайший срок, потому как участь шпиёнок, положивших глаз на османских хлопчиков, незавидна.
Тем временем Матракчи интересуется, кто такая синьора и нет ли у Усатого матримониальных планов на ее счет. Хех, какая свадьба, кому я чего плохого сделал, отмазался Усатико.
Сюмбюль докладывает Хюррем, что вести хорошие, и походу, их спецагентша выполнила задание, что несказанно радует Хюррем, мечтающей, чтобы у ее любимых золовок была схожая участь. Диана докладывает о проделках Михримах.
Спецагентша продолжать смущать бедного Лютфи, демонстрируя ему декольте.
Хюррем делает выволочку Михримах за ее выходку с венецианкой и решает покончить, наконец, с ее мыслями об Усатом. В это же время Сюмбюль велит Усатому явиться на аудиенцию к Хюррем в Мраморный сарай.
Мраморное место встречи. Хюррем спрашивает у ББ, каковы его чувства к Луноликой, и, услышав, что тот ее не любит, интересуется, почему? Усатико отвечает, что в его глазах Луноликая всего лишь малолетка, а не истасканная сорокалетняя проститутка, посему не в его вкусе. Отпустив восвояси любителя древностей, Хюррем выходит к подслушивающей их разговор за дверью Михримах и поясняет, что вот она правда, хватит грезить о том, чего нет и не будет.
Михримах, вернувшись к себе, обливается слезьми.
Синан расписывает тонкости постройки мечети Сулейману, тот знакомит его с пришедшей Хюррем. Синан обещает закончить мечеть через полгода.
Вытерев слезы, Михримах направляется к Сулейману, в коридоре ее видит вышедший Синан. Придя к отцу, в присутствии матери, Михримах заявляет, что согласна на брак с Рустемом. Хюррем счастлива, кабздец врагам…

To be continued…

0

24

ВЕЛИКОЛЕПНЫЙ ВЕК СОДЕРЖАНИЕ 98 СЕРИИ

http://s3.uploads.ru/NhRly.jpg

0

25

ВЕЛИКОЛЕПНЫЙ ВЕК СОДЕРЖАНИЕ 98 СЕРИИ

Сулейман на семейном ужине объявляет о том, что Михримах выходит замуж за Рустема пашу. Тем временем Рустем паша в Диярбакыре получает известие о его женитьбе на Михримах Султан. Он вспоминает о своем детстве, о том, что он сын простого хорватского свинопаса, вырос без матери, и по собственному желанию уехал в Стамбул, никогда не сдавался, не боялся ничего, его имя Рустем значит "герой" и теперь его мечты начинают сбываться. Он вызывает Нигяр в свою комнату и напоминает о том, что его с ней брак был заключен по приказу Мактуль Ибрагима паши и Хатидже Султан.
Рустем говорит Нигяр о том, что она уже долгое время является его законной женой, но он никогда не хотел этого брака, его принудили Ибрагим паша и Хатидже Султан. Нигяр не понимает к чему этот разговор, он дает ей в руки письмо. Рустем напоминает Нигяр ее слова - кто ты такой чтобы жениться на Михримах Султан, даже не мечтай об этом и говорит ей о том, что наверно теперь она поняла кто он такой. Он разводится с Нигяр - произносит три раза "Я развожусь". Михримах Султан прогоняет в своей комнате слуг, которые принесли по приказу ее матери ткани на выбор для пошива платья.
Прибыл Хадым Сулейман паша, Бейлербей Египта., Сулейман его приветствует. Он поздравляет Сулейман пашу с его победами. На рынке люди хотят наказать ребенка за воровство. Шейх Машуки останавливает их. На Диване обсуждают то, что их работа по устранению эпидемии чумы продвигается успешно, но нужно предпринять меры во избежание проблем. Лютфи паша говорит Султану о том, что шейх Машуки, не послушав приказа, вернулся в Столицу и продолжает богохульствовать среди народа. Сюмбюль сообщает Хюррем Султан о том, что Михримах в гневе. Хюррем говорит Афифе чтобы начиналась подготовка к свадьбе Михримах. Афифе отвечает что лучше подождать. Хюррем же считает что не следует быть расточительными и свадьба Михримах будет проведена в один день с церемонией обрезания Шехзаде Баязида и Селима, и никто не сможет помешать этой свадьбе, Шах Султан в том числе. Хатидже говорит Шах о том, что после свадьбы с Михримах Рустем войдет в Диван и при первой же возможности избавиться от Лютфи паши и станет Великим Визирем, и другого пути кроме как убить Рустема у Шах нет, если она хочет решить эту проблему. Матракчи Насух попрекает Бали Бея за то, что он виновен в том, что Михримах согласилась на брак с Рустемом. Бали бей говорит, что это желание Хюррем, а перед ее приказом никто не может устоять. Михримах просит у Шехзаде Мехмета помощи, она не хочет выходить замуж за Рустема пашу, Мехмет говорит о том, что это невозможно, приказ Повелителя не оспаривается, к тому же она сама заявила о своем согласии на брак. Машуки на рынке продолжает свои "проповеди", янычары забирают его по приказу Повелителя. Эбуссууд пришел в темницу к Машуки, Эбуссууд говорит о том, что Повелитель простил его, но он ослушался.
Махидевран в шоке от предстоящего брака Михримах и Рустема. Мустафа и Яхъя также пребывают в удивлении и полагают, что Хюррем насильно заставила Михримах, этот союз является ответом на становление Лютфи паши Великим Визирем.
Махидевран говорит Мустафе что единственная цель брака Михримах и Рустем - уничтожить Шехзаде Мустафу. Но Рустема не нужно убивать, есть другие пути. Махидевран отправила письмо Шах Султан, она говорит о том, что Рустем паша не является достойным зятем для Повелителя и нужно этому помешать. Шах Султан читает это письмо при Лютфи паше, Хатидже и Гюльфем. Лютфи паша уверен в себе и говорит что даже если Рустем войдет в Диван, то ведь Диваном управляет он. Шах говорит о том, что наконец-то Махидевран взялась за ум, когда речь пошла о спасении ее сына.
Хюррем сообщают о том, что постройка ее комплекса успешно продвигается. Михримах заходит к ней и говорит о том, что она не хочет выходить за Рустема, это невозможно. Хюррем говорит о том, что Михримах сейчас несчастна, но затем все пройдет и она будет счастлива. От этого брака зависит будущее ее братьев и мамы, и эта свадьба будет подтверждением преданности Михримах матери и братьям, а преданность важнее всего, даже любви.
Лютфи паша заходит к Повелителю, он сообщает ему о том, что по слухам Рустем паша болеет проказой. Нигяр заходит к Рустему и говорит, что даже если Рустем женится на Михримах, она и не взглянет на него, ведь она влюблена в Бали бея. Хюррем выбирает ткани для платья Михримах. В ее покои заходит Султан Сулейман. Он говорит ей о том, что есть слухи о том, что Рустем болен проказой. Рустем паша тем временем избивает Нигяр, душит ее. Он чуть ли не убивает ее, но его останавливают. Хюррем говорит Сулейману, что не нужно верит всяким слухам. Сулейман возмущается тем, что Хюррем так спокойна в то время как речь идет об их дочери и ее будущем.
Хюсрев паша мило разговаривает с детьми Хатидже. Хатидже приказывает, чтобы их отправили по комнатам. Хатидже говорит о том, что у них есть отец и никто не займет его места. Хюсрев паша говорит о том, что это не тюрьма и он лишь старается сделать счастливыми ее и ее детей. Шах Султан приходит к Султану и обсуждает слухи о болезни Рустема, она предлагает немедленно сообщить Михримах о возможной болезни Рустема, ведь в этом случае их брак будет невозможным. В покои к Михримах приходит Гюльфем Хатун. Она сообщает Михримах о воможной болезни проказой Рустема и желает ей терпения. Повелитель говорит Хюррем чтобы подготовка к свадьбе прекратилась, пока все не выяснится. Хюррем предлагает отправить Моше Эфенди к Рустему чтобы он лично проверил его. Наложница Ахсен, подосланная Хюррем к Лютфи старается соблазнить пашу. К нему в покои заходит Шах и говорит о том, что врач Моше Эфенди поедет лично проверить Рустема, Хюррем снова удалось все испортить, но она уже обдумала это и кажется нашла путь, чтобы выбраться из этой ситуации. Михримах получает вести от шпиона, которого она приставила к Бали бею - Бали бей проводит дни и ночи с Сеньорой Сильвией. Сеньора Сильвия тем временем проводит время с Бали беем и говорит о своем страхе относительно девушки, которая ей угрожала. Султан сообщает Мехмету о том, что отправит его в Санджак после свадьбы Михримах. Лютфи паша за столом специально проливает на себя стакан с водой чтобы избавиться от Ахсен хатун, высылает ее в Старый Дворец. Михримах рассказывает отцу о том, что Бали бей встречается некой венецианской женщиной. Ахсен Хатун рассказывает Хюррем о том, что Лютфи паша выслал ее из дворца. Хюррем говорит о том, что даже тот факт, что Лютфи паша прогнал эту женщину сыграет им на руку. Султан вызывает Бали бея и ругает его за то, что он гуляет с этой венецианской женщиной, ведь он представляет Султана, теперь он должен прекратить эти отношения. Михримах с насмешкой говорит Бали бею о том, чтобы он передал привет Сильвие и доброго пути.
Идет суд над Машуки. Он объявляется впавшим в куфр, т.е. неверие, и пытающимся посеять смуту среди народа. Его приговаривают к казни. Машуки говорил, что человек сам является божеством, не существует грехов, смерти нет, существует переселение душ, о подобных проповедях засвидетельствовали 8 мужчин. Шах Султан вызывает Моше Эфенди и предостерегает его от Рустема и о том, что если он скажет о том, что Рустем не болен безо всяких доказательств - он поплатится за это жизнью. Машуки говорил о том, что смерти нет - есть переселение душ, грехов не существует, прелюбодеяние, пить алкоголь - разрешено, есть и пить это виды поклонения, человек сам является Богом и тд. Машуки заявляет, что он объясняет скрытые смыслы Корана, он великий ученый, но чтобы это понять нужно быть таким же особенным как он. Машуки и его ученики приговариваются к казни. Машуки на казни говорит о том, что он и его ученики - мученики, смерть их освободит прямо как птичек.
Хюррем говорит Шах о связи Ахсен хатун с Лютфи пашой. Бали бей говорит Сильвие чтобы она возвращалась домой, это их последняя ночь. Сильвия говорит о том, что она готова на все - стать мусульманкой, его женой, Бали бей останавливает ее.
Хюррем говорит Шах, что ее слова - чистая правда. К Шах Султан заходит Мерджен ага. Шах говорит о том. что Хюррем сказала якобы у Лютфи паши была связь с наложницей Ахсен. Мерджен говорит, что это правда и он видел это собственными глазами. Михримах говорит Хюррем о том, что она обрадовалась вести о болезни Рустема, это просто чудесно. Но Хюррем говорит, что это все игра и скоро правда выйдет наружу.
Шах Султан в огромном гневе. Лютфи заходит к ней, спрашивает о Моше Эфенди, упоминает о его преданности Династии. Шах говорит, что как было бы хорошо, если все рабы были так преданны Династии. Мерджен ага избивает до смерти Ахсен. Шах говорит Лютфи, что он изменяет ей с Ахсен. Лютфи все отрицает, он говорит о том, что он прогнал женщину из комнаты и все это - клевета. Шах Султан отказывается верить, она говорит, что разведется с Лютфи и от него ничего не останется - ни должности, ни его жизни. Шах говорит Лютфи, что он всего лишь презренный раб, и все, что у него есть - это ее подарки, она - и есть Династия. Лютфи паша еле сдерживает гнев.
Рустем собирается в путь, он дает Оливии новое имя -Гюльбахар, как его мама называла ласково его сестренку. К нему пребывает Моше Эфенди. Он говорит, что появились слухи о его заболевании проказой. Врач начинает проверять Рустема. К Шах Султан прибывает Нигяр Хатун. Она говорит о том, что Рустем выкинул ее без ничего на улицу, но она рада тому, что он хотя бы ее не убил. Шах говорит, что если у Нигяр будут какие-то проблемы - она может обращаться к ней. Врач проверил Рустема, признаков проказы нет, но нужно подождать, ведь эта болезнь проявляется не сразу. Рустем угрожает врачу и говорит чтобы он сообщил о том, что он не болен. И вдруг врач ловит с головы Рустема вошь и просит других врачей засвидетельствовать об этом. Нигяр приходит к Матракчи. Он спрашивает, что случилось - она говорит, что теперь Рустем развелся с ней, ей некуда идти кроме как к Матракчи, затем она уедет к своей дочери, она хочет чтобы Матракчи сказал где она находится, у нее нет никого кроме дочки.
Махидевран получает письмо от Шах, она сообщает Мустафе, что кажется слухи о Рустеме распространились и скоро проблема будет решена. Румейса заходит к Шехзаде Мустафе, говорит что Махидевран отправила ее. Мустафа спрашивает у Румейсы - знает ли она наказание того. кто врет наследнику. Она говорит, что готова на все, лишь бы попасть в рай Шехзаде. Румейса остается на хальвет с Мустафой. Утром он просит ее остаться и позавтракать вместе с ним. Айше хатун приходит к Шехзаде, но ей сообщают, что он вместе со своим гаремом. Она узнает, что он с Румейсой.
Султан Сулейман Хан Хазретлери хвалит Хадым Сулейман пашу и назначает его Визирем. Хюррем выбирает украшения для Михримах. Врач Моше Эфенди сообщает Султану Сулейману о том, что Рустем не болен проказой. В волосах Рустема была найдена вошь, а у больных проказой вши не бывает. Сулейман рад этой прекрасной новости.
Михримах говорит Хюррем, что еще точно неизвестно будет ли свадьба. Хюррем отвечает Михримах, что Рустем уже выехал в путь к свадьбе и он не болен. Лютфи паша насмехается над вшивостью Рустема, и над тем, что наверняка сам Рустем и подсадил эту вошь к себе на голову, и отныне прозвище Рустема "удачливая вошь" или "вошь удачи". Хатидже говорит, что Шах проиграла. Она ответила, что пока свадьба не состоялась она не проиграла. Рустем по пути в Стамбул благодарит Гюльбахар, это она подсадила вошь, и если бы не она, то он бы сейчас не ехал в столицу. Взрывается карета.

  ВЕЛИКОЛЕПНЫЙ ВЕК СОДЕРЖАНИЕ 98 СЕРИИ ДЛЯ НЕ СЕРЬЁЗНЫХ

Как только луноликий бастион пал, чета Сулеймановых сообразила родственный ужин, дабы поделиться радостью с Династиями и их верной чихуахуа. Приглашенные живо откликнулись на зов, даже Психеюшка, для которой заболевшие дети не являются поводом пропускать родственные посиделки у ненавистного братца с его не менее ненавистным семейством.
Тем временем, решив присутствовать на оглашении своего брачного приговора, Луноликая направилась к месту всеобщего родственного сбора. Встретив на пути следования Усатико, поинтересовавшегося, чего это Султанша такая смурная, Михримах, припомнив, что этот гусар видит в ней сопливую малолетку, обрадовала его новостью о том, что она и Рустем стали финалистами шоу «Давай поженимся», а посему Усатой недотроге не мешало бы поберечь свои неприступные яйца от мести отвергнутой царевны. Оставив ошарашенного Усатого переваривать услышанную им сенсацию, Луноликая прошла к столу, дабы присоединиться к чавкающим родственникам.
Дождавшись появления главного повода собрать родственников, Сулейман объявил, что, согласно желанию его кровиночки, он отдает свою Луноликую в жены губернатору Османской Чукотки Рустему. Гости в ах… ах, каком шоке, включая обеих Династий и Эсмахан. Чихуахуа не в курсе последней конъюнктуры своих хозяек, потому блаженно заулыбалась, свадьба все-таки, может, букет какой перехватить на лету удастся, опять же тортики, шарики, монетки.
Чукотка. Рустему приносят письмо от Хюррем, прочитав которое, он узнает, что его брачная виза одобрена, оформлена и подписана Первым лицом государства. Далее следует автобиографичный монолог человека, в 9 лет потерявшего мать, оставившего семью и отправившегося в незнакомые края, прошедшего побои, унижения, голод, холод, видевшего болезни и смерти шагающих рядом с ним, научившегося быть сильным и ставшего тем, кем стал – Рустемом.
Находясь в эйфории от полученных доказательств того, что жизнь прекрасна, Рустем призвал свою так называемую супругу, чтобы испытать еще больший кайф, сообщив этой даме, которую ему навязала супружеская чета Паргалы, что время ее нахождения рядом с ним истекло. Показав Нигяр гербовый документ, разрешающий въезд в главную семью Османии, Рустем велел благоверной сесть поближе, дабы потом не жаловалась на то, что не расслышала там чего-то, и, впервые испытывая оргазм от ее присутствия, в три приема сообщил, что отправляет ее по тому маршруту, который в русской интерпретации звучит нецензурно, но очень точно отражает суть османской версии.
Тем временем, выгнав из своей комнаты прислугу, трясущую перед Луноликим носом шелками да бархатами, отправленными ей матушкой, Михримах погрузилась в печаль.

Диван. Приехал Хадим Сулейман, египетский представитель Османского холдинга. Выслушав доклад, Сулейман похвалил отличившегося сотрудника и приодел его в Османский халатец с воротником из мексиканского тушкана. Лютфи докладывает, что чума практически отступила, разорив торговцев. Сулейман велит снизить налоговое бремя, пока торговцы снова не обрастут прибылью. Лютфи докладывает, что не послушав доброго дядю Сулико, в город вернулся отпущенный под честное слово не диссидентствовать более проповедник и вновь ведет свою подрывную деятельность в общественных местах. Ну, раз мазохист требует боли, значит, садист просто обязан ему ее причинить, решил Сулейман и повелел наказать засранца.
Сюмбюль докладывает Хюррем, что невеста отказывается шить новый гардероб. Действительно, зачем? Усатого больше интересуют дамы вообще без гардероба, а Рустему все равно, в чем его невеста, хоть в мешке, хоть в соболях, потому как его привлекает содержание, а не обложка. Но Мамо велит принести ей текстиль, она сама выберет, во что завернут невесту. Присутствующая Афифе с удивлением узнала, что полным ходом идет подготовка к свадьбе дочери Генерального, а исполняющий директор и не в курсе. Решив срочно влиться в свадебный переполох, Афифе указала, что этой весной сыграть свадьбу не успеют, а зимой играть свадьбу – не комильфо, посему надо рассчитывать на весну следующую. Ага, счас, невесту надо упаковывать, пока не очнулась, а потому свадьба будет в этом году, решила Хюррем, заодно и младшеньких обрежем, и казну не разорим на два отдельных банкета. Так что, всем полная боевая готовность, не спать на рабочем месте! Отправив Афифу, Хюррем интересуется у своего штаба, почему во вражеском стане тишина, неужели звезды до сих пор в шоке, ну ничего, все равно ничего сделать не смогут, потому как решение принято и озвучено на весь белый свет.
А во вражеском стане Психеюшка давит на мозоли любимой сестрице, говоря, что место ВВизиря, в принципе, легкозаменяемое и Рустем, став царским зятем, спихнет толстую задницу Лютфи с пригретого креслица и водрузит на него задницу свою. А если Шахуня этого не желает, то нужно Рустема замочить, потому как у клана Психоза Ностра по-другому проблемы решать не получается.
Насух переживает, что Рустем, сволочь такая непотопляемая, вот-вот возьмет штурмом Османский Олимп и полетят от пинков в зад в разные стороны и сам матракчиных дел мастер и Усатый дружбан его, а во всем виноват Усатико, не ответивший фибрами души на порывы малолетней Султанши. Отмахнувшись от причитаний собутыльника, Усатико поспешил на ежедневный перепихон, потому как заставлять венецианку ждать неприлично, это ж не влюбленная малолетка, быстро найдет замену.

Михримах просит Мехмета помочь ей увильнуть от опрометчиво данного слова выйти замуж за Чукотку. Но Мехмет, придя в ужас от того, что уже меню составлено, приглашения гостям разосланы, фото-видеооператор оплачен, требует не маяться дурью и пойти заняться чем-нибудь в ожидании таинства. Михримах понимает, что отступать некуда и ее жалобы не будут даже рассмотрены.
Диссидент продолжает нести ересь в массы. Массы в шоке от услышанного и порываются набить морду проповеднику, возомнившему себя истинно просветленным. Намечающийся суд Линча предотвратило появление янычар, уволокших оратора в застенки.
Сидящего за решеткой в темнице сырой, вскормленного неволей молодого орла навещает Эбу-сууд, не понимающий, как это у почтенного отца выросло такое богохульное хамло. Хамло все так же не признало своих ошибок и выразило готовность голову положить, но не отказаться от своих убеждений.
Маниса. Махидевран, Мустафа и его верная горничная Тошни обсуждают полученные брачные новости. Махидевран потеряла покой и сон, переживая за участь чужой дочери, у Тошни не укладывается в голове, что Михримах выходит замуж не за него, а Мустафа так вообще намеревался услать жениха с Чукотки на Аляску, но не успел. Как всегда, виновата Рыжая, поэтому в Манисе неспокойно, Маниса намерена обжаловать царское решение путем дискредитации жениха. Не сумев в свое время расстроить свадьбу самой матери невесты, Махидевран решила наверстать упущенное с ее дочерью и выступила МОЗГОМ предстоящей операции, что само по себе уже является фантастичным.
Получив из Манисы ц/у, Шах назначила исполнителем воли самой Махидевран своего супруга, по совместительству являющегося ВВизирем. Вызвав подчиненного на ковер, Шах, Психея и их верная чихуахуа, которой позволили открыть рот, велели Лютфи выполнять приказ.
Сюмбюль докладывает Хюррем, что ее стройка идет полным ходом, и сам архитектор самолично таскает стройматериалы. Пришедшая Михримах сообщает маман, что передумала выходить за Рустема. Хюррем, мысленно сосчитав до десяти, напоминает дочери, что от этого брака зависит будущее всего семейства Лисовских, а посему хватит заливать слезами Топкапы, стерпится-слюбится, и счастье не за горами, стоит только попробовать.
Лютфи, покрывшись потом от предстоящего разговора, приходит к Сулейману, выпиливающему лобзиком колье в подарок дочери на свадьбу, и сообщает, что Рустем, проказник такой, допроказничал до проказы. Повелитель в ах… ах, кому я дочь решил отдать!
Чукотка. Рустем удивлен, что его бывшая еще шастает по его дому как хозяйка, когда у нее ворованных у него бабулек полные карманы, и сверх того, он еще приплатил, чтобы избавиться наконец от созерцания этой рожи. Но Нигяр плачется, что ей некуда идти, на что Рустем посылает ее к Шах. Решив оставить последнее слово за собой, неугомонная экс-калфа язвит, что Михримах его не любит, потому как в ее сердце пустил корни Усатый представитель семейства кобелиных. О ееееее, и Нигяр получает от экс-мужа достойный ее ответ по своей наглой роже. Давно пора. Окончательно придушить опостылевшую бабу Рустему помешала Оливия, позвавшая стражу, которая и уволокла бывшую первую леди Чукотского Белого Дома вон.
Получив известие о женихе-проказнике, Сулейман приходит к Хюррем, занятой подбором ткани для подвенечного платья, и, выслав обслугу вон, сообщает ей, что у Рустем возникла уважительная причина сойти с брачной дистанции. Хюррем уверяет, что кругом враги, и не надо верить всему, что даже не написано на заборе, а просто высказано кем-то вслух. Прежде чем принять решение, надо бы проверить полученную инфу.

Сарай Х+Х. Застукав детей в обществе отчима, мирно беседующего с пасынками, Психея вошла в роль матери и велела увести детей в комнаты, а супругу велела не сметь пытаться строить из себя заботливого папашу, потому как папаша у них один, и это точно не Хюсрев. Хюсрев, вспомнив, что его в узких кругах кличут Безумным, сквозь зубы высказал Психее, что та не на зоне, а он не ее надзиратель, и раз уж она и вправду душевно фригидная, то он перестанет даже надеяться на хотя бы теплое отношение.
Экстренное совещание в штабе Рыжих. Хюррем велит всем помалкивать, чтобы Михримах не узнала о предполагаемой болезни жениха. Диана сообщает, что Шах уже тут как тут, просочилась в покои Сулеймана.
Шах пришла рассказать брату, вдруг он не в курсе, какая страшная болезнь эта проказа, неизлечимая, мучительная, и потому невесте срочно надо сообщить, чтобы не готовилась расписывать руки хной, потому как при таких исходных данных брачные задачи не решаемы.
Отрабатывая получаемый корм, чихуахуа поспешила выразить соболезнования невесте по поводу неминуемой кончины жениха и, несомненно, предстоящей отмены свадьбы.
Решив не позволить золовке глубоко влезть в уши Сулейману, Хюррем поспешила в Главные покои и выразила сомнения в достоверности слухов о болезни жениха. Но Шах, встав на излюбленную тропу защиты Династии в лице ее главного луноликого сокровища, неожиданно получила поддержку Сулеймана, приказавшего остановить подготовку к свадьбе, пока Лютфи не выяснит, что там, как и чего. Хюррем согласилась, выразив желание, чтобы сулейманов лекарь прошвырнулся до Чукотки и обследовал подозреваемого. Поскольку детальный медосмотр не входил в планы клана Психоза Ностра, Шах проявила медицинские познания, заявив, что данное заболевание хорошо ей знакомо (!), и симптомы его появляются не сразу. Но Рыжая тоже не пальцем деланная, поэтому парировала, что раз все трындят об этом, значит, болезнь выражена достаточно, чтобы симптомы проявились.
Пока Шах блистала знаниями в области средневековой медицины, ее супруг был атакован приставленной к визирскому телу чаровницей, всем существом своим выражающей желание исполнить все тайные фантазии обделенного супружеской лаской династийного подданного. Неожиданно появившаяся Шах выразила озабоченность тем, что Сулейман в кои-то веки прислушался к словам супруги и отправил лекаря засвидетельствовать факт заболевания у жениха. Но поскольку жених-то здоров, как конь, Шах решила задействовать резервный план.
Михримах получает отчет от наружки, что Усатико прошедшую ночь шпёхался с венецианкой в каком-то мотельчике. Между тем фигурант этого отчета спешит покинуть постельную партнёршу, которой, как любой даме, после бурной ночи охота поговорить.
Сулейман в саду играет с Мехметом в камушки. Мехмет просится на вольные хлеба, в санджак, хочеццо уже пошпёхаться вволю, не боясь стать преждевременно папашей. Сулейман обещает отпустить его в большую жизнь после свадьбы Михримах, которая уже тут как тут с вопросом, а верно ли, что Рустем напроказил.

Адамсы кушають. Нервничающий в присутствии засланки Лютфи решил разом покончить с неподобающе восстающим при ее присутствии органом, а посему, сымитировав пролитие шербета по вине косорукости подавальщицы, выгоняет искусительницу прочь, в Старый сарай. Шах удивлена нервозностью супруга.
Воспользовавшись тем, что Мехмет упомянул ждущего его Усатико, Михримах «случайно» обмолвилась Сулейману, что гусар встречается с бабенкой, «случайно» оказавшейся племянницей посла вражеской державы.
Выгнанная спецагентша доложила Хюррем, что миссия ввести Лютфи в прелюбодейский грех оказалась невыполнимой, потому как мистер Адамс , хоть и хочет оторваться по полной, все же своей миссис боится больше. Хюррем отсылает провалившуюся спецагентшу по месту ее дислокации, в Старый сарай, а сама решает извлечь максимальную пользу из этой безнадежной ситуации.
Сулейман приказывает появившемуся на рабочем месте Усатико немедленно прекратить все шуры-муры с венецианкой, потому как доверенному лицу султану не пристало вступать в отношения с представителями вражеской державы, ни морально, ни орально, ни генитально – никак!
Получив сей приказ, Усы вышел в прострации и, встретив в коридоре Луноликую, услышал от нее пожелания венецианке попутного ветра в венецианскую пятую точку.
Суд над еретиками. Обвиняемые вину не признают. Публика возмущена. Сулейман под прикрытием своего выходного мешка наблюдает за ходом судебного процесса. Суд постановляет казнить диссидентов, считающих, что человек должен только есть-пить-спать-шпилить того, кто подвернется, без учета пола и семейного положения, а молиться сугубо по праздникам.
Шах принимает сулейманова лекаря и толсто намекает, что коли тот признает Рустема здоровым, то должен будет представить этому железные доказательства, а иначе - башку с плеч. Отчаянная баба, прямо скажем, угрожает уже личному эскулапу Сулеймана.
Сулейман, с одобрения Лютфи, решает назначить египтянина Куббе Визирем.
Казнь. Последнее слово вероотступника и мечи палачей синхронно лишают его и его 12 последователей мыслительного органа.
Хюррем посещает Шах, дабы вслух полюбоваться на рога, коими Династию наградил ее Лютфи, уславший с глаз долой свою пассию, чтоб не мозолила глаза после того, как ублажила голодного визиря.
Усатико велит венецианке собрать манатки и покинуть пределы Османии в кратчайший срок, потому как, занимая высокую должность, кавалер не должен компрометировать себя связью с политически неблагонадёжной особой. Венецианка закатывает истерику и заявляет, что пойдет на жертвы и станет мусульманкой, а также женой Усатого. Оо, ну после такого заявления Усатый с удвоенной энергией, уже по личной инициативе, велит пассии плыть в Венецию, сверкая пятками.
Пожелав спокойной ночи Шах, не желающей признавать факт, что ее Лютфи осмелился запустить похотливые ручонки в чужой организм, Хюррем удалилась и, встретив на выходе Мрачного с Главными воротами подмышкой, велела не обделять, на ночь глядя, своей заботой хозяйку, срочно нуждающуюся в моральной поддержке.

Услышав, что его госпоже требуется разрядка, Мрачный, бросив Главные ворота там, где стоял, кинулся к Шах, которая вывалила ему полученную от Хюррем информацию, которую Рыжая мерзавка придумала, чтобы опорочить своим грязным ртом кристально чистые отношения четы Адамс. Мрачный, припомнив, как стал свидетелем удовлетворенного выдоха Лютфи, проводившего полуголую деваху из своей комнаты, подтвердил правдивость слов Хюррем. Шах в шоке.
Хюррем навещает Михримах, ликующую от того, что ее женишок сошел с брачной дистанции и, узнав, что это у чихуахуа оказался слишком длинным язык, велит дочери разуть глаза и удостовериться, что враги не сидят, сложа руки, а также советует не расслабляться, ведь свадьба не за горами.
Пришедшего домой после тяжелого трудового дня Лютфи евнух приглашает на аудиенцию к Шах.
В это же время Мрачный, зажав рот кричащей искусительнице Лютфи, утаскивает ее в подходящий закуток и кулаками забивает до смерти.
Застав супругу в расстроенных чуЙствах, Лютфи с надеждой интересуется, не расстроена ли та от того, что он задержался на работе и никак не мог выбраться. Но супруга, показав всю звуковую мощь династийной глотки, обвинила благоверного в супружеской измене с прислугой, которую он сам, во избежание разглашения, выставил вон. Ошалевший от такого поворота Лютфи попытался оправдаться тем, что озабоченная девка оклеветала его из мести, но Шах уверила, что девка даже и не попыталась раскрыть рот и уже точно не раскроет, а вот свидетелем грехопадения стал Мрачный, очень удачно проходивший мимо места действия. Более того, весть о том, что на Династийной голове выросли рога, принесла Хюррем, и теперь рыжая нечистокровка будет ржать при виде рогатой Династии. Лютфи, призывая в помощь небесные силы, клянется, что не было контакта, однако Шах уже вошла в психозоневрозное состояние, свойственное Династийным женам Великих Визирей, и заявила, что сейчас произнесет три заветных слова и Ввизирь превратится в пыль. Глядя на беснующееся мурло, вгоняющее его самооценку в фундамент сарая, Лютфи заявил, что если бы Династия не гнушалась регулярно исполнять обязанности жены, то и данная ситуация не возникла бы. Ну наглееец, просто выпала в осадок Династия, вместо того, чтобы лизать пятки, вымаливая прощение, он еще и обвиняет меня, жертву. Лютфи попытался воззвать к здравому смыслу Династии, сказав, что не стоит давать повод врагам опорочить честь государства из-за такой мелочи. «Государство – это я!» (с), как говорил Людовик 14-й, явно сплагиативший это свое знаменитое изречение у Династии Психастеноидов. Заявив, что все, чем он дышит, что жрет и пьет, надевает, имеет, где живет – это все ЕЕ, и стоит ему подзабыть эту непреложную истину, как она тут же всего этого его лишит, Шах удалилась, предварительно оттолкнув супруга в сторону, как нашкодившую животину. Сжав в кулаке горящую свечу и прямо-таки зомбируя молитвами ускользающее из-под контроля сознание, Лютфи устоял. Пока.
Чукотка. Рустем дает указание Оливии подготовиться к выезду и назначает ее своей главной калфой, попутно меняя ее имя на Гюльбахар. (Как приятно будет узнать Хюррем, что в прислугах у ее зятя ходит тезка ее заклятой подружки). Слуга докладывает, что приехал Потребнадзор в лице сулейманова лекаря. Поинтересовавшись у инспекции, каким ветром того принесло, Рустем узнал о себе много чего интересного, в частности, то, что, оказывается, у него проказа, а посему требуется пройти тщательный медосмотр.

Тем временем Нигяр добралась до Династий и поведала о своей печальной участи выброшенной на улицу жены. Посочувствовав страдалице, обе Династии пообещали, что отольются коту Рустему слезки крыски Нигярки, а посему ступай с миром, найдешь, где приткнуться, сообщи.
Осмотрев подозреваемого проказника, лекарь сообщил, что внешних признаков болезни не имеется, но потребуется повторное обследование через несколько месяцев. Не желая ждать длительное время, Рустем, зажав голову лекаря в руках, велит тому немедленно признать его здоровым, но эскулап идет в отказ, несколько месяцев и никаких гвоздей. В разгар спора медэксперт углядел микроскопическую вшу где-то в области виска вспыльчивого пациента. Велев присутствующим засвидетельствовать факт нахождения вши в губернаторских волосах, эскулап признает Рустема здоровым. Сам Рустем, похоже, в шоке от того, что его волосы живут своей жизнью.
Страдалица Нигяр пришла к Насуху. Выразив мнение, что Рустем оказался сволочью, выгнав Нигяр, Матракчи, похоже, подзабыл некие факты своей жизнедеятельности, связанные с этой же самой персоной. Поинтересовавшись, куда теперь намылилась хроническая разведенка, и, услышав, что та желает отправиться к дочери, о местонахождении которой всегда было известно Насуху, заявил, а стоит ли, уже 3 года прошло, зачем девочке такой стресс в виде свалившейся на невинную головушку блудной матери? Умываясь горючими слезьми, блудная мамаша умолила хранителя местонахождения Ибрахимова отпрыска отправить ее к дочери.
Маниса. Мамо, получив весточку от Шах, что свадьбу отменили, ликует. Но Львеночек боится, что пострадает его задница, когда вскроется обман. Мамо грозится уберечь сынку от того, что его отношения с ПапА могут испортиться.
Тем временем Аленушка, улучив момент, когда Мамо оставила сынку без своего присутствия, проникла к Львеночку и упросила отхальветить ее, а то уже невмоготу терпеть, пока дойдет ее очередь и дойдет ли вообще. Рискуя оказаться изнасилованным в случае своего отказа, Львенок согласился.
Утро. Айше пришла поздороваться с отцом своей дочери, но секьюрити велели не беспокоить Львенка, потому как тот занят шпилями-вилями. В это же время Аленушка, приводя себя в относительный порядок, вознамерилась покинуть место своего грехопадения, однако Львеночек велел остаться и позавтракать с ним после бурной ночи. Выскочив за порог, Аленушка громогласно, чтобы слышали все, особенно удаляющаяся Айше, велела принести завтрак на две персоны.
Диван. Сулейман объявляет о назначении египтянина Сулеймана Куббе Визирем. Как-то много сулейманов на один квадратный метр Дивана оказалось. Приехавший медэксперт заявляет, что Рустем здоров, как конь, а точнее, как вшивый конь. Поскольку вши и проказа – вещи категорически несовместимые, значит, препятствий для свадьбы быть не может. Сулейман рад, Диван взгрустнул.

Хюррем предлагает Михримах примерить новые наряды, потому как свадьбе быть, и жених вот-вот нарисуется во всей своей красе.
Сарай Шах. Лютфи ржет над тем, что какая-то вша обыграла планы всех Династий, вместе взятых. Психея радуется, что Шах, несмотря на свою самоуверенность, оказалась такой же лохушкой, как и все они. Но Шах не сложила копья, потому как у нее есть резервный план.
Дорога. Рустем благодарит Оливию за то, что та, будучи дочерью целителя, выручила его, рассказав про несовместимость вшей и проказы, благодаря чему он, баловень судьбы, едет в столицу.
Тем временем карета, сопровождаемая конными секьюрити, становится объектом терракта со стороны неустановленных лиц, сидящих в кустах, и взлетает на воздух…

To be continued…

0

26

ВЕЛИКОЛЕПНЫЙ ВЕК СОДЕРЖАНИЕ 99 СЕРИИ

http://s3.uploads.ru/hMPao.pnghttp://s3.uploads.ru/MgZOj.png
[http://s3.uploads.ru/NtDkU.png

+1

27

ВЕЛИКОЛЕПНЫЙ ВЕК СОДЕРЖАНИЕ 99 СЕРИИ

Сюмбюль приносит Хюррем страшную весть, что Рустем погиб в западне. Эту же новость Лютфи докладывает Султану. Лютфи обещает лично во всем разобраться и покарать виновных.
В это время появляется живой и невредимый Рустем. Он докладывает, что ему удалось спастись, так как его и не было в той карете. Рустем отправил впереди себя пустую карету, а сам поехал другой дорогой.
Хюррем подчеркивает, что Рустем – поистине достойный зять для Династии Османов.
Всему народу объявляют о предстоящем двойном торжестве – сюннете Наследников Султана и свадьбе его дочери. По приказу Султана свадьба будет длиться 15 дней с невиданным размахом: веселиться будет вся страна.
Лютфи и Шах сетуют на то, как окрепнет положение Рустема, а вместе с ним и Хюррем, после свадьбы. В столицу приезжает Мустафа с Махидевран.
Они тоже причитают, что Рустем с Хюррем добились своего. Мустафа не понимает, как Михримах могла согласиться на этот брак. Шах отвечает, что это еще одно доказательство того, что Хюррем способна на все, даже пожертвовать собственной дочерью, и всегда получает то, что хочет.
В Топ Капы все готово к сюннету. Шах приходит навестить племянников, не забыв еще раз напомнить Хюррем, что эти дети – ее крови, ее рода.
Султан назначает Рустема на должность Кубе Визиря. Все Паши молча завидуют такому быстрому продвижению по службе.
Махидевран говорит Хюррем, что та с первой же их встречи сожгла ее душу, а теперь так же бросает в огонь и Михримах. Хюррем отвечает, что у нее пять детей, и она все делает только ради них.
Рустем спрашивает у Лютфи и Хюсрева, почему они не поздравляют его с повышением. Лютфи издевается, что Рустему надо благодарить вошь, которая спасла его от беды. Рустем отвечает, что иногда с помощью одной только вши можно сделать то, что не сделаешь с помощью огромной армии и кучи денег.
Бали обещает Мустафе, что не допустить, чтобы кто-то внес разлад между Султаном и Мустафой, и нанес тем самым вред династии. Мустафа отвечает, что вокруг Султана так много советчиков, да и его сближение с Рустемом совсем не к добру.
Афифе дает Михримах последние наставления перед свадьбой, советует ей не сдерживать слез, отпустить из сердца боль.
Михримах жалуется: за что ей это все? Афифе утешает ее, что у каждого своя судьба, надо терпеть.
Празднования в Топ Капы с разгаре. Все веселятся, кроме сестер Султана и Махидевран. Они обвиняют друг друга в том, что не смогли остановить Хюррем.
Султан дарит Рустему драгоценный кинжал, выражая надежду на то, что тот будет верой и правдой служить Династии, избегая гордыни и тщеславия, иначе этим же кинжалом его и покарают. Дочери Сулейман дарит алмазное колье.
Наступает первая брачная ночь Рустема и Михримах. Он говорит, как долго ждал этого момента, и вот его мечта сбылась. Вспоминает, как она сказала ему, что никогда не будет его женой. Но он не потерял надежды, и вот сегодня она узнает, как сильно он ее любит. Он готов выпить яд и умереть ради нее.
Михримах не позволяет Рустему покончить с собой.
Проходит год, у Михримах и Рустема рождается дочь. Султан нарекает ее Айше.
Лютфи Паша приказывает устроить проверку в кабаках. Отныне прелюбодеяние запрещено, и всех распутных женщин ссылают на дальние острова.
Королева Изабелла пишет письмо Султану, в котором жалуется на угрозы Фердинанда захватить ее трон. Султан приказывает послать гонца, чтобы разобраться в ситуации.
У Михримах не хватает молока, чтобы кормить Айше. Для девочки приводят кормилицу по имени Эмине.
Рустем докладывает Султану, что Мустафа в Манисе раздает янычарам деньги. Султан недоволен: к чему это? Рустем отвечает, что в честь рождения дочери Михримах. Сулейман говорит, что такого обычая нет.
Лютфи и Шах обсуждают Рустема, мол, он совсем распоясался, командует в Диване. Шах рада, что Хюррем скоро придется уехать вместе с Мехметом в провинцию. Она просит мужа ускорить этот процесс. Лютфи докладывает Султану, что отправил письмо Изабелле. По ходу беседы Лютфи говорит, что Мехмет рвется в провинцию. Мол, Наследник уже думает, что отец не доверяет ему, и поэтому не отправляет из столицы.
Нигяр возвращается в столицу. Она рассказывает Матракчи, что не смогла найти дочь. Нигяр полна ненависти ко всем, из-за кого она докатилась до такой жизни - к Хюррем и Рустему. Она обещает отомстить им.
Нигяр приходит к Шах. Та спрашивает, зачем она приехала, что у нее на уме? Нигяр отвечает, что просто хочет помощи от них.
Хюррем в ярости от того, что решение о судьбе ее сына принимает Лютфи. Она приказывает Рустему сделать все, чтобы помешать отъезду Мехмета.
Султан советуется с Бали и Реизом по поводу Мехмета. Они оба поддерживают желание Мехмета поехать в провинцию, да и уже давно пришло время ему туда отправляться.
Лютфи рассказывает Шах и Хатидже, что Султан принял решение отправить в провинции не только Мехмета, но и Селима с Баезидом. Теперь от Лютфи зависит, в какие провинции поедут Наследники. Хюррем же должна будет поехать с Мехметом.
Кормилица Айше, оказывается, подослана Шах. Она докладывает Султанше обо всем, что происходит во дворце Рустема.
Султан зовет Мехмета прогуляться, и там сообщает ему, что он и братья поедут в провинцию. Лютфи подобрал для всех Наследников провинции: Мехмет – в Амасью, Селим – в Конью, Беязид – в Кютахью. Мехмет с радостной новостью бежит к матери. Хюррем принимает решение: раз уж все равно не избежать отъезда ее сыновей, то пусть Мехмет подет в Манису, ведь это провинция будущих правителей империи.
Шах тайно приводит во дворец Михримах Нигяр. Нигяр видит дочь Михримах, и в ее голове созревает страшный план.
Она прячется в кладовой. В это время к Михримах на ужин приезжает Хюррем. Михримах просит мать остаться у нее ночевать, потому что не хочет быть одна. Хюррем отвечает, что она не одна, у нее есть любимая дочь и обожающий ее муж.
Лютфи опасается, чтобы Нигяр не навредила малышке Айше или Михримах. Шах и сама этого боится, но успокаивает себя тем, что Нигяр обещала убить только Рустема. Мерджен сообщает, что Хюррем осталась ночевать у Михримах.
Нигяр под покровом ночи пробирается в комнату к Айше.

ВЕЛИКОЛЕПНЫЙ ВЕК СОДЕРЖАНИЕ 99 СЕРИИ ДЛЯ НЕСЕРЬЕЗНЫХ

Топкапы. Сюмбюль, забыв про ежевечернюю обжираловку, несясь во всю свою урезанную мощь, докладывает Хюррем, ждущей появления без пяти минут зятя, что жених-то, того, пал жертвой коварных злодеев, оказавшихся в нужное им время в нужном месте. Хюррем в шоке, фига се, какая плюха на ночь глядя!
А в соседнем крыле царских палат Сулейман распекает Лютфи, посмевшего допустить ликвидацию чукотского губернатора прямо посреди Османской империи. Устроили, понимаешь, лихие 90-е под носом у Главнюка. Лютфи рапортует, что все под его особым контролем, янычары сбегают, соберут там, что осталось, зачистят и территорию, и всех случайно проходивших с бомбой мимо.
Выдернув себя за шкирку из столбнячного состояния, Хюррем понеслась к Сулейману, дабы удостовериться в точности информации, полученной от своего Цвяточка, втайне надеясь, что он просто переусердствовал с дегустацией деликатесов, приготовленных к свадебному фуршету, и чего-то не так понял. Несущий вахту у президентского люкса Главный Ворототаскальщик пропустил, так и быть, Первую Леди, но ее Цветочное сопровождение тормознул со всей присущей ему любовью и, умильно улыбаясь, посоветовал помолиться за упокой души хорватского грешника. В то время как Сюмбюль грозил скорым обрушением на головы виновных гнева Хозяйки, сделавшей крупную ставку на фаворита гонки, потерявшегося у самого финиша, сам виновник вечернего переполоха появился в коридоре, вызывая у обоих укороченных гамму непередаваемых простыми словами эмоций.
Хюррем в присутствии Лютфи возмущенно интересуется у Сулеймана, какая-такая сволочь посмела наложить руку на практически уже собственность самого СС. Лютфи спешит успокоить, да лан, Султаным, найдем мерзавцев и подвесим, чего так убиваться-то, подумаешь, будущий зять. «А Вы думаете, нам, зятьям, легко, Султаным? Да нам, за вредность, молоко надо давать!» практически произнес вслух Лютфи, но не успел, потому как покойничек, которого вся Династия уже мысленно закопала, вдруг вознесся прямо на порог Сулеймана, вызывая желание перекреститься даже у некрещенных.
Ощупав воскресшего, дабы убедиться, что это не фантом, Сулейман опросил потерпевшего на предмет случившегося. Потерпевший доложил, что, зная о беспределе, творящемся на дорогах, он свернул с федеральной трассы и направился по проселочной дорожке, тогда как кортеж с сопровождением двинулся вперед. Услышав, что китайская пиротехника добралась и до Османской глубинки, предусмотрительный губернатор добрался к месту терракта, и всех исполнителей, не успевших покинуть место преступления, приговорил на месте путем протыкания колюще-режущим инструментом, в просторечье – мечом. Хюррем, не забыв, что Лютфи все еще тут, комплиментит, что вот это зять, всем зятям зять, какой и должен быть у Династии Османидов! Лютфи сдержался, как-то выражаться в царском присутствии - не комильфо.
Базарная площадь. Османское СМИ в лице глашатая с барабаном и громким голосом объявляет, что планируется важнейшее хирургическое вмешательство в жизни младших Львят, а попутно, и всех подходящих пацанят Османии, тащите, люди добрые, своих пацанов, Падишах спонсирует! Ну а чтобы не только принцам было больно, попутно и принцессу решено пристроить в надежные руки Чукотского губернатора, да так пристроить, чтобы 15 суток столица гудела.
Рустем причепуривается перед зеркалом, вошедший слуга докладывает, что лошадь бьет копытом, пора на выход. Рустем обещает своей «сестренке» судьбоносные перемены для себя и всех, кто попал в окружающее его пространство.
Османский рупор на площади объявляет, что для глухих он еще раз повторяет, что пора чикать кожицу на самом нежном пацанском месте, а посему быстренько собрали в кучу пацанов, которым пора уже взрослеть, и вперед, в кабинет османского хирурга.
Тем временем самые главные пациенты принаряжаются к действу. Джихангир наблюдает, как Баязид швыряется специально пошитым для торжества головным убором. Пришедший Селим не упускает случая сделать комплимент Баязиду по поводу наряда, тем самым приводя того в состояние аффекта. Надо бы хлопцу Ново-Пассита прописать принимать ежедневно, дабы снизить его кидания на старшего братца. Сюмбюль так радуется предстоящему действу, приятно, что еще кому-то отчекрыжат кусочек, хоть и малюсенький, в отличие от некоторых.
Чета Адамс на пороге жилища готовится принять гостей. Мистер сокрушается, что теперь хорватское мурло будет ежедневно отсвечивать в Диване, на котором восседали сугубо приближенные к Адамсам задницы. Миссис отвечает, что «кто в доме (пардон, в Диване) хозяин?», вот и нечего опрыскивать кустики, пока ты В-азам, любое диванное мурло тебе подчиняется. Покачав головой, Мистер признал ничтожность собственных приказов по сравнению с приказами Хюррем. Похоже, Шахин Ага особо не заморачивается с диалогами, выдернул из прошлых серий, диалоги оставил, но имена произносящих их поменял. Такая рокировочка по-шахински.
Дестуууур! Маниса прибыла. Чмоки-чмоки, как дела, пройдите внутрь, чай, кофе или сразу водочки? Судя по настроению Манисы, самогону-первачка.
Диван. Летящей походкой Рустем проходит через живой коридор собравшихся представителей Высочайшего собрания. Подойдя к Усатой Шерочке с Пьяной Машерочкой, Рустем их приветствует. В результате легкой перебранки собеседники приходят к выводу, что чем меньше спишь, тем выше поднимаешься, а уж коли уснул, как некоторые Великие, так спи вечным сном, дорогой товарищ. В Усатую голову приходит светлая мысль, что чем выше поднимаешься, тем хуже становится качество памяти, но Рустем заверяет, что память у него крепка, чего, собственно, он всем и желает.
Маниса в трауре. Хотели закатить поминки с фейерверками, а пришлось ехать на свадьбу. Манисский губернатор велит Премьер-министру создать коалицию внутри Дивана, чтобы новоиспеченный зять Хюррем не раскатывал чрезмерно свои ненасытные губы. Как-то не клеится беседа у давно не видевших друг друга родственников, а посему общей темой может быть только Хюррем. Махидевран сокрушается, что ничего святого, ничего святого нету у Рыжей, раз кинула собственноручно свою кровиночку в доменную печь.
У Михримах последняя примерка платья, в котором ее планируется отправить в новую жизнь. Невеста психует и срывается на портнихе, Хюррем успокаивает нервозницу комплиментами о наряде и о самой брачующейся, но та не ведется на лесть, пропади она пропадом, свадьба эта ваша, похороните меня за плинтусом в этом самом платье.
Вечеринка в женской VIP-ложе. В качестве анестезии перед предстоящей операцией - кукольный театр для шехзадят и приглашенных детишек. Давно обрезанный Селим, который почему-то тусит в женской половине, пугает Баязида страшилками о предстоящих мучениях.
Афифе докладывает Хюррем, что веселье идет полным ходом, и неимущие тоже пируют в общественной столовой при построенной в срок Синаном мечети. Благостную картину портят прибывшие представительницы клана Черных с Манисой в подмышке. Хюррем приветствует Династийных тетушек, пришедших к шехзадятам, принадлежащим к племени Голубокровок, в отличие от их матушки. А чихуахуа и Махидевран – так, бонусом.
Диван. Рустем припадает к коленкам будущего тестя, который объявляет, что негоже его зятю быть просто зятем, а посему хватит обнимать колени, поднимайся выше, целуй руку, потому как отныне ты полноправный Диванный член (ну в смысле, член Совета Дивана). Остальных Диванных членов, присутствующего Мустафу и сочувствующих присутствующему Мустафе просто перекосило от радости. Пока Рустем примерял выданный ему мандат в виде балахона с воротником из мексиканского тушкана, Манисский Львенок взглядом его задушил, расчленил, сжег и пепел по ветру разметал.
Пока детишки смотрят кукольные байки, Хюррем пошла по старой памяти потроллить свою манисскую подружку. Поскольку выяснять, кто из них двоих лучшая любовница, смысла нету, тут Махуня проиграла всухую, перешли на тему выяснения, кто из них двоих лучшая мать. Прервав милую беседу, Диана сообщила, что хирург скальпель наточил, усё готово, можно резать. Детей увели, а Хюррем поблагодарила за Диану, которую Махидевран так хорошо вышколила, что теперь она стала верной служанкой для Рыжей.
Пока старшее поколение троллило друг друга, младшее занималось тем же. Эсмахан пришла пожелать кузине брачного счастья с Рустемом и услышала в ответ, что аминь, все о’к, женишок мой конь пробивной, не застоится в стойле, а рванет вперед, вверх в карьерные выси, потому все будет шоколадно. А Усы? А что Усы, так, просто пубертатная фантазия, ничего более. Было, да остыло.
У постели героев хирургического празднества выстроилась вся высоко иерархичная бабская шеренга. Дестур, хозяин пришел, а за ним – старшенькие, дабы приободрить перед операцией младшеньких. В скором ожидании хирурга женскую толпу выпроводили.
Диван. Старожилы троллят новичка Рустема, влившегося в их ряды при помощи малюсенького насекомого, так вовремя впрыгнувшего в рустемовы волосы. Хюсрев предлагает ему найти ту вошь и залайкать ее до изнеможения, Рустем в ответ указывает, что то была воля Божья, не иначе, потому как некоторым не помогут не то что вши, а и целые войска и банковские счета.
Вручив шехзадятам по кинжалу, инкрустированному разноцветными каменьями, Сулейман велел им расслабиться и дал отмашку хирургу приступать.
Фейерверк.
Кухня. Шеф-повар Шекер гоняет своих поварят, которые в условиях отсутствия в 16 веке кухонных комбайнов вынуждены строгать все салатики вручную. Прибежавший Сюмбюль явно не вносит спокойствия в кухонную беготню и между делом сообщает, что вечеринка в самом разгаре, и как только гости разойдутся, они с Шекером (как наши современные молодожены после свадьбы) поделят свою долю пряников.
Выйдя перед девичником подышать на балкон, Михримах видит на верхнем этаже Усы в компании Мустафы. Диана возвращает ее на грешную землю, сообщая, что усё готово, пора начинать действо.
А на балконе сверху Мустафа печалится, что Рустем максимально приблизился к Главнюку, что, разумеется, в глазах Манисы, не к добру. Видимо, по манисской логике, Рустем вот-вот выхватит саблю и лишит Его Мухтешемство его мухтешемства, но доблестный Усатико клянется бдить, в свободное от посещения борделей время, и не допустить причинения ущерба ни Мухтешемству, ни всей династии Османидов вместе взятых. Мустафа рад, что хоть кто-то клянется бдить, хотя бы просто клянется. Пафосную беседу прерывает тот, о ком и шла речь.
Афифе приходит за Михримах, чтобы отвести ее на девичник. Видя, что у невесты вот-вот потечет тушь с ресниц, Афифе отправляет обслугу вон, а сама советует Михримах не сдерживаться и порыдать, авось, полегчает.
Рустем благодарит Львенка за то, что тот приехал на ЕГО свадьбу. Мустафа же предрекает свой величественный гнев всякому, кто посмеет использовать его сеструху в политических целях, как бэ намекая, что Луноликая может вызвать у мужской аудитории исключительно политическое возбуждение, а более никакое. Рустем на той же волне отвечает, что таких преданных Династии Османидов слуг, как он, еще поискать, а посему кого-кого, а уж Главнюка он точно не разочарует (остальные, как бэ, не в счет). Высказав, что раз оказано Рустему высокое доверие стать династийным зятем, то и поведение его должно быть соответствующим, Мустафа с траурным выражением лица уставился на фейерверк.
Афифе советует Михримах расслабиться и получать удовольствие от тех подарков, которые ей подбрасывает жизнь, потому как пысать против ветра без ущерба еще никому не удавалось.
Гарем, танцульки. По усыпанному золотишком мрамору Михримах прошла в VIP-ложу.
А там, глядя, как Хюррем получает благодарности от жены Эбу-сууда за благотворительный праздник живота для малоимущих, Махидевран перекашивает от переполняемых чувств и она высказывается, что окружающие могут принять хозяйку вечера за Валиде Султан. Хатидже не упускает случая указать сестре, что та такая же лохушка, как и все они, допустившие восхождение Рыжей на вершину гаремной иерархии. Шах отмахивается, невиноватая я, она сама вскарабкалась. Но Хатидже, похоже, сменила объект для троллинга, и посоветовала сестре, раз уж та так последовательно идет по ее стопам, не давать своему Лютфи спать, потому как, уснув в статусе ВВизиря, можно оказаться в безымянном статусе в неизвестном месте. Родственную перепалку прервала Махидевран, напомнившая, что Диван в их руках, и должна быть возможность прижать Гарем к ногтю. Высказать мнение о ценности советов сбитых летчиц Хатидже помешало появление главной виновницы торжества - Михримах.
Мальчишник в президентском люксе. Сулейман хвалит Мустафу за реформы, попутно намекая, что всевидящее око наблюдает за ним. Испортив сыну аппетит, Сулейман подзывает своего нового зятя и вручает ему в качестве презента кинжал, который в случае, если Рустем накосячит, послужит ему инструментом для харакири. Одаривание холодным оружием очередного династийного зятя почему-то вызывает нервный тик у остальных зятьев и у старшенького.
Ночь хны. Глядя, как невеста традиционно печальна, Хатидже в своем узком кружке членов «Анти-Х» обвиняет ейную матушку в отсутствии совести, но Шах напоминает, что и у них самих право выбора мужа отсутствовало, на кого папаня пальцем ткнул, с теми и поженили.
Получив в руки метку из хны, Михримах поняла, что голопопое детство окончательно ушло.
Мальчишник. Барбаросса, как истинный холостяк, искренне желает счастья новоиспеченному династийному зятю. Рустем интересуется у Усатого, когда же и его настигнет участь семьянина, но у Усатого за долгие годы подобных вопросов уже выработался готовый шаблон ответа «как только, так сразу».
Оставив пацанское общество, Сулейман прошел на женскую половину, и, прочитав дочери красивый стишок, вручил ей выпиленное к торжеству колье.
Глядя, как Усатико вдыхает литрами босфорский воздух, выйдя на балкон, Рустем не упускает возможности намекнуть, что отныне они будут сталкиваться очень часто, потому как оба близки к Мухтешемству, и кто-то из них, догадайся, Усы, кто, покинет эту арену действия. Но-но, ответил Усы, я – преданная собака Мухтешемства, коли он меня напнет, так и уйду, а до того ни-ни.
Никях. Со стороны невесты – по традиции, Сюмбюль (многоженец хренов), со стороны жениха – египтянин Хадым.
Михримах приходит попрощаться с матерью и уезжает во дворец к Рустему, мысленно читая по пути монолог о тяжелой доле дочери падишаха всего мира, рождение которой не принесло матери радости, потому как для выживания в гареме нужно рожать шехзадят, чем больше, тем лучше, кроме того, ее, царску дочь, которой не было ни в чем отказа, выдали супротив ее воли за Рустема.
Придя в спальню и застав там свою невесту с покрывалом на голове, Рустем, не тратя силы попусту на газели и дифирамбы, в доказательство своей многолетней к ней любви, достал пузырек с ядом и предложил свою жизнь ей на блюде, если она пожелает. Становиться вдовой, не попробовав стать женой, невеста не пожелала, а посему, скрыв от зрителей так долго ожидаемый ими хальвет, в 1541г. семейство Рустемовых пополнилось дочерью Айше Хюмашах, а чета Сулеймановых примерила новые статусы: бабушки и дедушки.
Тем временем, Лютфи, взяв на себя функции полиции нравов, дал отмашку на проведение облав в злачных заведениях столицы, дабы распутные гастарбайтерши вкупе с любителями горяченького не подрывали османскую нравственность. Проведя операцию по зачистке столицы от порока, вытряхнув из борделей и поместив в местный «обезьянник» представительниц первой древнейшей профессии, Лютфи велит сослать ударниц постельного труда на остров для перевоспитания. Предполагаю, что данный остров станет лидером секс-туризма.
Диван. Внешнеполитический доклад Хюсрева, из которого становится ясно, что сценаристы решили поиграть на нервах зрителей, упоминая вполне историческую Изабеллу, являющуюся венгерской королевой, да вдобавок еще и матерью малолетнего шехзады. Дабы не возникало историй о том, как некая ее тезка, таинственно испарившаяся из популярной прачечной, родила шехзаду от Мухтешемства, а потом прошла тернистый путь от кастильской принцессы до венгерской королевы, рекомендую погуглить на предмет историчности Изабеллы Венгерской и всей ситуации вокруг ее сына, Фердинанда, Сулеймана и прочих игроков на мировой арене.
Тем временем, Хюррем навещает дочку с внучкой и узнает, что у Михримах лактационный криз, а посему срочно нужна кормилица. Пришедшая кандидатка получает добро и наставления от Михримах.
Чета Сулеймановых ужинают с зятем, во время которого тот докладывает, что в Манисе вновь устроен аттракцион неслыханной щедрости для янычар в честь рождения племянницы. Повод действительно вселенский. Как бы не замечая присутствия Сулеймана, Рустем и Хюррем дискутируют о том, насколько позволительно шехзаде шастать в янычарские казармы по поводу и без и бесконечно осыпать находящихся, по сути, в отпуске (потому как войны никакой вроде бы нет) золотишком.
Чета Адамс трапезничает. Лютфи возмущен, что Рустем прет, как танк, и даже осмелился перебить самого В-Азама в Диване, как будто покойного Аяза сам сроду не перебивал. Шах велит ему как следует присесть на уши Сулейману, чтобы тот, наконец, отправил Мехмета на вольные хлеба, ведь в таком разе Хюррем будет обязана сопровождать засидевшееся в столице великовозрастное дитятко.
Придя на неизвестную могилу известного солдата, Матракчи застает там даму печального образа. Подойдя поближе, Насух убедился, что покоя ему теперь точно не видать, поскольку вновь объявилась его бывшая псевдожена в весьма непрезентабельном виде, поведавшая печальную историю о том, что не нашла свою дочь, потому как семья ее бывшего любовника почему-то не стала ждать многолетнего возвращения блудной мамаши, а уехала, не оставив следов. Профукав все средства, Нигяр решила вернуться. Выслушав от бывшей, что это Хюррем и Рустем погубили ее жизнь и отняли у нее дочь, Матракчи, самолично отвезший девочку подальше от Нигяр, сочувственно ей покивал.
Лютфи, придя с докладом к Сулейману, исполняет волю любимой супруги и буквально продавливает вопрос об отправке Мехмета в санджак. В разгар раздумий Сулеймана об этой проблемке приходит Рустем, который, услышав обо всем, советует ему хорошенько все обдумать, вызывая недовольство у Лютфи.
Хюррем навещает Михримах и рассказывает, что Мустафа покупает голоса избирателей-янычар, и в Диване все Паши на его стороне, а у Рыжих есть только Рустем.
Династии ужинают, как обычно тролля друг друга. Чтобы вечер перестал быть томным, на сцене появляется Нигяр с потерянным взглядом и печальной историей. Поинтересовавшись у дамы, как она дошла до жизни такой и чего ей, собственно, от Династий нужно, султанши услышали, что теперь уж точно не денег.
Придя домой и застав тещу в гостях, Рустем докладывает ей, что в скором времени ее шехзадятки, за исключением Джихангира, разъедутся по санджакам и Лютфи трется там, пытаясь решить данный вопрос в свою пользу.
Бордель. Облава. Сам В-азам пожаловал и кулаком в морду засвидетельствовал свое почтение хозяину заведения, посмевшему вскрыть опечатанные двери и набрать новый штат развратных сотрудниц. Чтобы ликвидировать очаг разврата, Лютфи велел всех, включая хозяина, арестовать и кинуть в СИЗО.
Рустем и Хюррем совещаются в коридоре, как бы увильнуть от решения о санджаках, их подслушивает кормилица. Проводив тещу, Рустем возвращается к Михримах, которая спрашивает, что там, с санджаками. Заметив, что кормилица греет уши, Рустем выпроваживает ее и интересуется у жены, откуда появилась эта дева и кто ее прислал.
Сулейман советуется с Барбароссой и Усатым по поводу отправки шехзадей по санджакам. Те единодушно заявляют, что пора-пора, давно пора.
Династии сообразили новый план, главная роль в исполнении которого поручена явно улетевшей Нигяр. Пришедший Лютфи радует своих госпожей тем, что их приказ он выполнил, и вопрос отправки сразу 3-х шехзадей решен, а значит, Хюррем скоро покинет Топкапский сарай. Осталось подобрать место отправки.
Шах принимает у себя кормилицу дочки Михримах, которая докладывает о том, что Хюррем постоянно навещает внучку, а вчера они шушукались с Рустемом по поводу санджаков, и Хюррем была дико недовольна. Зато довольна Шах.
После скучного заседания Дивана Сулейман зовет Мехмета прогуляться и приглашает Лютфи присоединиться к ним, что вызывает подозрение у Рустема. На прогулке Сулейман сообщает Мехмету, что отправляет их по санджакам, и спрашивает у Лютфи, куда тот рекомендует их послать.
Лютфи, придя домой, сообщает, что вопрос решен. Мехмет едет в Амасью, погодки – в разные концы Османии. Значиццо, Хюррем придется мотаться по всей империи, инспектируя всех сразу, и Топкапы останется без присмотра.
Счастливый Мехмет сообщает матери, куда едет он и остальные. Видя, что маман взгрустнулось, наивный Мехмет "успокаивает" ее тем, что она поедет с ним.
Династии приходят в гости к Михримах в сопровождении толпы сопровождающих наложниц с зашторенными физиономиями, одна из которых – Нигяр.
Хюррем заявляет Рустему, что раз Мехмету положено ехать, пусть едет, но только не к черту на кулички, а, исключительно, в Манису. На замечание собеседника, что Маниса вообще-то уже занята, Хюррем отвечает, что ее, в принципе, не волнует, каким образом Рустем, желание которого она выполнила, отдав ему в жены свою дочь, провернет это дело, но Мехмет должен набираться опыта в Манисе – колыбели будущих правителей.
Пока Михримах принимает тетушек, оставленная в коридоре Нигяр видит, как несут новорожденную. Хатидже с надеждой интересуется, не обижает ли Рустем их племянницу. Михримах разочаровывает Династий ответом, что Рустем носит ее на руках. Выйдя в коридор и убедившись, что засланная Нигяр уже растворилась в коридорах рустемова жилища, аристократичные убийцы, довольные, покинули место будущего исполнения их плана.
Вечер. Хюррем ужинает с Михримах, выражая беспокойство визитом Династий и велит дочери не доверять им. Михримах просит ее остаться на ночь, потому как на душе у нее неспокойно.
Тем временем Шах делится со своим Мрачным плохим предчувствием. Тот в ответ советует не доверять шлявшейся где-то два года Нигяр, у которой в глазах периодически проглядывается отсутствие разума, и не навредила бы эта мстительница Михримах и ее дочери. Но Шах уверяет, что Нигяр только лишь ликвидирует Рустема, потому как ради исполнения своего самого горячего желания она и вернулась. Мрачный между делом сообщает, что Хюррем осталась ночевать там же.
Ночь. Нигяр вылезает из подсобки и, прихватив канделябр, направляется вершить расправу. Миновав комнаты Хюррем, Михримах и Рустема, смертница устремляет свой маниакальный взор на колыбельку новорожденной…

To be continued…

0

28

ПОДСКАЗКИ НА 100 СЕРИЮ

http://s2.uploads.ru/F3sRg.png

+2

29

ВЕЛИКОЛЕПНЫЙ ВЕК КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ 100 СЕРИИ

http://s1.uploads.ru/NgzZ0.png

+1

30

ВЕЛИКОЛЕПНЫЙ ВЕК СОДЕРЖАНИЕ 100 СЕРИИ

Рустема будит Гюльбахар Калфа и сообщает о смерти одного из охранников. Он узнает о пропаже своей дочери Айше Хюмашах. Михримах в ужасе от этих событий, она находит поддержку от отца и матери. Гюльбахар нашла в комнате пропавшей Айше сережку Нигяр хатун. Султан Сулейман велит Бали бею найти Нигяр, казнить ее и найти его внучку. Также Рустем паша лично отправился на поиски дочери. Нигяр упрашивает двух мужчин взять ее и ее "дочку" на лодку, они соглашаются. Рустем узнает о том, кто украл его дочь -Нигяр. Хюррем пребывает во дворец Шах Султан и требует сказать о местонахождении ее внучки.
Янычары разыскивают ребенка Михримах и Рустема. Хюррем в гневе угрожает Шах Султан, Хатидже Султан и Лютфи паше, и говорит о том, что Нигяр рано или поздно будет найдено и непременно скажет о том, кто ей дал этот приказ. Хатидже говорит Хюррем, что она не в праве их обвинять и приказывает ей покинуть дворец. Лютфи паша не в курсе дел, Шах говорит ему, что она лишь хотела чтобы Нигяр убила Рустема. Михримах в огромном шоке от происходящего, она падает в обморок. Тем временем Рустем вышел на след Нигяр с Хюмашах. Рустем с Бали беем , Матракчи и янычарами начинают погоню за ней. Нигяр подошла к краю обрыва. Она говорит о том, что если к ней притронутся, она скинется с обрыва вместе с девочкой. Матракчи говорит ей о том, что это невинный ребенок, он ничем не заслужил смерти. Нигяр отдает ребенка в руки Рустема, а сама скидывается с обрыва. Михримах заходит в покои к отцу и наконец-то воссоединяется со своей дочерью. Хюррем говорит Сулейману, что Нигяр наконец-то получила по заслугам, а те, кто стоит за делом - известны, это враги Хюррем. Хатидже говорит, что порой для некоторых смерть - единственное спасение, а Лютфи паша говорит о том, что Нигяр совершила большой грех.
Сулейман обсуждает с Бали беем Нигяр, и то, что она могла быть подослана кем-нибудь. Хюррем обсуждает с Рустемом тему отсылки Шехзаде Мустафы из Манисы.
Шехзаде Мустафа считает, что он упал в глазах отца. Ташлыджалы успокаивает его тем, что он управляет главным санджаком, из которого наследники восходят на трон. Джихангир расстраивается тем, что его братья уезжают в санджаки. Лютфи паша отправил вон иностранных послов. Рустем паша же интересуется ими и приступает к переговору с ними. Рустем говорит послам о том, что о таких больших вопросах можно говорить только с Шехзаде Мустафой или Великим Визирем. Лютфи паша занимается истреблением проституции в городе.
Рустем говорит Михримах о том, что никто кроме нее не может принести ей вреда. Лютфи паше доставили пойманного в публичном доме Ахмета Челеби. Эбуссууд приходит в дом Лютфи паши, Лютфи предлагает помиловать его, но Эбуссуд в конце концов, наказывает по закону своего сына, и назначает Ахмету 100 ударов, и говорит о том, что перед законом все равны. Рустем приказывает людям распустить слухи о Лютфи паше по городу. Эбуссуд очень разгневан, он проклинает своего сына. Шехзаде Мустафа ведет подготовку к походу на Будин. Султан Сулейман говорит о том, что королева Изабелла и ее сын должны быть под защитой, т.к. они попросили помощи у Сулеймана, а подготовки к походу должны быть еще быстрее. Посол приходит к Шехзаде Мустафе с предложением о перемирии, Шехзаде с гневом прогоняет его и говорит, что перемирие, войну и что бы там ни было может заключать только Султан Сулейман Хан Хазретлери. Рустем паша докладывает Султану о том, что австрийские послы отправились к Шехзаде Мустафе, Султан невероятно разгневан. Лютфи паша при выходе из покоев Сулеймана говорит Рустему, что он знает о его интригах против Шехзаде Мустафы, и чуть было не ударяет его, но Барбаросса его останавливает. Хюррем заходит к Сулейману и спрашивает о его плохом настроении, и связано ли оно с поступком Мустафы, он советуется с ней по этому поводу. Рустем отправляет мужчину в костюме дервиша на задание. Лютфи паша ходит по городу и слышит о себе неприятные слухи, он ударяет мужчину, говорившего о нем. Лютфи паша объясняет причину своих поступков, она лишь одна - прелюбодеяние запрещено Богом и является нечистью. Один из толпы говорит о том, что не только немусульманки, но и одна мусульманка была замечена среди проституток. Лютфи паша в гневе, приказывает ее привести.
Подосланный Рустемом "дервиш" говорит Сулейману - скоро вы выйдете в поход, берегите себя, остерегайтесь собственной крови, или при возвращении вы потеряете всех, кого любите. Сулейман очень пугается. К Лютфи паше приводят женщину, занимающуюся проституцией, он пристыжает ее тем, что она мусульманка и он отправляет ее к Эбуссууду. Она говорит Лютфи паше, что он так ненавидит женщин, так как он сам никогда не видел любви женщин сам. Женщину казнят жестким образом, ей сжигают интимные органы. Шах Сутан сообщают о поступке ее мужа. Она говорит о том, что он ужасно поступил, без суда он сам назначил ей наказание, к тому же такое позорное и жесточайшее. Лютфи паша говорит, что это для того, чтобы всем это было примером, он Великий Визирь этого государства, а она не смеет вмешиваться в ео дела. Шах решает развестись с Лютфи пашой, он ударяет ее. Его останавливают, и выводят на улицу, он говорит, чтобы его отпустили. На улице его видит Султан Сулейман. Он заходит к Шах, она говорит о том, что Лютфи ударил ее. Султан Сулейман объявляет Лютфи паше, что он больше не Великий Визирь и приказывает его бросить в темницу. Лютфи в темнице, к нему приходит Хюсрев. Лютфи говорит ему чтобы он был рядом с Шехзаде Мустафой и не дал гиене Рустему строить интриги против него. Эсмахан умоляет Шах Султан простить ее отца.
Хатидже в ужасе от происходящего и удивляется тому, что и муж Бейхан, и ее муж, и муж Шах все постигли одну участь. Гюльфем говорит Хатидже, что ее муж Хюсрев станет Великим Визирем, Хатидже говорит, что это невозможно, Хюррем эту возможность не упустит, а это еще хорошие дни, все впереди. Сулейман ужасается о т того, что происходит вокруг него, не понимает кто же причина этого зла вокруг него, и говорит Бали бею, что хотел бы чтобы все были таким же преданным как он. Сулейман вспоминая слова псевдо-дервиша видит во сне Мустафу Султана с окровавленным ножом и убитых 5 своих детей и Хюррем. Затем во сне Сулейман набрасывается с мечом на Мустафу и просыпается.
Шах Султан просит у Сулеймана не убивать Лютфи пашу ради дочери. Лютфи пашу приводят в покои Сулеймана.
Сулейман говорит Лютфи паше, что он заслуживает казни, Лютфи спокойно склоняет голову перед ним. Сулейман в гневе, но по просьбе своей сестры отправляет Лютфи пашу в ссылку, а не казнит, Лютфи паша безразлично на это реагирует. Султан Сулейман советуется с Рустем пашой насчет Шехзаде Мустафы. Рустем говорит о том, что Мустафа встретился с послами вражеского гос-ва, но он не знает о чем он говорил с ними, Мустафу очень любят янычары и народ, и Шехзаде очень близко к Стамбулу, при желании он может приехать в столицу очень быстро. Шах встречает Хюррем и говорит чтобы она рано не радовалась и ей не нужен Лютфи, чтобы избавиться от Хюррем, Хюррем же говорит, что устала от пустых угроз. Сулейман Хан на собрании объявляет Сулейман-пашу Великим Визирем, все в огромном удивлении. Султан сообщает Сулейман-паше, что он даст ему важное повеление относительно Шехзаде Мустафы.

0


Вы здесь » КОРЕЙСКИЕ СЕРИАЛЫ » НОВЫЕ СЕРИИ, ПРОМО, СОДЕРЖАНИЕ СЕРИЙ, ФОТО » ВЕЛИКОЛЕПНЫЙ ВЕК СОДЕРЖАНИЕ СЕРИЙ